«От таких экосистем мы сегодня получаем огромнейшую пользу». Как белорусские болота приносят стране миллионы евро?

16.09.2021 - 20:54

Новости Беларуси. На родине Ивана Мележа восстановили легендарные топи, описанные классиком в «Полесской хронике». Первоначальные пейзажи воссоздали на низовом болоте Ладово – всего более 4 000 гектаров. Этого достаточно, чтобы восстановить оптимальный гидрологический режим на площади втрое больше, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

За последние 15 лет в Беларуси проделана колоссальная работа. Болота приросли почти на 70 тысяч гектаров. Объемы беспрецедентные для европейского континента. Однако перспективы куда шире: повторному заболачиванию в нашей стране подлежит еще 500 тысяч гектаров.

Андрей Худык, министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Беларуси:
Создана нормативно-правовая база, чтобы восстанавливать такие экосистемы. Сегодня есть закон «Об охране и использовании торфяников». И хочу сказать, что от таких экосистем мы сегодня получаем огромнейшую пользу. Поэтому эту задачу сегодня в Республике Беларусь выполняем, она заложена в планах социально экономического развития и стратегиях до 2030 года.

К 2025 году в Беларуси должна появиться и система торговли квотами на выбросы парниковых газов. При сегодняшних расценках один только массив Ладово, где выбросы сократились в два раза, позволит стране ежегодно получать дополнительно порядка 2,5 миллиона евро – неплохие дивиденды от жизни на болоте.

Loading...


Знает, как приманить к себе зверя. Поговорили с егерем, который занимается фотоохотой



Анастасия Макеева, корреспондент:
В его объективе портфолио дикой природы. Сегодня мы отправимся за лесными приключениями с уникальным егерем и узнаем особенности национальной фотоохоты.

Лисьи посиделки, ланч косуль и веселая семейка енотовидных собак. Он всегда с собой берет фотокамеру.

Виктор Ярошук, инженер по охотничьему хозяйству Негорельского учебно-опытного лесхоза:
На опушке у леса остановились, косули стоят, смотрят на комбайны. Косулята успокоились, покормились, полежали. А самка косуля, как настоящая мать, больше часа стояла и смотрела на комбайн, не шелохнулась.

Виктор Ярошук 40 лет трудится инженером-охотоведом в Негорельском лесхозе. Но любовь к миру животных была задолго до профессии. Еще в школьные годы чудесные отец-лесник познакомил с зеленой планетой. Первоклассником сажал лес, а за сбор шишек купил себе первые часы.

Виктор Ярошук:
В старших классах родители подарили мне фотоаппарат ФЭД-4. Любовь к природе плюс фотоаппарат. В нынешнем университете (тогда институт имени Кирова) на лесном хозяйстве я приобрел красногорский фотоснайпер, уже тогда увлекся съемкой животного мира.

В объективе очей очарованье – родная Дзержинщина. По горячим следам Виктор Владимирович отправляется на подкормочные. Строит шалаши и сидит сутками в засадах. Но это не гарантия успеха. Каждый фотосет что «лось в мешке» – сплошные приключения.

Виктор Ярошук:
Вижу, мелькает серенькое, думаю, кабанчик молодой. Поближе – какой кабанчик, волк. И я щелк, щелк, он тут же среагировал. Случай съемки волка в дикой природе волка – это уникально. Мне в жизни только дважды приходилось.

Фотоохота дело тонкое. Слиться с природой и стать невидимкой. Быть тише воды, ниже травы. Разведать тепленькое местечко, рассчитать время и скорость ветра, даже знать язык природы. У пернатых, например, идеальное зрение. Поэтому ждать, пока вылетит птичка,  еще та задачка.

Анастасия Макеева:
Оленю же не скажешь, чтобы он улыбнулся тебе в кадр. Надо знать и характер животных, все же себя по-разному ведут.

Виктор Ярошук:
Прежде всего надо предусмотреть, чтобы зверь не учуял запах. У них слух прекрасный, не должна треснуть веточка какая-то.

Анастасия Макеева:
А есть какие-то секреты, как их по звукам приманить?

Виктор Ярошук:
Лиса может находиться 200 метров от тебя, возьмешь, намочишь палец и тихонько пропищишь. Это как писк мыши. Чуть ли не к ногам придет.

Сезон имеет значение. Весной во время половодья хороши бобры. Осенью можно закружиться в воздушных танцах скворцов и сделать ставки в поединках сохатых. За даму сердца олени борются как рыцари. В любом случае искусство требует жертв. Многочасовые съемки в напряжении превращают в статую, и мороз бьет по щекам. Но живой кадр – лучший трофей. Азарт только повышает градус.

Анастасия Макеева:
Когда гон, олени же достаточно агрессивные, или когда у мамы детеныши, вы не боитесь?

Виктор Ярошук:
Самые опасные в нашей местности дикие кабаны. Когда охотники ранили и преследуют раненого, вот тогда он может напасть, последствия серьезные. Или свиноматка находится с маленькими поросятами, кто-то решил поймать поросенка, стоит поросенку пискнуть, мамаша может броситься на человека и начнет его рвать. Это крайне редкие случаи. Один раз я испугался оленя. Слышу, от меня побежали самки, а оленя это так взбудоражило, он как разревется, идет ко мне, а темнота полная. Я его не вижу, фонарика нет. Я на него: «Ты что, сдурел?» Не реагирует. Достаю от фотоснайпера приклад металлический, металл по металлу, металла звука боятся – не реагирует. Я разворачиваюсь, с криком на него в атаку, но я понял: коли ты труханул, уже не кинешься на меня.

Виктор Ярошук в курсе всех новостей. Глобальное потепление изменило фауну. Ближе к городам реже встречается тетерев и глухарь. А вот белая цапля уже не редкий гость. Раньше можно было мечтать о следах рыси. Но 40 лет охраны сделали свое дело. Семейств кошачьих становится больше, как и косолапых. Особая гордость – олени. В 78-м году в родной лесхоз завезли 30 особей. Сейчас их более 300. Зоотур егерь проводит с удовольствием в местном доме природы. На большом экране транслирует плоды сафари.

Виктор Ярошук:
Если это студенты лесохозяйственного факультета, значит, их больше учебный процесс интересует, биология, особенности, повадки животных. Если школьники, значит, общеобразовательное.

Скромный и талантливый – про нашего Робинзона. В его галерее десятки тысяч чудесных мгновений. Афишировать их никогда не стремился. Это огонек души, который с каждым годом только разгорается. Но память для потомков мечтает оставить.

Виктор Ярошук:
Спрашивали в технологическом университете, НАН издавала. Когда уйду полностью на пенсию, возможностей в этом плане будет больше творческих. Наиболее ценные кадры, плюс какие-то воспоминания, описания, что-нибудь, возможно, со временем будет издано.