Город Рогачёв (Гомельская область): здесь, в доме у родного дяди, Владимир Короткевич начал писать «Колосья под серпом твоим»

27.09.2013 - 21:08

Имел ли город Магдебургское право, неизвестно, потому что об этом упоминается только косвенно. А вот герб Рогачёв получил в 1781 году. Это рог барана на щите. Почему именно рог? Говорят, что если смотреть на Рогачёв с высоты птичьего полёта, то город между двумя реками – Друтью и Днепром – как раз и напоминает бараний рог. Но вот кто пролетал в конце 18 века над Рогачёвом, так и осталось тайной.

В конце 18 века Рогачёв стал одним из крупнейших центров на пути по Днепру от Могилёва до Киева. Тут начала развиваться лесная промышленность, начали появляться заводики, мастерские, артели. А в конце 19 века в Рогачёве даже был построен театр, который назывался «Модерн». К сожалению, здание театра до наших дней не сохранилось. Но рассказывают, что труппа рогачёвского театра «Модерн» имела успех далеко за пределами Беларуси. А в самом рогачёвском театре даже пел сам Фёдор Шаляпин.

В середине 19 века в Рогачёве жило более 4,5 тысяч населения. Самые известные и зажиточные рогачёвские роды на местных кладбищах имели свои часовни-усыпальницы. А один из родов имел фамилию Иолшины.

Александр Рикунов, научный сотрудник:
Семья Иолшиных – Василий Васильевич и Варвара Алексеевна – это богатейшие люди нашего города. Он участник Крымской кампании, генерал-майор, участник также кампании 1877 года, и за эту кампанию получивший за храбрость золотую саблю из рук Александра ІІ. Когда в Рогачёве было практически 3-4 кирпичных здания, они за свои средства построили несколько зданий, и потом Варвара Алексеевна после смерти Василия передала их городу, подарила. Это реальное училище, где сейчас 2-я школа, это театр, богадельня, это дом дворянского собрания. Они, к сожалению, последние три не сохранились.

В рогачёвскую учительскую семинарию принимали всех, кто достиг возраста 16 лет и обязательно имел диплом об окончании народного училища. Говорят, что преподавателями в учительской семинарии были лучшие выпускники университетов Российской империи. Например, рисование преподавали выпускники Строгановки, гимнастику – выпускники Виленского юнкерского училища. И что ещё интересно, что одним из обязательных предметов был предмет по плетению корзинок. Зачем учителей учили плести корзинки? Может, уже тогда будущих учителей отправляли на «картошку»?

В 1783 году на этом месте стоял деревянный костёл бернардинцев. Но после восстания Кастуся Калиновского в Беларуси были закрыты 19 бернардинских костёлов, среди которых был и рогачёвский костёл. И только в 1911 году ксёндз Бернатович на деньги прихожан и рогачёвской шляхты начал строительство нового кирпичного костёла, но до наших дней этот костёл дошёл только вот в таком виде. Но рогачёвские католики не теряют надежды в скором времени увидеть костёл отреставрированным.

Раньше в Рогачёве было несколько храмов. Это и костёл, и православный собор, униатская церковь, которая была построена ещё в 16 веке. Находилась она на Замковой горе, потому так и называлась – Замковая церковь. И вот говорят, в той церкви находились портреты всех князей Великого княжества Литовского. А вот эта православная церковь появилась в Рогачёве в конце прошлого века и назвали её в честь собора Александра Невского, который был уничтожен во время Второй Мировой войны.

Когда началось восстание под руководством Кастуся Калиновского, на Приднепровье Калиновского поддержали. Шляхтич из-под Рогачёва Томаш Гриневич собрал повстанческий отряд и принял в нём активное участие. Но восстание, как вы знаете, потерпело поражение, отряд был разбит, а Томаш Гриневич попал в плен.

Где-то здесь, на берегу Днепра, Гриневич был расстрелян и брошен в яму. Место его захоронения неизвестно, но память о нём живёт и сегодня. Кстати, Томаш Гриневич является предком по материнской линии нашего известного белорусского писателя Владимира Короткевича.

Вот сюда, в этот дом Гриневичей, приезжал сначала к своему деду, потом к своему родному дяде Игорю Васильевичу Гриневичу Владимир Семёнович Короткевич. Здесь его родной дядя, который, кстати, очень хорошо владел белорусским языком, рассказал своему племяннику об их дальнем родственнике – о повстанце Тамоше Гриневиче и даже пересказал ему молитву повстанцев. Повстанцы перед смертью молили только об одном: умереть с достоинством, как умирают колосья под серпами жнецов, чтобы потом стать хлебом.

И вот здесь в Рогачёве у Короткевича родилась идея написать роман о повстанцах Калиновского. И здесь он начал писать «Колосья под серпом твоим». В этом доме Владимир Семёнович написал «Ладью отчаяния», «Чозению», «Нельзя забыть» и много-много других своих произведений.

Люди в материале: Александр Рикунов
Loading...


Впервые за 100 лет белорусские художники нарисовали интерьеры Дворца Румянцевых и Паскевичей



Новости Беларуси. Впервые за сто лет белорусские художники нарисовали интерьеры Дворца Румянцевых и Паскевичей в Гомеле, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.     

Пленер, посвященный столетнему юбилею одного из самых посещаемых музеев страны, собрал тех, кто считает Гомельскую область своей малой родиной. Среди привычных пейзажей с видами дворца, собора и княжеской усыпальницы нашли место и новые ракурсы.  

Ныне утраченный черно-белый фонтан из прошлого ожил на фоне цветного настоящего, а по крупицам восстановленные интерьеры дворца, залитые летним солнцем, запечатлены в почти воздушной акварели. Работы пополнят собрание дворца.   

Татьяна Литвинова, заведующая художественным отделом Гомельского дворцово-паркового ансамбля:
Прекрасно, что появился новый жанр, кроме пейзажа, портрет. И самое важное: ушедший в бытие жанр интерьера. Сложный, но художники попробовали и получилось. С серебряного века, как мне известно, никто к этому жанру не возвращался, и я просто торжествовала, когда видела художников с кистями, изображавших дворцовые интерьеры.  

Владимир Прокопцов, директор Национального художественного музея Беларуси:   
Я думаю, гэта такая цiкавая форма работы. Мастакi на працягу 10 дзён пiсалi i пакiдаюць творы ў дар. Гэта летапiс сённяшняй Беларусi. I гэта каштоўны падарунак у скарбнiцу палацава-паркавага ансамбля.  

Гомельский дворец вдохновляет художников уже не первое столетие. В разное время его писали Мартин Залесский, Наполен Орда, Аким Шевченко и Борис Звиногродский.