«Люди стали смотреть на ситуацию не своими глазами». Юрий Караев об акциях протеста, милиции и о работе в новой должности

06.12.2020 - 19:32

Новости Беларуси. На неделе помощник Президента – инспектор по Гродненской области Юрий Караев провел прямую телефонную линию и посетил предприятия Сморгонского района, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Не обошел стороной в недавнем прошлом министр внутренних дел и привычный для себя профиль – пообщался с местными правоохранителями. Ну, а мы не упустили возможность задать Юрию Караеву несколько вопросов.

Юлия Стриго, корреспондент:
Юрий Хаджимуратович, вы уже чуть больше месяца в новой должности, сегодня начали плотно работать с населением, в том числе с местной властью, председателями исполкомов. Как чувствуете себя в новой должности?    

Юрий Караев, помощник Президента инспектор по Гродненской области:
Я приехал в Гродно и думал, чем западнее регион, тем он немножко проблемнее, сложнее в отношении восточных. Был приятно удивлен, что мои ожидания не совсем оправдались. На третий день, когда я подходил к месту проживания, два молодых человека неожиданно изменили маршрут и идут ко мне. Я мгновенно определил, что идут они с хорошими намерениями. Подошли, поздоровались, представились, попросили разрешения пожать руку и сказали: «Спасибо вам за то, что вы вместе со своим коллективом органов внутренних дел спасали страну и спасли ее». Это такой частный случай.

«Приятно видеть, что людей волнует, в первую очередь, не политика, а простые житейские, бытовые вопросы» 

Да, должность необычная, новая. Я всю жизнь служил, но и сейчас служу. Я служил всегда с коллективами военными, милицейскими. Сейчас прекрасно понимаю, что жизнь более разнообразная, разносторонняя. Приятно видеть, что людей волнует, в первую очередь, не политика, а простые житейские, бытовые вопросы.

Был звонок по экологии. Успешный предприниматель, который держит агроусадьбу, неравнодушный человек, рассказал, где, по его мнению, неправильно идут сбросы производств в воду, обратил мое внимание, чтобы я на это внимательно посмотрел и, пользуясь должностью, обязанностями и правом, постарался это прекратить, обратить внимание тех уполномоченных органов, которые за этим следят и которые должны это пресечь. Я спросил вне рамок его вопроса, мне просто интересно: «А вы чем занимаетесь?» Он сказал. Я говорю: «И как у вас сейчас?» Мне было так приятно, что он сказал: «Работаем, не поднимая головы. Кому война, а кому мать родная. Закрытые границы мой бизнес подняли». Я говорю: «А у вас цены высокие?» Он говорит: «Да, высокие. Я отсекаю компании, которые приехали из-за выпивки, и предлагаю активный отдых. Несмотря на высокие цены, у меня уже состоялся костяк клиентов, мне вполне хватает. А еще не хватает рабочих рук и времени в сутках». Мне было очень приятно такое услышать.

«Люди протестуют не против руководства республики, а из-за несправедливого к ним отношения на предприятии»

Конечно же, в фокусе моего внимания общественно-политическая обстановка. Те протестные проявления, которые происходили, когда были волнения, меня это интересует в первую очередь, я беседую с начальниками райотделов, главами исполкомов. Они описывают ситуацию в районах, в чем видят какие-то причины протестных настроений и называют (в основном правильно) те моменты, точки, к которым надо приложить усилия. Где-то правильно говорят, что в данном случае, в таком-то и таком-то предприятии люди, например, протестуют не против руководства республики, а из-за несправедливого к ним отношения на этом предприятии. И если руководитель устранит это (или если не устранит, то устранят руководителя), то, в принципе, ничего и не будет.

Юлия Стриго:
Решена проблема.

Юрий Караев:
Да, решится вопрос. Но люди как рассуждают? Если какой-то непорядок на месте их работы, и ничего не делается, а директор спокойно получает высокую зарплату или большие премии, никто на это никак не воздействует, так надо задуматься: кто его назначил, кто у него руководитель, почему этого руководителя устраивает наш. Проблемы людей не видят, не решают. Как-то так у них может проявляться протест. А если руководителя заставить пошевелиться и сказать ему: «Посмотри, у тебя люди недовольны тобой, твоей работой. Ты неповоротливый, о людях не заботишься, в цеха не идешь, на их рабочее место, не знаешь их проблем и не хочешь их решать, тогда это дело в тебе». 

Милиционеры здесь решают вопросы профессионально, никого не обижая и стараясь решить вопрос максимально эффективно

Юлия Стриго:
Отличается ли гродненская милиция от Минска, например? Какие нюансы заметили?

Юрий Караев:
В Минске и ситуация другая, людей живет больше, жизнь более стремительная. Минская милиция более многочисленная, решительная и резкая где-то, у них нет времени быть «спящими». И здесь очень высокопрофессиональная милиция из-за того, что есть определенная местечковость, это объективное, нормальное явление. Эти люди живут вместе, друг друга знают. Район, село, даже областной центр людям вместе жить, и отсюда особенно ясно видно, что надо консолидироваться, надо, чтобы общество было примиренным, нерасколотым.  

Милиционеры здесь решают вопросы профессионально, грамотно, по-людски, как любят говорить на Гродненщине, никого не обижая и стараясь решить вопрос максимально эффективно для всех сторон. Я повторял в прошлой должности и сейчас скажу: видно, что милиция это коллектив единомышленников, если кто ушел от нас, то ушли те, кому с нами было не по пути, остались действительно братья друг другу. 

О гибели Романа Бондаренко: «Главным здесь является упокоение души человека» 

Юлия Стриго:
Вы говорили о братстве. У меня такой вопрос. Ситуация с Романом Бондаренко. Насколько известно, он тоже служил в в/ч 3214. Как-то незаметно было, как отреагировало братство 3214 на эту ситуацию. Может быть, есть какая-то информация? Как-то сплотились, отреагировали агрессивно? Или, наоборот, разбирались как-то? 

Юрий Караев:
Я думаю, об этом случае уже много рассказано, и единственно достойное реагирование меньше шума вокруг этого, не делать на этом никаким сторонам никаких спекуляций. Главным здесь является упокоение души человека. Какую-то сторону сейчас вокруг этого проявлять и снова раздувать искры не стоит никому.

Я хожу по улицам Гродно и пользуюсь своим правом инспектора

Юлия Стриго:
Вернемся к Гродно. Какую отрасль необходимо в области подтянуть? Какая отрасль наоборот перспективна, уже заявила о себе?

Юрий Караев:
Экономист я пока еще средненький, если не сказать меньше. Напитываясь информацией и из республиканских органов, и от губернатора, и на заседаниях исполкома, внимательно слушаю доклады, отчеты, пожелания, задачи и, в том числе, по статистике смотрю, что по сельскому хозяйству молодцы, в агропромышленном комплексе лидеры в республике. Может, и не абсолютные, но по эффективности, по КПД да, лидеры. Какие отрасли развивать, я пока не скажу, но наша молочка должна и дальше развиваться, продаваться, модернизироваться, не спать, не стоять на месте. Очень приличное жилищно-коммунальное хозяйство.

Конечно же, всегда будут пожелания граждан, жалобы, останавливаться здесь нельзя. Я хожу по улицам города и пользуюсь своим правом инспектора. Вывернуты бордюры звоню главе администрации, иду с работы они уже поправлены. Может быть, не повезло немножко Центральному району Гродно со мной, потому что хожу пешком, смотрю. Висит провод на столбе звоню опять главе администрации, иду с обеда его уже в кабель-канал к этому столбу рабочий приделывает. Самое интересное, когда я проходил мимо, рабочий узнал меня. Я говорю ему «спасибо», а он говорит: «Пожалуйста, уже сделано». Как будто доложил. Это обыкновенный рабочий.

Юлия Стриго:
Осталась эта ваша военная дисциплина.

Юрий Караев:
Конечно. Ну как это, пройти спокойно мимо нарушения твердого уставного порядка, пошучу так. Может, скажут, что военный сапог прицепился. Но всем же людям нравится, когда порядок, чистота. В Гродно и так порядок и чистота.

Кстати, когда ехали в Сморгонь, путь неблизкий: сначала едешь по республиканской трассе, нашей новой, красивой дороге, а когда с нее сворачиваешь на север и едешь местными дорогами, они тоже в прекрасном состоянии. И грейдированы, и песок заготовлен, и чистые, и нескользкие. Я как в 1987 году приехал в эту великолепную республику, тогда меня поразила чистота именно райцентров (когда в автобусе от Минска до места службы ехал). Сейчас это соблюдается, хуже не стало, а стало только лучше. 

Я хочу лично объехать погранпосты, погранпереходы

Юлия Стриго:
Гродненская область граничит с Польшей и Литвой. Может быть, планируется усилить пограничную зону, контроль на ней?

Юрий Караев:
Я хочу лично объехать погранпосты, погранпереходы. Я уже знаю, в рамках взаимодействия в прошлых должностях, что здесь полный порядок на границе, и нарушителям границ, контрабандистам и другим правонарушителям давно поставлен надежный заслон. Именно этот участок нашей границы наиболее полно оборудован, здесь давние традиции наших контролирующих служб – таможенной и пограничной. Я думаю, увижу полный порядок.

Люди стали смотреть на ситуацию не своими глазами, а жизнью Telegram-каналов  

Юлия Стриго:
Юрий Хаджимуратович, бывших военных не бывает. Краткое описание ситуации на данный момент. Как можете оценить ее сейчас? Есть ли отличия от августа, что мы видели, от сентября?

Юрий Караев:
Конечно же. Людей, которые выходили на протесты в августе и после, сейчас уже на улицах в том количестве нет. Почему? Потому что та эйфория или одурманенность деструктивными Telegram-каналами потихоньку проходит. Люди разбираются все больше в том, где лили неправду на нашу ситуацию, где просто черным цветом нас красили, ведь у нас прекрасная страна, безопасная, сытая и спокойная. Не видеть этого может только слепой. Сильнейшее воздействие не дало многим разобраться в ситуации, люди стали смотреть на нее не своими глазами, а жизнью Telegram-каналов.

Уже много раз было сказано, написано: выйдите, оглянитесь вокруг, посмотрите  по-прежнему все нормально живут, прекрасная чистая страна, обстановка вокруг вас, ничего не рушится. Свет, тепло, вода, канализация работают, заводы работают, транспорт ходит, как часы, на улицах чисто и спокойно. Зачем вы засоряете свои мозги и свое сознание, психику тем, что в сети? И вот, что мы видим сейчас: народу хочется, видимо, не только хлеба, но и зрелищ. Эти люди, которых коронавирус лишил каких-то других зрелищ, они не согласны, с чем сформулировать не могут. Они есть, и еще какое-то время будут. Будут ходить, бродить.

Такое впечатление, что они очень хотят получить эти штрафы, сутки ареста. Это для них стало привычным наполнением жизни. Они, к сожалению, не способны понять, что, раскачивая ситуацию, если бы им это удалось сделать, то вернуться в свои теплые квартиры после 2-3-часового брожения, может быть, и не удалось бы, потому что вслед за сменой ситуации, изменилось бы все. Экономика, прибыль, зарплаты, доходы людей, а за ними вслед все то, где мы живем тепло, вода, свет и все остальное.
Люди в материале: Юрий Караев, Юлия Стриго
Loading...


Евгений Пустовой: «Теперь, образно говоря, перебирать картошку придётся уже без Президента»



Новости Беларуси. На неделе много говорили об общественно-политическом устройстве страны. Президент поручил в течение года окончательно определиться с полномочиями ветвей власти. При этом правовые акты должны содержать четкий ответ на вопрос: кто конкретно будет отвечать за принимаемые решения? И никакого двоякого толкования. Эту тему обсуждали во Дворце Независимости, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Александр Лукашенко настаивает на сохранении сильной президентской власти. И вот почему. В тяжелый переходный период в Беларуси не допустили разбазаривания госсобственности, распродажи недр. Миновала нас и тотальная приватизация. Несколько изменить полномочия Президента, как того хотят некоторые, не проблема. Вопрос в другом: готовы ли те, кто хочет больше власти, взять на себя эту ответственность?

Тему продолжит Евгений Пустовой.

Евгений Пустовой, корреспондент:
Большая, средняя, маленькая – без Президента и картошку перебрать не могут. Помните этот анекдот? Так вот теперь, образно говоря, перебирать картошку придется уже без Президента. На неделе во Дворце Независимости прошло совещание по перераспределению властных полномочий.

Пётр Петровский: государства, которые пошли по пути распыления полномочий, раздирают противоречия и геополитические центры

Евгений Пустовой:
Люди нищали, заводы стояли, еще чуть-чуть и пошли бы с молотка по бросовым ценам для тогдашней элиты, а продуктовая корзина до середины 90-х выглядела примерно так.

Евгений Пустовой:
Я хорошо помню голодные очереди в магазинах и митинги, митинги, митинги. «Я отведу страну от пропасти», – тогда смело заявил молодой депутат Лукашенко, и ему поверили. И первый Президент выполнил обещание.

Александр Лукашенко объяснил, почему в руках Президента сосредоточено так много полномочий

Евгений Пустовой:
За то, что мы не наступили на грабли соседей, не забудьте сказать спасибо Александру Лукашенко. Или свечку за здоровье поставить. Ну, а теперь, мол, выросло новое поколение управленцев, которым хотелось бы больше самостоятельности. О децентрализации власти нам говорят, ссылаясь якобы на запросы общества, активной или даже, сказать, навязчивой части общества. Слишком часто звучат и советы со стороны про ослабление института президентства.

А теперь подумаем, зачем для среднеевропейской Беларуси местную вертикаль наделять общегосударственными полномочиями. И готовы ли сами губернаторы к потяжелевшим из-за новой ответственности портфелям. На совещании премьер-министр рассказал о региональных инициативах. Они поддержаны.

Роман Головченко подтвердил готовность местной власти к расширению полномочий

Евгений Пустовой:
Стоить отметить, что все зависит от конкретного управленца. Уже имеющимися полномочиями надо умело пользоваться. Из личного опыта. Один район, два сельисполкома по соседству. В одном, чтобы добиться установления навеса для ожидания почтового отделения на колесах, люди в несколько инстанций письма написали, в другом – управленцы сельисполкома сами активно привлекают даже европейские гранты малых инициатив.

Но будут вам расширенные сферы регионального влияния. Пакет предложений Совмин уже подготовил. Президент требует с полномочиями ветвей власти до конца года разобраться. Но никто ослаблять институт президентства не будет.

Александр Лукашенко: если мы «растворим» Президента, имеются в виду полномочия прежде всего, стране не бывать

Евгений Пустовой:
Согласитесь, у главы государства должны быть рычаги воздействия. Ну, например, в земельном вопросе. Быть хозяином на своей земле – этой бытийно-философской мыслью пронизана вся белорусская литература. Поэтому именно земля – триггер реального суверенитета. А ведь есть много примеров, когда на земле пытались заработать. Не один председатель райисполкома на этом погорел.

Распоряжение ценнейшим активом страны. Какие полномочия точно останутся за Президентом?

Евгений Пустовой:
Вертикаль выстроена, теперь ждет апгрейд. Не изменения ради изменений, а все для того, чтобы дополнительные полномочия позволили решать вопросы в регионах оперативнее. Стратегию будут реализовать пошагово и точечно. Эволюционно. Ну и эксперты должны обязательно учесть все правовые риски. Чтобы не было лазеек для тех, кто служит себе, а не государству и народу.