В Израиле охотятся на грабителей могил: «Они выгребают все древности подчистую» | Столичное телевидение - СТВ
новости СТВ в твиттере

В Израиле охотятся на грабителей могил: «Они выгребают все древности подчистую»

04.06.2016 - 15:40

Археология выросла из разграбления могил. Совершенно еще недавно, всего полтора века тому, знаменитый Генрих Шлиман был одновременно и мародером, и ученым: знаменитую Трою он сначала открыл, а затем, фактически, уничтожил. Сегодня изучение материальной истории — занятие отдельное от расхищения гробниц. Хотя поменялось, в принципе, немногое: археологи вовсю соревнуются с мародерами. Кто первый древние косточки выложит на солнышко, а кому достанутся только опустошенные ямы?

Древности в наши дни сделались невероятно доступны.

Доступнее даже, чем во времена, когда были новинками. Не составляет сейчас ни малейшего труда купить, к примеру, древнеегипетского ритуального жука-скарабея или шумерскую глиняную цилиндрическую печать. Стоить это будет, как бутылка хорошего вина. Если речь идет об исключительной редкости — ну, может, как того же вина ящик. Древние монеты можно подбирать для коллекции по мюнц-дворам и дифферентам: вот лицо богини хочу повыразительнее да чтобы глядела она влево.

Безусловно, в такой изощренности и богатстве предложения поучаствовали мошенники: вон, в Китае кустарные мастерские чеканят редкие европейские талеры тысячами. Но грабителей могил тоже нельзя не поблагодарить: именно они поворачивают ручьи и реки древностей, которые текут теперь не в музейные запасники, но на открытый рынок. Будь то черный или легальный.

Вот, к примеру, археологи Израиля — эта экспедиция идет по следам «черных копателей», что охотятся за «свитками Мертвого моря», теми самыми, раннехристианских, хотя есть среди папирусов и пергаментов встречаются апокрифы, Евангелия, просто архивы древних иудейских сект.

Гай Фитусси, охотник за грабителями могил, департамент древностей Израиля:
Мародеры — они поголовно эксперты. В довольно узкой области, конечно, но эксперты. Охотники за свитками приходят сюда с Западного Берега и из Хеврона, в основном. Где искать, как искать, что делать, чтобы не повредить при раскопках и каким образом сохранять потом… Нам мало что после них остается, они выгребают все древности подчистую. Приходится играть с ними в кошки-мышки.

Эти пещеры высвистал-высверлил ветер в отвесной скале над мертвой, то есть высохшей рекой безводно текущей в знаменитое Мертвое море. Два часа езды тряским бездорожьем, тросы-карабины-люльки, потные ладони и дрожащие колени, а воры, между прочим, забирались сюда так же, причем, без страховки, наверное.

Ури Давидович, археолог, университет Тель-Авива:
Это очень длинные пещеры, метров 160 в общей сложности. Отдельные коридоры соединяются между собой, и получается такая разветвленная система подземных коммуникаций, самая пространная в Иудейской пустыне. Когда люди сюда наведались впервые, никто не знает: тысячи и тысячи лет тому назад.

Пещеру Черепов потрошили грабители, потом ученые, затем снова грабители.

Нынешние раскопки, бог весть, какие по счету, поскольку неофициальные гости подземелья никак и никем не учитывались. После такого интенсивного изучения недр, здесь мало что осталось нетронутым. Вот эта человеческая косточка, скажем, могла побывать во множестве рук прежде, чем дождаться знакомства с этими.

Ури Давидович, археолог, университет Тель-Авива:
Мы пытаемся найти здесь мельчайшие следы повседневной активности людей: по правде говоря, все крупные артефакты отсюда уже выгребли и грабители, и ученые. Пока есть кое-что из римских древностей, несколько предметов времен восстания Бар-Кохбы. Но мы зарываемся все глубже и погружаемся в более древние эпохи.

Совершенным чудом можно считать обретение этой веревочки: какой-то из боевиков 2-тысячелетней давности то ли сам подвязывался ею, то ли конструировал что-то — толком не определишь. По окончании раскопок становится ясно, что с визитом археологи очень припозднились: может, кстати, не на год-десятилетие, а на столетия и эпохи.

Сара Леви, лаборант:
Я здесь, потому что люблю историю. У нас в стране много тайных сокровищ, и я хочу участвовать в поисках еще ненайденных.

Израильская охота за грабителями могил — это еще пример успеха.

Здесь изловленных штрафуют, часто сажают, артефакты конфискуют. Подобное, однако, это исключение. Колыбель человечества — Междуречье: этот регион охвачен войной, а боевики здесь одинаково бойко орудуют и автоматом, и саперной лопаткой. Вроде и бои там, а древности всё текут во внешний мир полноводной рекой.

Также и в Новом Свете: купить мумию из погребений инков или майя проще простого — уложишься в десяток кликов мыши. Наверное, не было еще эпохи, когда бы материальное прошлое присутствовало в настоящем столь ощутимо. Коллекционирование придумали итальянцы. Затевая Ренессанс, они хотели видеть, что именно возрождают: все эти античные статуи, монеты, перстни, камеи. Но там собирательство практиковали аристократы, а теперь — широкие массы общественности со средними доходами. Растет благосостояние трудящихся — истощаются запасы нетронутых древностей. Добывать артефакты научились индустриальными методами: есть подозрение, что археологам следующего поколения останутся для изучения только чуланы коллекционеров. И называть открытое придется: «Культура выкладывания в ряд», «Культура рассовывания по этажеркам». Прошлое же сохранится лишь в книгах и нигде больше.     

В Израиле охотятся на грабителей могил
Загрузка...