«И я начала плакать»: воспоминания очевидцев трагедии на ЧАЭС

26.04.2019 - 21:31

Новости Беларуси. 26 апреля, в день чернобыльской трагедии, по всей стране проходят памятные мероприятия. Они посвящены в том числе героям-ликвидаторам, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Сейчас в Беларуси их проживает более 70 тысяч. С очевидцами тех страшных событий встретился корреспондент Александр Добриян.

26 апреля 1986 года, 1 час 23 минуты утра – пожалуй, с такой точностью невозможно назвать время ни одной из поворотных точек в истории Беларуси. Авария на Чернобыльской станции невидимой чертой радиационного загрязнения разделила жизнь миллионов белорусов на «до» и «после». Надежда Баранова то утро помнит до мелочей.

Надежда Баранова, пенсионерка:
Мы выгоняли коров утром. Выгоняем коров и все стоим, ожидаем, пока придет пастух. Так она говорит: «А ты знаешь, что это такое?» Я говорю: «Я понятия не имею». Думаю: что это такое – военные едут… а что это будет? Война началась? А она говорит: «Кто знает, война не война, а Чернобыль», – и начала плакать. И я начала плакать. А что это такое? А это такое, что все мы погибнем.

В 1986-м люди, не задумываясь, ехали в «зону» навстречу неизвестности. С пониманием того, что это общая беда, которую никто, кроме них, не исправит. Воспоминания ликвидатора Александра Коновалова, в отличие от выцветших кадров кинохроники, спустя 33 года такие же яркие. В памяти отпечатались обезлюдевшие деревни и дурманящий запах цветущих садов.

Александр Коновалов, ликвидатор последствий аварии на Чернобыльской АЭС:
Детей отправил к родственникам в Краснодар, а сам поехал в командировку. Не верилось поначалу. Но когда приехали на место, все это увидели – поняли, что это все на полном серьезе происходит. Эти воспоминания болезненные, так сказать. Потому что людей нет, школы пустые, садики пустые. Естественно, и деревни пустые.

Своя «чернобыльская» история есть у многих белорусских семей. Самые тяжелые у тех, у кого мирный атом забрал родину: дом, соседей, привычную жизнь.

Александр Добриян, СТВ: 
Небольшой Ветковский район радиационное облако накрыло фактически целиком. 59 деревень навсегда исчезли с карты Беларуси. Такую же судьбу могли разделить еще многие населенные пункты, они до сих пор имеют статус «с правом на отселение», но их жители решили по-другому.

33 постчернобыльских года – это не только дорога скорби и памяти. За три десятилетия белорусы научились жить в новых условиях. Вывели на новый уровень медицину, нашли способы выращивать на пострадавших территориях чистую продукцию, создали новые точки экономического развития этих земель.

Олег Левшунов, депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси:
Сельчане работают, стараются развивать населенный пункт. Конечно, я как житель страны очень благодарен и Президенту, и правительству. Потому что не растерялись. Приняли грамотные решения. Были созданы программы, не смотря на финансовые трудности. Но в первую очередь благодарен за то, что во главу угла всегда ставилась защита человека.

Олег Левшунов не понаслышке знает, чего стоили Ветковскому району эти 33 года. Сегодня на своей малой родине депутат не без гордости за земляков констатирует: белорусы достойно справились с чернобыльским «экзаменом».

Loading...


Игорь Чешик о Чернобыле: это был шок из-за незнания – наверное, такая масштабная радиационная катастрофа была в мире впервые



Новости Беларуси. Директор Института радиобиологии НАН Беларуси Игорь Чешик рассказал, как Беларусь продвигалась в деле реабилитации и возрождения земель, которые пострадали от чернобыльской катастрофы.

Игорь Чешик, директор Института радиобиологии НАН Беларуси (Гомель):
Когда в конце 80-х в эту трагедию окунулось все население нашей республики, это был шок. Это был шок из-за незнания – наверное, такая масштабная радиационная катастрофа была в мире впервые. То, что было в Хиросиме и Нагасаки, экстраполировать на Беларусь никак было нельзя – там был ядерный взрыв, остролучевое и температурное воздействие, ударная волна. Здесь же произошло массивное выпадение радионуклидов на значительные территории. Загрязненными оказались около 20 % всей территории Республики Беларусь. Наиболее пострадала Гомельская область: из 21 района 20 (кроме Октябрьского) стали относиться к категории загрязненных.

В тот момент ни научный мир, ни медицинский, ни в целом население, ни исполнительные органы власти не знали, чем это чревато. Выпали радионуклиды – но что будет завтра, через неделю, через год? Даже почти полумиллионный на тот момент Гомель оказался на грани выселения, на грани эвакуации.

В то время начали создаваться школы научные, исследовательские институты, налаживаться какие-то международные контакты – все для того, чтобы можно было прогнозировать последствия крупной катастрофы. В частности, в Академии наук был создан Институт радиобиологии. При МЧС как при одном из ведущих министерств в плане ликвидации этих последствий был создан Институт радиологии. Другие институты Академии наук, какие-то медицинские центры стали подключаться к этой проблеме. В 2002 году в Гомеле был открыт Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека для обеспечения пострадавшего населения высококвалифицированной многопрофильной медицинский помощью. Многие минские организации подключились к этой проблеме. Например, в Минске был создан отдельный комитет.