«Уже высохло практически, там даже рыбачить негде». Как спасти «лоевское море»?

03.04.2018 - 00:23

Новости Беларуси. «Лоевское море» – малая родина тысяч жителей одного из самых маленьких районов страны, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Незаурядный объект мелиоративной системы или проблемное водохранилище? В 70-х сюда вложили огромные государственные средства и создали водоем для орошения 19 тысяч гектаров сельхозугодий. Это была и Мекка для рыбаков. Однако со временем от моря осталось лишь одно название.

Возможно ли вернуть к жизни водохранилище? Выяснял Александр Добриян.

На гербе Лоева плещут волны. Город на Днепре всегда был связан с водой, а в конце XX века здесь и вовсе появилось собственное море. Его судьба – едва ли не самая популярная тема в разговорах лоевчан.

Василий Башлаков, житель Лоева:
Конечно, разговор этот идет каждый год среди местного населения. Там речичане, светлогорцы, гомельчане – приезжают люди на рыбалку. А оно уже высохло практически, там даже рыбачить негде.

Сергей Гавриленко видел «лоевское море» полным до краев. В 1987 молодой гидролог пришел работать на водохранилище. Говорит, все с самого начала шло не так.

Сергей Гавриленко, заместитель генерального директора «Гомельмелиоводхоза»:
Первоначально была построена мелиоративная система в 60-70-е, а потом в 1987 году водохранилище. Вот эта нестыковка привела к этому. Необходимо было провести реконструкцию всех мелиоративных систем.

Вода по каналам просто скатывалась обратно в Днепр – без эффекта для сельхозугодий. Планы реконструкции мелиоративной системы остались на бумаге: по прямому назначению водохранилище поработать так и не успело. Зато на долгие годы «лоевское море» стало Меккой и Мединой для рыбаков. Так бы и оставалось, но, не имея естественной подпитки, это «озеро на горе», которое медленно, но уверено высыхает.

Алесандр Добриян, СТВ:
Колоссальное сооружение не что иное, как гигантское механическое сердце всей днепро-брагинской водной системы. Четыре двигателя, каждый мощностью 1250 киловатт, рассчитаны на то, чтобы каждую секунду поднимать 15 кубических метров воды на высоту десятиэтажного дома.

Наполнить море стоит примерно 4 миллиона рублей. Однако потратить на эти нужды мелиораторы не имеют права ни копейки: деньги выделяются исключительно на мероприятия, связанные с повышением плодородия сельхозугодий.

Ирина Трестьян, начальник финансового отдела Лоевского райисполкома:
Исполком, конечно, тоже заинтересован в использовании данного объекта. Все-таки ему нужен хороший хозяин, который бы продлил ему жизнь.

Пока же ясно одно: без солидного инвестора собственное море лоевчанам не по карману. Но надежды здесь никто не теряет.

Сергей Гавриленко:
Сумасшедшие государственные деньги: 13,2 миллионов рублей. На те, советские деньги – считайте, 13 миллионов долларов. Как это все разбазарить?

Василий Башлаков:
Только надеждами мы и живем. А вдруг какой-то умный человек найдется, этот вопрос поднимет и сдвинет с мертвой точки.

За судьбу своего рукотворного моря в одном из самых маленьких районов страны переживает, кажется, каждый из 12 тысяч его жителей. В глазах людей читается неподдельный интерес к будущему этого незаурядного объекта мелиоративной системы, ставшего частью их малой родины.



Дышать нечем, пол, стены в испражнениях, идти по лестнице страшно: жители 12-этажки просят навести порядок в подъезде



Новости Беларуси. На горячую линию телеканала обратились жители 12-этажки на проспекте газеты Правда, которые уже несколько лет делят подъезд с бездомным, сообщили в программе «Столичные подробности» на СТВ.

Бить тревогу местные жители начали еще несколько лет назад, сетуя на проблемы с уборкой подъезда. Однако к ней добавилась еще одна – на лестничной клетке поселился нежеланный гость. Из-за едкого запаха жить в доме практически невозможно, коммунальщики и санитарные службы разводят руками, а неприкосновенный сосед продолжает разводить грязь.

На месте побывала корреспондент Ксения Худолей.

На горячую линию нашего телеканала поступила не жалоба, а настоящая мольба о помощи. Дышать в подъезде уже нечем, пол, стены и потолок в испражнениях, подниматься по лестнице вечером особенно страшно.

И если телекамера передавать запахи не способна, обмануть детское обоняние не удается.

Мария Щеголькова, жительница дома:
Мы обращались в службу 115, несколько писем писали в санэпидестанцию. Службы отреагировали разово, точечно. То есть они пришли, все убрали – ну так, подмели.

Сегодня для 38-го дома особенный день – на уборку подъезда и территории прибыл целый отряд. То ли наша утренняя просьба об интервью сделала свое дело, то ли действительно пришла пора для плановой зачистки.

На место клининговой спецоперации приехал и начальник местного ЖЭСа. Правда, чтобы услышать его мнение о сложившейся нечистой ситуации, нам пришлось побегать.

Сергей Осипов, начальник ЖЭС № 73:
Просто сейчас в данном доме производится замена лифтового оборудования. Часто открыта входная дверь, поэтому посторонних лиц намного больше.

А вот соседи твердят наперебой: грязь и антисанитария в этом доме поселились давно.

Ксения Худолей, корреспондент:
Мы находимся здесь не более получаса, а дышать даже на первых этажах становится невыносимо. Едкий запах проникает и в квартиры. Местным помогает только такая «химзащита».

В подъезде за эти годы даже успел поселиться бездомный, и проживать ему здесь ничего не мешает. Пусть сегодняшний бум чистоты нежеланного соседа спугнул, в спокойные будни мужчина чувствует себя совсем не гостем, а хозяином. Здесь у него и кухня, и санузел, и спальное место.

Ирина Никифорова, жительница дома:
Ребята шли – надевали полотенце на лицо, маски дезинфекционные. Потому что дышать было просто невозможно.

Екатерина Цедрик, жительница дома:
Даже я пыталась к нему подойти по-человечески, помочь. Дошла до девятого этажа, но потом испугалась, потому что не знала, в каком состоянии человек.

Обращаться в милицию гуманные соседи не стали, тем более этого бездомного они хорошо знают. Мужчина раньше проживал в одной из квартир. Но терпение иссякло: участковому инспектору обеспокоенные мамы рассказывают о неприятном соседстве.

Владимир Шевченко, старший участковый инспектор Московского РУВД:
Если гражданин обращается с таким сообщением к сотрудникам органов внутренних дел, мы предпринимаем меры по изоляции из общественного места, если он, соответственно, нарушает общественный порядок тем, что оскорбляет человеческое достоинство  и нравственность.

Долго держать в отделении бездомного не станут, но решить подъездный вопрос помогут. Этот дом теперь на карандаше участкового, а за своевременной уборкой и обещаниями коммунальщиков обязательно проследит наша съемочная группа.