«Не каждый член жюри знает, как задача правильно решается». В Гродно прошёл турнир юных математиков

02.11.2018 - 11:40

Новости Беларуси. Настоящие математические бои развернулись в Гродно. Десятки одаренных школьников демонстрируют мастерство владения точными науками, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Участники, разделившись на команды, решают задачи, как говорят, со звездочкой. Уровень заданий даже выше олимпиадного. От учеников ждут не только знаний, но и творческого подхода. Пригодятся навыки ораторского мастерства, ведь надо убедить жюри в верности решения, а также отстоять свою позицию перед командой-оппонентом.

Артем Зданович, учащийся гродненской гимназии № 1 имени Е.Ф. Карского:
Я решил несколько задач и очень много знаний получил новых. Разобрался во всех темах, в которых мне надо было разобраться. Надеюсь, что получится добиться успеха на республиканской олимпиаде.

Татьяна Довгун, проректор Гродненского областного института развития образования:
Здесь особенные задания – задания исследовательского характера. Здесь надо уметь рассуждать, находить оригинальные способы решения, уметь их доказывать. Даже не каждый член жюри знает, как эта задача правильно решается.

В таком оригинальном формате математический турнир проходит впервые. Чемпионы представят регион на национальном уровне.

Люди в материале: Татьяна Довгун
Loading...


Новый Кодекс об образовании. Игорь Карпенко комментирует самые громкие нововведения



Алена Сырова, СТВ:
Новый Кодекс об образовании, уже столько о нем говорили. Самая резонансная тема, что в интернете активнее всего распространилось, это пункт о том, что отныне родители не имеют права вмешиваться в учебный процесс. Объясните, пожалуйста, что это значит и что подразумевается под вмешательством в учебный процесс?

Порядок предоставления информации об образовательном процессе будет определять учреждение образования

Игорь Карпенко, министр образования Беларуси:
Это непонятно чьи интерпретации. Я бы этим распространителям информации, которые делают это в Telegram-каналах, посоветовал бы взять Кодекс (он, кстати, есть в свободном доступе) и почитать его. Но это же сложно – 500 страниц – надо прочитать, найти соответствующую статью. Кстати, статья о том, что родители имеют право получать информацию об образовательном процессе, о том, как он осуществляется, его содержание, она осталась нетронутой.

Единственное, что мы добавили: порядок предоставления этой информации определяет учреждение образования. Это логично. Представьте, если в школе учится тысяча учащихся и одномоментно придет тысяча родителей, это будет коллапс в школе. Конечно, учреждение образования должно определить порядок, как это делается. И это естественно, потому что родители – такие же участники образовательного процесса и бесспорно, без родителей невозможно решать многие вещи. Если ребенок немотивирован на учебную деятельность, то одних усилий педагога недостаточно – нужны еще и усилия родителей, создание соответствующих условий дома и соответствующая мотивация.

Алена Сырова:
На какие новеллы в Кодексе стоит обратить внимание?

Об инклюзивном образовании и переходе на всеобщее среднее образование

Игорь Карпенко:
Две очень важные, принципиальные, концептуальные вещи – это то, что в Кодексе заложена позиция по инклюзивному образованию. И это не только обучение детей с особенностями психофизического развития, как это до недавнего времени понималось. Это широкий спектр включенного образования для всех категорий детей. Это могут быть дети разных социальных групп населения, дети мигрантов, одаренные дети. Инклюзия понимается в более широком смысле слова.

И вторая очень важная, концептуальная вещь, которая заложена в Кодексе, – это переход на всеобщее среднее образование. Фактически мы уже к этому подошли, мы к этому готовы. У нас практически нет детей, которые закончили только девять классов и дальше пошли работать. Это не значит, что все должны обязательно идти в школу после девятого класса. Они могут пойти учиться в профессионально-техническое или специальное учебное заведение и там получить общее среднее образование, это сейчас осуществляется, плюс специальность.

Какое максимальное количество человек может быть в одном классе?

Алена Сырова:
Игорь Васильевич, еще есть такая норма. Теперь в классе может быть неограниченное количество детей? Раньше было до 35 человек, а сейчас будем руководствоваться только санитарными нормами?

Игорь Карпенко:
Наполняемость класса и так далее – мы передали полномочия учредителям образования, то есть местным органам власти совместно с санитарными службами решать эти вопросы. В Кодексе так и написано, что решает это учредитель образования в соответствии с санитарными нормами. Но если в этом классе нельзя посадить больше 15 человек, никто там больше садить не будет.

Наполняемость классов также будут определять школа вместе с учредителем самостоятельно, потому что мы перешли на нормативное финансирование, то есть деньги идут за учащимися. Школа будет самостоятельно определять подходы, как это сделать. Когда есть переполненные классы? В школах микрорайонов-новостроек, где социальная инфраструктура не успевает за строительством жилья. А средняя наполняемость классов сейчас по республике – 23 человека.

Алена Сырова:
Август 2020-го красноречиво показал, что наши учителя нуждаются в некоторой степени защиты. Работает ли как-то над этим Министерство образования? Предусматривают ли какие-то варианты, чтобы защитить учителя от различного рода буллинга?

«Надо поднимать авторитет учителя не только действиями нормативных актов»

Игорь Карпенко:
Наше законодательство и административное, и уголовное достаточно качественное, чтобы решать эти вопросы. Если кто-то сегодня думает, что он публично оскорбил учителя либо буллил его в интернете и это остается невидимым и никаким образом в обществе не воспринимается, то он глубоко заблуждается. Надо поднимать авторитет учителя не только действиями нормативных актов, которые мы принимаем. Морально-этический кодекс педагога, допустим, и так далее: мы его сейчас пока обсуждаем и в ближайшее время примем.

Общество в целом должно посмотреть на все эти вещи. Но если недовольство высказывается тет-а-тет, обсуждается в кругу взрослых, – это одно. А когда это становится достоянием детей, подростков, конкретных учеников в конкретной школе, то мы тем самым понижаем авторитет учителя, и об этом надо думать, потому что таким образом мы понижаем и авторитет любого взрослого в нашей стране.

Понятно, что не каждый учитель может справиться с учеником, который гиперактивен или ведет себя неподобающим образом, но для этого есть социально-педагогические центры, там есть и кризисные психологи. Все-таки родитель в первую очередь отвечает за воспитание своих детей. Понятно, что родителям надо работать в контакте, во взаимодействии со школой, чтобы решать какие-то проблемные вопросы личностного развития конкретного ребенка.

Алена Сырова:
Совсем скоро вступительная кампания. Расскажите о ней.

Некоторые выпускные экзамены могут быть совмещены с централизованным тестированием

Игорь Карпенко:
Никаких изменений в этой вступительной кампании не будет. Действительно, мы готовим новые правила приема, они готовы, мы сейчас их обсуждаем, они были разосланы во все заинтересованные структуры, мы выкладывали это на своем сайте, эти предложения. Это возможность совмещения некоторых выпускных экзаменов в школе с централизованным тестированием и использование их результатов при поступлении в высшее учебное заведение.

Мы рассматривали ряд других подходов, связанных с содержанием вступительной кампании и так далее, но эти вопросы мы планируем обсудить детально на Республиканском педагогическом совете, который должен пройти по нашим планам в августе. После этого мы объявим старт тем изменениям, которые могут быть введены. Для того чтобы их ввести, нам понадобится определенное время, чтобы грамотно выстроить работу и с методической, и с организационной точки зрения. Согласитесь, нельзя выпускнику этого года (11-го класса) говорить о том, что он пойдет и будет совершенно в другой форме сдавать вступительные испытания для поступления в вуз. Поэтому пугаться того, что будут какие-то новшества во вступительной кампании, не приходится.

Алена Сырова:
То есть будем рассчитывать на следующий год?

Игорь Карпенко:
Возможно, если будут приняты какие-то концептуальные вопросы в том виде, в котором мы предлагаем, то может и года через два, не раньше.