В Барановичах эвакуировали жильцов дома: мужчина позвонил в экстренные службы 25 раз

16.01.2018 - 11:19

Новости Беларуси. В Барановичах 15 января мужчина позвонил 25 раз в экстренные службы с различными жалобами и угрозами.

Как сообщает УВД Брестского облисполкома, 50-летний местный житель при общении с сотрудниками милиции вёл себя неадекватно. Он не открыл дверь и угрожал покончить с собой.

Чтобы обезопасить людей, правоохранители эвакуировали из дома 11 человек. Также были отключены газ и электричество.

После неоднократных попыток провести переговоры, сотрудники милиции задержали мужчину. После чего правоохранители проверили дом на наличие предметов, которые могут угрожать жильцам. Ничего подобного не обнаружилось.

Выясняются причины и мотивы действий задержанного. Его передали медицинским работникам.

Зимой прошлого года житель Гомеля устроил переполох. Мужчина стрелял в подъезде многоэтажного дома.

Было сделано не менее 10 выстрелов – здесь подробнее.

Люди в материале: нет
Loading...


«Решила тут гнобить нас». Женщина готова жить и трудиться на селе, но за что на неё жалуются соседи?



Новости Беларуси. Настоящая война между соседями развернулась в деревне Мостки Гродненского района, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. 

Причиной раздора стали 12 коров, которых содержит одна из семей. Местные жители жалуются на неприятный запах и вытоптанные поля. Но на горячую линию телеканала СТВ обратились не они, а сама владелица животных. Она бы и рада не мешать соседям, вот только диалог с местной властью не выстраивается.

На место выехала Галина Буро.

Людмила Коженевская привычным движением заводит свой фирменный транспорт. Называет его мобильной дойкой. Смастерила агрегат вместе с мужем не для оригинальности, мера вынужденная, чтобы добраться на пастбище. Ведь его выделили за лесом, за полем, в другой деревне.   

Жалуются на запах и предлагают стать юрлицом. Хозяйка 12-ти коров не может найти диалог с властью и соседями

Рядом с домом Людмилы есть пастбище, но его не дают, мол, земля принадлежит хозяйству. Женщина парирует: так ведь и та, что у неё, тоже от СПК. Почему бы просто не поменять одно на другое.   

Галина Буро, корреспондент:
Людмила с мужем переехала из города в деревню 8 лет назад. Хотели обзавестись большим хозяйством. Сегодня у них 12 коров, молоко продают людям. И, по сути, мечта сбылась. Пока семья не столкнулась с целым ворохом проблем.

Всё началось с соседей, которые начали возмущаться из-за неприятного запаха от коров. 

Раиса Игнатовичжительница деревни Мостки:
Она решила тут гнобить нас. Вот ферма среди деревни – где вы такое видели? 20 коров, ну, может, пусть у неё и 100 коров будет, понимаете, мы не против, но чтобы чистота, порядок.

Людмила же не без гордости демонстрирует своих коров: чистые, упитанные. Вот только содержать их всё сложнее. Построить на своём участке сарай нельзя по санитарным нормам – соседские постройки слишком близко.

Недалеко от дома дали участок для заготовки кормов, но рано радоваться: капитальных строений там нельзя возводить, только временные. 

Людмила Коженевская, жительница деревни Мостки:
С деревьями да, тоже вопрос. В райисполкоме мне сказали, нужно брать разрешение. В сельсовете мне сказали: «Ты можешь запросто срезать, потому что это твой участок».

Между тем, ситуация в деревне накаляется. Людмила показывает десятки штрафов и предписаний – соседи то и дело вызывают на неё различные службы. Здесь же письма от местной власти. Пишут, что решить проблемы с землёй поможет только открытие фермерского хозяйства. А у женщины больше вопросов, чем ответов. 

Людмила Коженевская:
Занимаюсь я подсобным хозяйством так-сяк. А когда я буду юрлицо, ко мне приедет санстанция, ко мне приедет землеустроитель, ко мне приедет архитектура и дадут такие штрафы, что боюсь тут же мне придётся и закрыть это фермерское хозяйство.

К тому же, для фермерского хозяйства надо увеличивать поголовье. К этому Людмила не готова. Но в сельском совете настаивают: свободных земель нет.   

Елена Андрусевич, председатель Озёрского сельского исполнительного комитета:
Мы всё посмотрели, всё, что можно. И ничем мы ей в данной ситуации помочь не можем. Только вот она должна открывать крестьянское фермерское хозяйство.

В итоге, аргументы обеих сторон подкреплены законодательно, нет одного – человеческого фактора. Без ответа остаётся и вопрос: так кто же должен помочь женщине, которая готова жить и трудиться на селе?