«Подслушано в цеху». Чем живёт фарфоровый завод в Добруше и о чём говорят его рабочие?

30.08.2020 - 21:35

Новости Беларуси. Чем живут, чем дышат, о чем мечтают и к чему стремятся белорусские рабочие? Они рассказали об этом в рубрике программы «Неделя» на СТВ «Подслушано в цеху».

Начинаем с завода в Добруше. Кто такие фарфористы и что они скрывают? Подробности в материале Александра Добрияна.

Александр Винокуров, генеральный директор ОАО «Добрушский фарфоровый завод»:
Настоящий фарфор должен иметь белый черепок и звенеть как хрусталь.  

Александру Винокурову известны самые сокровенные тайны чашек, блюдец и супниц. Он в прямом и переносном смысле вырос на Добрушском фарфоровом заводе. С детства приходил сюда на работу к маме, позже сам устроился технологом и доработался до должности генерального директора.

Александр Добриян, СТВ:
Скажите, сколько у вас сервизов дома?

Александр Винокуров:
Много. Сервизы есть дома. Думаю, у каждого нашего работника есть. Но можно отметить, что доля сервизов на рынке уменьшается. Люди больше нацелены на повседневное питание. И уже сервизы, праздники, бабушкины стенки, они уже уходят потихоньку. Минимализм приходит. Поэтому и сервизы, если мы рассматриваем какой-то анализ по годам – доля сервизов уменьшается, В то же время мы стараемся всегда что-то обновлять в этом плане. Сохраняем небольшой процент – порядка 15 % сервизов из всего выпускаемого, но сохраняется.  

Фарфор начинается здесь. Огромные шаровые мельницы измельчают сырьё, которое затем смешивают в огромных емкостях с водой.

Глина, кварцевый песок и полевой шпат – рецепт фарфора китайцы хранили в тайне 400 лет. Однако и сегодня свои секреты есть на каждом производстве. Фирменный рецепт добрушского завода в руках вот этой женщины – Татьяна Демкова вот уже 20 лет ежедневно замешивает до 50 тонн фарфоровой суспензии.

Мы хотим работать. Чтобы не было у нас никаких простоев

Александр Добриян:
Сколько здесь белорусского сырья в этой суспензии?

Татьяна Демкова, инженер-технолог ОАО «Добрушский фарфоровый завод»:
Белорусское сырье у нас здесь один песок кварцевый. Все остальное привозное.

Что привозите? Откуда и что это?

Пегматит. Каолины. Глины. Каолины из Украины, а есть один из России. Глина тоже одна из Украины, а одна из России.

Какие изменения сейчас на заводе больше всего волнуют? За что переживаете?

Мы хотим работать. Чтобы не было у нас никаких простоев. Вот это самое главное. Мы вовремя зарплату всегда получаем. Ну что еще надо человеку? Работа. Зарплата. Здоровье самое главное сейчас, в такое неспокойное время.

Коронавирус на экономику, на зарплаты сильно повлиял?

Нет, не повлиял, у нас мало людей болеет коронавирусом.

Когда началось и объявили в России карантин, не было опасения, что не привезут глину или другие компоненты?

У нас всегда есть месячный, наверное, и двухмесячный запас сырья. Поэтому мы особо не переживали.

Посуду в Добруше производят как по традиционным технологиям формованием и литьем, так и при помощи современного изостатического пресса. Сохраняя высокое качество продукции, он позволяет существенно экономить. И все же фарфор – это много ручной работы. Например, прежде чем кусок пластичной массы превратится в обычную чашку, он пройдет семь пар рук. И в основном это женские руки. Мамы трудятся, чтобы их дети пошли в школу красивыми.

Нужно детей собирать к школе. Одевать, подготавливать их.

Валентина Сыч, оправщик-чистильщик ОАО «Добрушский фарфоровый завод»:
Нужно детей собирать к школе. Одевать, подготавливать их. Дочка в десятый, а мальчик в седьмой класс пойдет.

Сколько в этом году стоит собрать ребенка в школу?

Ребенка собрать… Ну я не знаю, я сужу по себе. Я только самое необходимое покупаю. Это где-то на ребенка рублей 300-350.

Залог экономического успеха в постоянной модернизации производства. Один из важнейших ее этапов – замена печей – дал ту самую фору перед конкурентами десять лет назад. Но с тех пор печи еще раз усовершенствовали. Теперь на обжиг фарфора тратится в три раза меньше природного газа.

Людям больше всего нужен заработок. По сути, люди хотят достойно жить

Сергей Костров, главный теплотехник ОАО «Добрушский фарфоровый завод»:
34 часа старый обжиг у нас составлял – 7 часов новый. Современная печь. Расход газа на трех старых печах мы получали за сутки 17 тысяч приблизительно. На новой – до 7 тысяч за сутки. Экономия большая.  

Александр Добриян:
Это энергоемкое производство?

Да.

Скажите, когда проходят различные переговоры о цене газа для Беларуси, вы следите?

Не просто слежу, еще и сам прошу. К нам недавно приезжал первый вице-премьер. Я сам спросил: можно ли нам каким-то образом снизить цену на газ? Потому что да, действительно, производство энергоемкое. Это не только одна печь, у нас еще другие печи, тоже на газу работают. Все это денежка.

О чем еще здесь в цехах разговаривают?

Людям больше всего нужен заработок. По сути, люди хотят достойно жить. Если про политику… Разговоры-то идут. Ну как не идут? По телевизору мы видим, интернет у каждого есть. Конечно, мы люди. За всем этим следим. У каждого свое мнение.

Главный критерий, я так понимаю, это достойная жизнь?

Конечно! Это самое главное. Да.

«Все понимают, что нам нужно производить продукт». Как на фарфоровом заводе в Добруше переживают волнения в Беларуси?

К слову, зарплаты на предприятии не заоблачные. И отрабатывают люди каждую копейку. Елена Колесникова уверенными движениями выводит золотые завитки. Это действительно самое настоящее золото. Драгоценного металла в краске около 9%. Опытный живописец сетует на извечную проблему отцов и детей. Мол, мода теперь на минимализм.  

Стойкость золота и живопись, которой нужно учиться полжизни, променяли на практичность и временные тренды. 

Елена Колесникова, живописец ОАО «Добрушский фарфоровый завод»:
Потому что я люблю живопись. Именно мазковую живопись, поэтому я ее выбираю. Вот это мне больше нравится.  

Современным, молодым, нравится вот это.

Александр Добриян:
Как думаете, почему?

Елена Колесникова:
Потому что молодежь…

Разговоры о политике, экономике, искусстве и, конечно, детях. Люди как люди. В Добруше говорят: было бы что положить на тарелку, а о том, чтобы качественный фарфор был на каждом столе, они позаботятся.

Loading...


Ушло 15 килограммов шоколада. Белорусский кондитер заняла первое место на международном конкурсе



Новости Беларуси. Праздник, радость, а еще шоколад  это высокое искусство, уверена Татьяна Михеенко. На создание этой скульптурной композиции ушло 15 килограммов элитного шоколада, рассказали в программе «Неделя» на СТВ.

Легендарный Кецалькоатль дарит людям семена чудесного дерева – неделю назад древний сюжет принес ей золотую медаль международного конкурса кондитерского мастерства. 



Татьяна Михеенко, кондитер кондитерской фабрики «Спартак»:
Шоколад для них был основой основ всего. Но я тоже так считаю. Потому что шоколад – это неотъемлемая часть нашей радости, наших эмоций.

Александр Добриян, корреспондент:
Помимо работы, шоколада, творчества, о чем еще говорите?

Татьяна Михеенко:
Честно, у меня самое любимое слово, оно очень коротенькое, – это «мир». Самое любимое слово. Я бы сказала даже, что самое кодовое слово для меня – это «мир». Мы говорим о дружбе, о мире, о будущем. Но помогает в этом шоколад, естественно.



К сожалению, шоколад не может решить все проблемы в мире. Однако сделать холодные осенние дни чуть радостнее ему точно под силу. В этом гомельские кондитеры уверены на все сто.

В эти дни работают на Деда Мороза. Посмотрите, как на кондитерской фабрике «Спартак» готовятся к Новому году (подробности здесь).