«Умирало до 400 человек в день». Почему каждому важно знать о конвейере смерти «Дулаг 121»?

11.04.2021 - 19:58

Новости Беларуси. 11 апреля весь мир вспоминает одну из самых ужасных страниц Второй мировой войны, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Концентрационные лагеря, созданные нацистами, по праву возглавляют топ самых страшных проявлений бесчеловечности.

С 1933 по 1945 годы через них прошли около 20 миллионов человек из 30 стран. Около 12 миллионов погибли. В память о погибших и выживших ежегодно 11 апреля отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей.

Александр Добриян, корреспондент:
К этому скромному барельефу в центре Гомеля ежегодно 11 апреля приходят те, кто прошел ад нацистских концлагерей. На этом месте находился пересыльный лагерь для советских военнопленных «Дулаг 121». Здесь погибло более 100 тысяч человек. Более массовые убийства на территории Беларуси совершались нацистами только в Тростенце.

Конвейер смерти – такой эпитет «Дулаг 121» получил в акте специальной комиссии, проводившей расследование массового истребления в Гомеле советских военнопленных.

Станислав Черепко, декан исторического факультета Гомельского государственного университета им. Ф. Скорины:
Люди содержались здесь в нечеловеческих условиях, потому что изначально этот лагерь не был приспособлен для такого огромного количества людей. Антисанитария, изможденное состояние людей, отсутствие элементарных условий для того, чтобы можно было прожить, приводили к массовой смертности. В период холодов, когда начинались массовые заболевания, умирало до 400 человек в день.

Места для захоронений в городе не хватало. Поэтому из Германии были выписаны пять передвижных крематориев. Вместе с приспособленными для сжигания трупов печами местного кирпичного завода они работали в круглосуточном режиме, не справляясь с аппетитами администрации «Дулага». Свыше 100 тысяч жизней, обезличенных, стертых нацистами с лица земли, лишенных права остаться в памяти потомков. Сегодня историкам известны имена лишь немногих выживших узников.

Станислав Черепко:
Такое досужее мнение среди какой-то части людей: сколько уже можно заниматься изучением Великой Отечественной войны? Уже все, что можно, написали и изучили. Зачем бередить раны и изучать?

Это аспект, который до сих пор остается практически у нас не изученным, точнее изученным недостаточно хорошо. Наверняка у этой темы найдется свой исследователь, который найдет необходимые документы и на основе этого создаст четкую научную картину того, что здесь происходило, и в том числе восстановит имена людей, которые здесь погибли.

«Я не могу спокойно спать». Жительница деревни, где шли ожесточённые бои ВОВ, борется за восстановление памяти погибших – читать здесь.

Loading...


Вячеслав Данилович: «Неприемлемо, когда пытаются 9 Мая превратить в день скорби, у нас хотят украсть Победу»



Новости Беларуси. Почему осознание момента истины наступило только сейчас? Какие параллели с событиями 82-летней давности и нынешней обстановкой? Каков идеальный рецепт единогласия? Об этом 13 сентября поговорили Алена Сырова и Кирилл Казаков вместе с политологами, историками, идеологами, учителями, врачами и общественными деятелями в прямом эфире ток-шоу «По существу». 

Алена Сырова, СТВ:
Я размышляю сейчас о том, что каждый год в преддверии 9 Мая, с учетом ковидной ситуации, в интернете особенно часто начинают рассуждать, что 9 Мая все-таки должен быть помпезный праздник. Идут дискуссии, как праздновать: тихо или громко. Если у нас зарождается новая традиция, новый праздник, как вы считаете, это должен быть праздник с массовыми гуляниями? На что делать упор?

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:
Может, людям надо объяснять, что этот праздник не возник из-за того, что две большие державы разделили Польшу. Когда начинаешь читать историю, понимаешь, что ведь не только Германия напала на Польшу, но и Словакия. А где Словакия-то? Все знают, что словаки напали, но никто об этом не говорит. А то, что за год до 1939-го Польша отобрала свои земли у Чехословакии, тоже как бы нормально. А то, что Англия и Франция не выполнили свое условие. То есть когда начинаешь разбираться в той конъюнктуре, которая существовала в 1939 году.

Дмитрий Шевцов, главный врач 1-й городской клинической больницы Минска:
Польше присоединили большое количество восточных немецких земель. Там не один десяток миллионов присоединили.

Кирилл Казаков:
Ты пытаешься в этом разобраться, ты понимаешь, что СССР банально защищал белорусов и украинцев. 14 сентября немцы Брест взяли.

Вячеслав Данилович, ректор Академии управления при Президенте Республики Беларусь, кандидат исторических наук:
Об исторической подоплеке надо говорить, точно расставлять эти акценты, показывая истинную роль западных государств, нацистской Германии, Польши и СССР. Факты убедительно свидетельствуют в нашу пользу, в пользу СССР и той политики, которая проводилась. А то, что касается празднований… Во-первых, это абсолютно неприемлемо, когда пытаются 9 Мая превратить в день скорби, у нас хотят украсть Победу, чтобы мы чувствовали себя угнетенными.

Кирилл Казаков:
Украинцы празднуют День скорби 8 мая. У меня дед из Днепропетровской области, он воевал за что?

Вячеслав Данилович:
Вот именно. И то же самое с 17 сентября. Нам стыдиться абсолютно нечего. Наш народ воссоединился, это акт исторической справедливости. Мы об этом можем смело, спокойно говорить. Все исторические факты на нашей стороне в этом деле.

Кирилл Казаков:
Почему 3 октября 1990 года для Германии – это День объединения, а 17 сентября для нас – это какая-то непонятная история?

Дмитрий Шевцов:
Полностью соглашусь, потому что для кого-то 8 Мая – это день скорби, потому что гитлеровская Германия капитулировала, они проиграли. Пришлось жить в СССР и мучиться столько долгих лет. Для нас это праздник победителей. И не 8, а 9 Мая. Это праздник Победы. Вспомните, в 1945-м как гремели пушки – на весь СССР. Из космоса было бы видно, если б тогда летали космические корабли. Это праздник не до последнего ветерана, а сколько будет жить славянский народ. Мы должны его вспоминать и праздновать как победители, как наследники победителей. И 17 сентября День единения земель белорусских точно так же должен праздноваться, активно и очень массово. Только тогда наши дети поймут, что это праздник. А если мы будем его тихо отмечать, то это будет один из красных дней календаря.

Александр Шатько, заместитель председателя РОО «Белая Русь»:
В случае с поляками и теми территориями, которые только в 1939 году поделили, это позорная дележка была. Хорошо, война в 1939 году могла так и затихнуть, Польша под Германией. Мы видим, что случилось во время ВОВ с Польшей. Ее просто сравняли с землей, гетто, унижения и так далее. Вообще, этот конфликт мог бы затухнуть.

Кирилл Казаков:
Одно из условий создания Западноукраинской республики было уничтожение на этих территориях поляков и евреев. Гитлер это условие диктовал чуть ли не из своего дневника.

Александр Шатько:
Поэтому праздновать должны, что так случилось.

Дмитрий Шевцов:
Во время освободительного похода Красной армии, хотя потери были относительно небольшие, но более 1 000 красноармейцев погибло, несколько тысяч тяжело ранены. Это же тоже погибли люди, которые жили в мирное время.

Петр Петровский, политолог:
Здесь надо не забывать не только про красноармейцев – Скидельское восстание, выступления в Гродно на площади, которые были подавлены насильно. А Скидельское восстание – это вообще акт живодерства, когда просто издевались над людьми. Они восстали, их просто убивали, сжигали дома. Это фактически прототип Хатыни. И это делала «европейская» Польша.

Вячеслав Данилович:
На мой взгляд, нам надо уходить от этого порочного термина «толерантность». В 1990-е годы нам его навязали, закинули, забыв о том, откуда этот термин пришел. Он из медицины пришел, означает неспособность организма противостоять вредоносному влиянию извне. А по сути что? Раз мы толерантны – приходите сюда, делайте, что хотите – мы будем совершенно спокойны. Должно быть уважительное отношение к своим традициям, прежде всего, традициям других народов, но ни в коем случае не безоговорочное их принятие, что подразумевает, к сожалению, этот термин. И поэтому нам надо быть взаимоуважающими друг к другу, к нашим соседям, но – еще раз подчеркну – гордиться той историей, которую мы имеем. Мы имеем историю очень-очень богатую, она сложная, неоднозначная в ряде моментов, но вы задумайтесь: тысячи лет наши предки жили на этой земле. Они не откуда-то из космоса прилетели, еще до того, как называться стали белорусами, они жили на этой земле и это геополитический перекресток, через него войны постоянно шли, тысячи войн, военных конфликтов. А они сохранились на этой земле и отстояли право свое жить. И объединились – пришли к суверенному, независимому государству Республике Беларусь.

Наталья Дашкова, заместитель начальника управления главного управления идеологической работы по делам молодежи Могилевского облисполкома:
И мы должны сохранить тот фундамент, который был выстроен в порыве, в единстве народа и который дальше нам дает задел на будущее для нашей молодежи. Молодежь в любом случае всегда будет оглядываться на историю и наша задача – сохранить.

Кирилл Казаков:
Историю надо учить, надо преподавать, объяснять.

Петр Петровский:
Чтобы молодежь учила историю, это должны быть не абстрактные учебники, это должны быть конкретные герои со своей психологией, с судьбой, чтобы молодежь видела.

Кирилл Казаков:
Советская история построена на мифологии в том числе, и это нормально.

Петр Петровский:
Вы посмотрите, как в прошлом году, как до этого манипулировали. Всякие сымбалі, не сымбалі, маечка – вот тебе Балахович, вот тебе еще кто-нибудь. Так а почему мы так не делаем? Притыцкий, Хоружая, Орловский, Пестрак, Максим Танк, Михась Василек – вот герои, настоящие герои, а не фейки, которые нам навязывали. И чтобы были музеи – приехал, посмотрел. Вот, человек родился. В какой ситуации, в каком ужасе он родился. Моя бабушка из Восточной Беларуси когда приехала в Гродно, ее отправили комсомолкой под Гродно – она в ужасе была, что там люди жили фактически в хатах с земляными полами. Такого в Восточной Беларуси – к слову, послевоенной – не было. Вот что мы должны.

Читайте также:

Врач о советском образовании и учебниках: «Могли ребенку объяснить, насколько страшно умирать в 17 лет»

«Всегда хорошая идея». В Гродно появятся экскурсия и музей об истории Западной Беларуси

«Не дяди и тети, которым по 75, по 80 лет, а фактически его ровесники». Как идеологически воспитать молодежь?