Жительница Брестской области уже 18 лет возрождает ткачество народных поясов

22.10.2014 - 20:26

Новости Беларуси. Древнее ремесло и национальные традиции. Жительница Брестской области  возрождает ткачество народных поясов. В ее коллекции – точные копии старинных изделий и современные вариация одного из древнейших предметов гардероба. Причем даже краску ремесленница  изготавливает по старинным технологиям, используя отвар трав.

На «дощечках», «на бердичках», «на ниту». Непонятные сегодня слова всего несколько столетий назад были в повседневном лексиконе наших предков, а без виртуозного владения этими самыми «бердичками» девушка могла прослыть «белоручкой». Например, в сундуке у невесты должно было храниться не менее сотни поясков.

Сегодня, спустя века, почти утраченное ремесло народного ткачества вот уже 18 лет восстанавливает по крупицам мастер из Березы Татьяна Зданевич.

Татьяна Зданевич, мастер народных ремесел:
Нужно привязаться. Раньше наши предки точно так же привязывались к сараю, в доме где-то. Технология кажется простая, но если чуть слабее натягивать, дощечки начинают между собой не согласовывать обстоятельства, они начинают уже крутиться.

Искусница подчеркивает: ее пояса народные, то есть те, что когда-то люди использовали каждый день. Их часто путают со Слуцкими.

Но мастерица объясняет: такие ткали в каждом доме. Слуцкие же – бесценные произведения искусства – изготавливались на мануфактурах высококлассными ткачихами из дорогих нитей.

Древнее ремесло к современным технологиям Татьяна адаптировать не стремится. Смысл своей работы видит в возрождении и сохранении национальных традиций.

Татьяна Зданевич, мастер народных ремесел:
Вот это копия Споровского пояса. Не настолько были яркими розовые пояса. Мы ищем подобие, но нет таких ниток. Хотя многие нитки я крашу сама. У родителей были когда-то овцы, у меня остались нитки из прошлого.

К слову, принадлежности для ткачества у Татьяны тоже исключительно ручной работы. Сегодня мастерица признается: без родительской поддержки и «золотых» рук отца не справилась бы. 80-летний мужчина, что называется, по наитию изготавливает для мастерицы необходимые инструменты.

Николай Говенчик, отец:
Я не знал, но мне Татьяна сказала, что надо. В старину у родителей все свое было. Все ткалось.

Березовская хранительница традиций ткачества – частый гость на международный выставках и фестивалях. Интересу к белорусской культуре Татьяна искренне рада и с удовольствием отмечает: творения ее рук есть в коллекциях польских и даже американских ценителей народного творчества.

Татьяна Зданевич, мастер народных ремесел:
Я считаю, что наши пояса, белорусские, где бы ни были, в любой стране – это реликвия, ценность. Ценность, которую мы никогда не должны терять. Поэтому какие же мы потомки, если мы не сохраняем прошлое.

Свои умения мастеру уже есть кому передать: Татьяна преподает в школе искусств, но главными преемниками ремесла называет своих дочерей. В 2015 году планирует организовать персональную семейную выставку, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Люди в материале: нет
Loading...


«Меч как живой, только им никого нельзя зарезать». Чем живут белорусские ремесленники?



Новости Беларуси. За последние пять лет количество ремесленников в нашей стране увеличилось в четыре раза. Сейчас их более 8 тысяч, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Откуда такой интерес к народным традициям, и какие ремесла развивают белорусы? Выясняла Кристина Федорович.

– У меня, допустим, меч легионера десятого легиона. Как живой, только что им нельзя никого зарезать. Раньше можно было, сейчас нельзя, они все не заточены.
– А этот?
– А это меч ведьмака.

Два месяца кропотливой работы, и старинное оружие готово. В мастерской Александра прописались войска, которые не знают поражений. Настоящая мечта полководца.

Все началось в школе с лепки из пластилина, а после художественная обработка металла стала делом всей жизни. Ну а что из этого вышло – лучше один раз увидеть.

Александр Апанович, историк, реконструктор, член Союза мастеров Беларуси:
Вот мои любимые тамплиеры. Вот он, рыцарь-тамплиер на коне. Это самая интересная тема, XII-XIII век, эпоха крестовых походов. Это не самая сложная из фигурок. Схема такая же: это лепка и потом отливка. В чем прелесть – здесь еще покраска.

Такая фигурка может обрести нового хозяина в среднем за 40 рублей. Важна не материальная сторона. За каждой из них – своя эпоха, национальность и биография.

Анастасия Мороз, ремесленница:
Создание такой мышки – часов пять-шесть. Но это учитывая, что она уже не первая, мышки пользуются популярностью и рука набита.

В руках Анастасии охотничьи трофеи становятся искусно выделанными зверюшками (найдите пять отличий от настоящих). Главный секрет: только натуральная овечья шерсть и любовь к своей работе.

Анастасия Мороз:
Приходишь, оформили, без проблем работаешь. Для меня было вообще шикарно, никаких ограничений.

В основном повторяют своих животных. Даже были варианты, пару заказов, что животных уже нет, мне скидывали фотографии, и я делала по аналогу. Были счастливы люди, что осталось воспоминание.

Хендмейд у нас еще как-то ассоциируется с «подешевле». За границей хендмейд – это что-то на уровне фантастики. Для Беларуси ценник ниже гораздо.

Руслан Красичков, ремесленник:
Прошлого века антикварные стулья наши 70-х годов, очень интересные и в таком формате восстановленные.

Глина, металл, лоза и дерево – все эти материалы подвластны Руслану. Пять лет назад он оставил работу в офисе и полностью посвятил себя ремесленничеству, открыв лавку. В ней можно найти почти все: от детских игрушек до банных принадлежностей.

Руслан Красичков:
По сей день, на протяжении пяти лет, я не пользуюсь совершенно никакими средствами по уходу за телом и за собой другими, только своими. Все в моей семье, мои родственники, пользуются моим мылом, моими мочалками натуральными.

Я работаю 24 часа в сутки, потому что, даже ложась спать, ты понимаешь, что мозг не отключается. Постоянно какие-то вынашиваешь изделия, засыпаешь и просыпаешься со своими работами, которых еще нет. Ремесло, оно человека никогда не отпускает. Если ты один раз в него вошел, ты в нем на всю жизнь остаешься.

Илья Аристов, ремесленник:
Круціцца, круціцца, выравніваецца, прасуецца. І рэшта рэшт атрымліваецца такое донца.

А вот для Ильи слова работа и ремесло не одно и то же. Мужчина трудится на заводе, свободное время посвящает плетению, это его панацея. Хотя в лихие 90-е первую шляпку своими руками мастер делал почти два года.

Илья Аристов:
На такі капялюшык трэба 17 гадзін. Убачыў у сябра капялюш на галаве, і так захацелася мець самому. Прыставаў да яго: «Навучы!». Ён паказаў самае галоўнае – рух, як пляцецца зубатка (яна «зубатая» такая) з чатырох саломін. Атрымалася.

Один такой головной убор можно купить за 65 рублей. В среднем берут две шляпы в месяц, поэтому говорить о большом доходе от ремесла приходится крайне редко.

Но все-таки о меткости: можно ли превратить хобби в бизнес, а главное – как и где реализовывать хендмейд-изделия?

Кристина Федорович, корреспондент:
Ремесленники оттачивают не только свое мастерство, но и навык использования интернет-пространства. Взять тот же Instagram. Страничек с предлагаемым товаром масса, будь то изделия из бисера или мыло. В описании профиля часто можно встретить надпись «доставим в любую точку мира». Географически получается, можно сказать, масштабный бизнес. Правда, где та самая грань между ремесленником и самозанятым?

За пять лет в Беларуси стало в четыре раза больше ремесленников

Уникальность в каждом очертании и, конечно, в том, что все сделано своими руками. Благодаря таким преданным своему делу людям все отчетливее выражается творческое «я», а как следствие – колорит белорусской культуры.