«Уже высохло практически, там даже рыбачить негде». Как спасти «лоевское море»?

03.04.2018 - 00:23

Новости Беларуси. «Лоевское море» – малая родина тысяч жителей одного из самых маленьких районов страны, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Незаурядный объект мелиоративной системы или проблемное водохранилище? В 70-х сюда вложили огромные государственные средства и создали водоем для орошения 19 тысяч гектаров сельхозугодий. Это была и Мекка для рыбаков. Однако со временем от моря осталось лишь одно название.

Возможно ли вернуть к жизни водохранилище? Выяснял Александр Добриян.

На гербе Лоева плещут волны. Город на Днепре всегда был связан с водой, а в конце XX века здесь и вовсе появилось собственное море. Его судьба – едва ли не самая популярная тема в разговорах лоевчан.

Василий Башлаков, житель Лоева:
Конечно, разговор этот идет каждый год среди местного населения. Там речичане, светлогорцы, гомельчане – приезжают люди на рыбалку. А оно уже высохло практически, там даже рыбачить негде.

Сергей Гавриленко видел «лоевское море» полным до краев. В 1987 молодой гидролог пришел работать на водохранилище. Говорит, все с самого начала шло не так.

Сергей Гавриленко, заместитель генерального директора «Гомельмелиоводхоза»:
Первоначально была построена мелиоративная система в 60-70-е, а потом в 1987 году водохранилище. Вот эта нестыковка привела к этому. Необходимо было провести реконструкцию всех мелиоративных систем.

Вода по каналам просто скатывалась обратно в Днепр – без эффекта для сельхозугодий. Планы реконструкции мелиоративной системы остались на бумаге: по прямому назначению водохранилище поработать так и не успело. Зато на долгие годы «лоевское море» стало Меккой и Мединой для рыбаков. Так бы и оставалось, но, не имея естественной подпитки, это «озеро на горе», которое медленно, но уверено высыхает.

Алесандр Добриян, СТВ:
Колоссальное сооружение не что иное, как гигантское механическое сердце всей днепро-брагинской водной системы. Четыре двигателя, каждый мощностью 1250 киловатт, рассчитаны на то, чтобы каждую секунду поднимать 15 кубических метров воды на высоту десятиэтажного дома.

Наполнить море стоит примерно 4 миллиона рублей. Однако потратить на эти нужды мелиораторы не имеют права ни копейки: деньги выделяются исключительно на мероприятия, связанные с повышением плодородия сельхозугодий.

Ирина Трестьян, начальник финансового отдела Лоевского райисполкома:
Исполком, конечно, тоже заинтересован в использовании данного объекта. Все-таки ему нужен хороший хозяин, который бы продлил ему жизнь.

Пока же ясно одно: без солидного инвестора собственное море лоевчанам не по карману. Но надежды здесь никто не теряет.

Сергей Гавриленко:
Сумасшедшие государственные деньги: 13,2 миллионов рублей. На те, советские деньги – считайте, 13 миллионов долларов. Как это все разбазарить?

Василий Башлаков:
Только надеждами мы и живем. А вдруг какой-то умный человек найдется, этот вопрос поднимет и сдвинет с мертвой точки.

За судьбу своего рукотворного моря в одном из самых маленьких районов страны переживает, кажется, каждый из 12 тысяч его жителей. В глазах людей читается неподдельный интерес к будущему этого незаурядного объекта мелиоративной системы, ставшего частью их малой родины.

Loading...


Зачем нужны управляющие компании в сфере ЖКХ? Разбираемся вместе



 Сферу ЖКХ обсуждали во время съёмок программы «В обстановке мира».

Игорь Марзалюк, ведущий СТВ:
Насколько частные компании в этой сфере создают конкурентную среду и насколько они активны, вообще?

Геннадий Калёнов, исполнительный директор Международной ассоциации менеджмента недвижимости в Беларуси:
В Минске никаких проблем с участием частного бизнеса в сфере ЖКХ, вообще, нет, не существует. Потому что вот эти службы заказчика, или можно их так называть – муниципальные управляющие компании, по-европейски, они выполняют только одну функцию – управление. Они объявляют конкурс. Они обязаны найти поставщика услуги, соотношение цена-качество – это всё детально прописано, как это организуется, как выявляют победителя. И от имени собственников дома заключить такие договора. И в конкурсе имеют право участвовать все организации – индивидуальные предприниматели, частные компании, государственные компании, коммунальные предприятия. И они участвуют.

Например, мало кто знает, что текущий ремонт дома, он же проводится, вообще, без всяких собраний и без включения платы в эту знаменитую жировку. Люди об даже этом даже не подозревают. То есть приходит какая-то компания, заходит в подвал, меняет трубы, что-то делает. Они за это ничего не платят. Но это всё финансируется из бюджета города. И конкурс организует как раз такой муниципальный управляющий. И та организация, которая выигрывает это конкурс, выполняет эти работы. Дальше деньги переводятся из казначейства непосредственно ей. Чётко отлаженная схема, и частный бизнес в этом активно участвует.

Другое дело, что, конечно, в райисполкомах, то есть в небольших населённых пунктах это в значительно меньшей степени выражено. В силу определённых причин. Там есть базовая коммунальная организация, которая делает всё – занимается вывозом мусора, водоснабжением, теплоэнергетикой и так далее. И там организовать конкуренцию вот так очень быстро достаточно сложно. Но, имея вот это положение об организации конкурса, которое начало работать недавно, через несколько лет можно прогнозировать, что в этих маленьких городах эта конкуренция, конечно, появится. Если бизнес увидит, что государство всерьёз и надолго установило эти правила, конечно, он пойдёт.

Оксана Гайдук, заместитель председателя Постоянной комиссии по жилищной политике и строительству Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь:
Об уполномоченном лице – здесь идёт, как бы, взаимоотношения собственника жилого помещения и уполномоченного лица. То есть уполномоченное лицо выступает, по сути, в качестве заказчика тех или иных жилищно-коммунальных услуг. Тогда получается у нас ситуация, что собственник претензии по некачественному выполнению какой-либо услуги предъявляет уполномоченному лицу. К сожалению, не все граждане, опять-таки, понимают механизм. Он, в принципе, работал и раньше, но не совсем так масштабно. Сегодня с тем, что с 1 января 2020 года вышла новая редакция Жилищного кодекса, то есть уполномоченное лицо – мы идём уже более масштабными мерками, как говорится.

Игорь Марзалюк:
То есть законодательные инструменты есть?

Оксана Гайдук:
Да. Гражданин не обязан выискивать подрядчика, который выполнил некачественно услугу, а они напрямую обращается к уполномоченному лицу со своей претензией. И уполномоченное лицо обязано в рамках законодательства устранить все проблемы.

Геннадий Акстилович, начальник управления по работе с обращениями граждан и СМИ Министерства жилищно-коммунального хозяйства Республики Беларусь:
То есть оно выступает защитником прав потребителей в конкретном жилом доме.

Геннадий Калёнов:
Есть очень большие опасения по поводу работы, будем говорить прямо, это фактически управляющая компания, но государственная.

Оксана Гайдук:
Но у жильцов есть выбор. Какой способ управления общим имуществом они выберут.

Геннадий Калёнов:
Они могут изменить этот способ. Местная власть назначила это уполномоченное лицо в лице государственной организации, но собственники в любой момент могут буквально за несколько дней провести собрание, создать товарищество собственников. И всё.

Вот это вот опасение по поводу управляющих компаний – оно, собственно, к нам пришло из Российской Федерации, по большей части, и из других стран братского СНГ. И это, действительно, большая проблема. Потому что если называть вещи своими именами, то управляющих компаний там нет, и никогда не было. Это просто приватизированные ЖЭКи советские, которые заинтересованы, в основном, заработать быстрые деньги. Если так характеризовать их честно.

Я никогда не слышал, чтобы были какие-то жалобы на профессиональные управляющие компании в Швейцарии, Австрии, Германии, Бельгии и Китае, например. То есть там, где в основу положен порядок, жёсткая дисциплина и выполнение всеми участниками заранее оговорённых правил. И возможно, нам этот метод через 5-6 лет достаточно хорошо пригодится для создания конкуренции ещё в последней вот этой вот сфере – это управление совместными домовладениями.