Подслушано в цеху. Как в Гомеле превращают алмазы в бриллианты и что на самом деле происходит на предприятии?

27.09.2020 - 19:40

Новости Беларуси. Белорусские драгоценные камни уже давно знают и ценят едва ли не во всем мире, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. День рождения всей ювелирной отрасли нашей страны связывают как раз с огранкой первого белорусского бриллианта на заводе «Кристалл» в 1972 году.

Игорь Позняк, СТВ:
«Бросить в женщину камень можно только в одном случае: когда этот камень драгоценный». Вот так шутил один поэт-сатирик. Сюжет для тех, кто следит за ювелирными трендами, да и для тех, кто скептически относится к богатствам Беларуси.

Гомельское предприятие по огранке алмазов – одно из крупнейших в Европе. Наследие Советского Союза сумели не только сохранить, но и приумножить. Да так, что статус нашего призводства украшено оценочными формулировками «элитное» и «мирового уровня».

Как пандемия сыграла на руку ювелирам и чем гомельские бриллианты лучше голландских?

Александр Добриян узнавал, о чём говорят и думают люди, в руках которых камни на миллионы долларов.



Руслан Сороковой, генеральный директор ОАО «Гомельское ПО «Кристалл» – управляющая компания холдинга «КРИСТАЛЛ-ХОЛДИНГ»:
Мода на брилианты производная от моды ювелирной. На сегодняшний день тут даже не связано с модой, сколько с ситуацией на рынке. Рынок сжался, немножко пошёл спрос на бриллианты не такие крупные, более скромных характеристик.

Руслан Сороковой знает, о чём говорит. В год этот человек продаёт 40 тысяч карат бриллиантов и около 300 килограммов золота. Во многом он сам формирует эту самую моду на блестящую роскошь, и далеко не только в Беларуси.



Александр Добриян, корреспондент СТВ:
Сколько это всё стоит?

Руслан Сороковой:
Всё, что в магазине?

Александр Добриян:
Да.

Руслан Сороковой:
В районе 3 миллионов долларов.



Это не сокровищница арабского шейха. Шоу-рум старейшего в стране ювелирного производства. Сегодня в ассортименте предприятия – более 100 тысяч изделий. Стараются идти в ногу со временем: ставка – на натуральный продукт.



Руслан Сороковой:
Сочетание необработанных алмазов с бриллиантами. Вот это необработанные алмазы. Так как он под землёй лежал миллиард лет, в этом фишка. Это уже для особых гурманов.

Да, они не блестят. Поэтому для того, чтобы блеск был, мы их в комбинации с бриллиантами. Есть блеск уже обработанных бриллиантов и алмаз – нетронутая природа, так как он миллиард лет пролежал под землей. И оно у тебя как своеобразный амулет, который даёт тебе силу, энергию, здоровье.

Спрос устойчивый. Товар не дешёвый. Это стоит 7 тысяч рублей. С одной стороны, он должен найти своего покупателя. Но у нас постоянно заказы – по 10-20 комплектов в месяц. Соответственно, столько же и продается.



На самом деле это довольно скромное по цене изделие. Рядом на полках – камни стоимостью в десятки тысяч рублей. И на них тоже есть спрос.

Отправляемся в святая святых бриллиантового производства. Ведь всё начиналось именно с огранки алмазов.

В далёком 1972 году в Гомеле произвели первый в истории белорусский бриллиант. Сегодня, как и полвека назад, здесь гранят якутские камни. Главный поставщик сырья – крупнейшая в мире алмазодобывающая компания «Алроса».

Игорь Рабус, начальник производства бриллинтов ОАО «Гомельское ПО «Кристалл» –управляющая компания холдинга «КРИСТАЛЛ-ХОЛДИНГ»:
Алмазы, как люди – нет двух одинаковых. Они все разные. В чем сложность работы технолога: по каждому алмазу нужно принимать уникальное решение и получить максимальную стоимость будущего бриллианта.



К слову, далеко не каждый алмаз может стать бриллиантом. После сортировки в работу к технологам идут только лучшие кристаллы. Компьютер помогает вписать в созданный природой объём формы будущего сокровища. Лазер размечает камень, а дальше – дело за людьми.



В этом цеху профессиональных огранщиков больше, чем на всём Североамериканском континенте. Этой редкой профессией владеют полторы сотни гомельчан. В прямом смысле слова – бриллиантовый капитал нации.



Игорь Рабус:
Здесь очень сложная работа. В отличие от других производств, здесь от принятия решения технолога зависит напрямую стоимость готовой продукции. Нет обратного пути. Если что-то испортил, назад не приклеишь, не переделаешь. Бывает, камни, особенно если дорогие, если что-то лопнуло, то камень может стать в десятки, в сотни раз меньше по стоимости. Если мы говорим – 100 тысяч долларов, то будет стоить 1000, назад ничего не склеишь.



С рисками здесь борются огромным опытом и профессионализмом. Средний стаж огранщика – 20 лет. Специалисты годами тренируются на небольших камнях, прежде чем им доверят алмаз чистой воды.

Александр Добриян:
Какой самый большой камень, который к вам в руки попадал?

Александр Швайликов, обдирщик ОАО «Гомельское ПО «Кристалл» –управляющая компания холдинга «КРИСТАЛЛ-ХОЛДИНГ»:
Карат 10, наверное, мы обрабатывали еще на другом производстве, на других площадях. Карат 10-11. Это уже готовые бриллианты, то есть это не полуфабрикат, а после огранщика такие камни были.

Александр Добриян:
А вы представляете, сколько это стоит? Камень в 11 карат.

Александр Швайликов:
Да. Это очень много.

Александр Добриян:
Если сравнивать с вашей зарплатой? Бриллианты часто покупаете?

Александр Швайликов:
Нечасто, но жене покупал. У жены есть бриллиант, и не один. Нормально. И поменьше, и побольше.



Никакой алхимии – чистая физика. В основе сказочного блеска – особенности строения кристалла. Всё давно просчитано до микрон: идеальная форма огранки – круглая, на 57 граней.



Игорь Рабус:
Там есть эффект полного внутреннего отражения. Угол 24,5 градуса. Получается, все лучи, которые заходят через верх бриллианта, должны отразиться от граней низа и опять выйти через площадку. Плюс к тому, когда входит белый луч, будет отражаться под разными углами. Получается дисперсия цвета. Белый луч раскладывается на радугу. Так достигается блеск и игра будущего бриллианта.



Несмотря на то что гомельские бриллианты сверкают в изделиях крупнейших ювелирных домов планеты (тех же Tiffany и Cartier), ставку здесь делают на собственное производство украшений. До 20 % камней отправляют на соседний участок, где они становятся частью перстней и подвесок.

Ювелир Сергей Уласик признаётся: его любимая работа – обручальные кольца. Ведь если их заказывают, значит где-то рождаются новые семьи.

Александр Добриян:
Когда делаете красивый перстень или красивые серьги, думаете о том, кто их наденет?



Сергей Уласик, ювелир ОАО «Гомельское ПО «Кристалл» – управляющая компания холдинга «КРИСТАЛЛ-ХОЛДИНГ»:
Конечно, думаю об этом. Все время. Стараюсь делать так, чтоб они их носили очень долго и получали удовольствие от своих изделий.



Через его золотые руки в месяц проходит около 500 граммов драгоценного металла. Во всех планах – блестящая работа. Однако прежде, чем попасть в производство, украшение предстоит придумать. Это творческая задача дуэта художников Елены Иванцовой и Ирины Дроздовой. Они точно знают, как подчеркнуть женскую красоту.



Елена Иванцова, художник ювелирных изделий ОАО «Гомельское ПО «Кристалл» – управляющая компания холдинга «КРИСТАЛЛ-ХОЛДИНГ»:
Разрабатываем разное, для разных идей. На разные требования, возможности материальные, чтобы мужчины могли своих женщин радовать нашими изделиями.



Елена признаётся: больше всего любит свои украшения. И покупает чаще именно то, что сама и придумала.

Елена Иванцова:
Говорят: «Ой, кристалл. Вы же на золоте сидите». Ну, мы соглашаемся, да. Зачем людей разочаровывать?



Снова возвращаемся в магазин. Для того, чтобы познакомиться ещё с одним блестящим профессионалом.

Людмила Аксёнова – человек уникальный. На предприятии – 46 лет. Владеет всеми основными профессиями: от огранки до оценки бриллиантов. Широкая известность пришла к ней после того, как на международной выставке в Казахстане ради её бриллиантового павильона правительственная делегация изменила официальный маршрут. Об этом тогда написали центральные СМИ целого ряда стран.



Людмила Аксенова, товаровед ОАО «Гомельское ПО «Кристалл» – управляющая компания холдинга «КРИСТАЛЛ-ХОЛДИНГ»:
Когда мы приезжаем в Европу, у нас стоит очередь. Главный геммолог литовский сказала: «Зелёная улица вашим бриллиантам. Мы в Европе таких бриллиантов не встречали 30 лет – такого качества и уровня. И у нас они намного дешевле».



Людмила Аксёнова признаётся: 2020 год неожиданно оказался премиальным. Пандемия и закрытые границы сыграли на руку ювелирам. Деньги, отложенные на Турцию и Египет, белорусы вложили в золото и бриллианты.



Однако не всё то инвестиционный бриллиант, что блестит. В начале XXI века рынок заполонили искусственные камни. Даже специалист не способен отличить их от природных оригиналов. Профессионалам помогает только дорогостоящее оборудование, простому же покупателю приходится ориентироваться исключительно на имидж бренда. У гомельчан в этом плане репутация кристальная.

Руслан Сороковой:
Мы приняли для себя решение, поддержано это Министерством финансов. С точки зрения позиционирования на рынке, чтобы при покупке наших изделий с бриллиантами у покупателя не было даже мысли, что тут может быть, не важно, по каким причинам, синтетика. Мы с синтетикой не работаем в принципе.

Я все время говорю: или носить то, что сделали в условиях высоких технологий за два часа (под высоким давлением, с учетом, повторюсь, современных технологий), или ты покупаешь бриллиант, сделанный из алмаза. Причем средний возраст алмаза ученые оценивают в 1-2 миллиарда лет.

В Беларуси не добывают ни алмазов, ни золота. Наш главный ресурс – люди. Блестящие профессионалы и талантливые творцы. На этом и стоит самое драгоценное производство страны.

Loading...


Для поставок сельхозпродукции в Китай сертифицированы 98 предприятий Беларуси



Новости Беларуси. Для поставок сельхозпродукции в Китай сертифицированы 98 предприятий Беларуси, из которых 56 – молокоперерабатывающие, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

В результате экспорт продуктов питания вырос в десятки раз: по итогам 2019 года 131 миллион долларов.

Более чем в 10 раз, до 2 миллионов долларов, выросла сумма сделок на покупку, совершенных компаниями из Китая на Белорусской универсальной товарной бирже с начала года. Всплеск интереса к биржевым торгам со стороны китайского бизнеса обусловлен не только благоприятной ценовой конъюнктурой, но и удобной логистикой, которую смогли предложить белорусские экспортеры. В частности, с 2020 года появилась возможность покупать пилопродукцию на разных базисах поставки, что позволило китайским компаниями самим выбирать наиболее подходящий для них пункт приемки товара. Кроме того, существенно сократились сроки доставки за счет применения железнодорожного транспорта в рамках инициативы «Один пояс, один путь».

Роман Янив, пресс-секретарь ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа»:
Для повышения привлекательности биржевой площадки планируется ввести отдельную торговую сессию по реализации лесопродукции на китайский рынок. Все лоты, выставляемые на этой площадке, будут максимально адаптированы под китайских потребителей. В результате мы получим высокий уровень конкуренции, а белорусские производители смогут дополнительно заработать на росте экспортных цен.

Больше новостей экономики за 28 октября здесь.