новости СТВ в твиттере

К чему приведет сокращение производства кокаина в Колумбии: к миру в стране или к голодной смерти крестьян?

04.06.2016 - 15:17

Новости Колумбии. В Колумбии собираются закончить гражданскую войну и затем резко сократить производство в стране кокаина. Намерения эти благи, да только мостят собою известно что — дорогу в ад: обустроить же новое пекло обещают родине крестьяне, которые не знают и знать не хотят другого средства прокормить свои семьи. Кока, только кока и еще раз кока.

Взаимосвязь между гибелью бабочки в триасе и результатами президентских выборов в Соединенных Штатах, может, есть, а, может, ее и нету. Вероятна, кстати, взаимосвязь обратная: вот, скажем, выберут Трампа, свернет он внешнеполитическую активность своей страны, а сэкономленное направит на темпоральные исследования. И будут, значит, янки в Триас как домой к себе шляться да насекомых там топтать. Ну, здесь темна вода в облацех, а вот взаимосвязь всего со всем здесь и сейчас существует, причем совершенно парадоксальная.

Вот, к примеру, конец гражданской войны в Колумбии. Как будто, со всех сторон дело хорошее. Среди прочего,

мир в этой стране обещает резкое падение производства кокаина:

ну, это уж и совсем замечательно. Однако через год-два здесь стартует новая партизанщина, а кокаина сделается больше, чем было. А сейчас в Гаване завершаются переговоры повстанцев с властями: об условиях мира еще торгуются, но его результатом, в любом случае, станет возвращение армии в окраинные районы Колумбии.    

Колумбиец:
Единственная причина, по которой мы не хотим мира состоит в том, что тогда правительство за нас возьмется и окончательно лишит хлеба насущного. Придут, перепашут наши поля, уничтожат урожай, а, когда уйдут, нам останется либо подохнуть с голоду, либо снова взяться за коку. Здесь, в джунглях, растят лучшую коку: и всех не изведут, я вам ручаюсь. Мы в такие дебри заберемся.

Надо сказать, кока вблизи — совсем не то, что издали. В Боливии она главное туземное лекарство от горной болезни, а «горняшка» пресерьезнейшая проблема в стране, где половина земель—на высотах под 4 километра. Листья этого кустарника жуют шахтеры, пастухи, старушки, доящие лам.

Кока — природный тоник, который в ритуалах индейцев занимает ключевое место,

она главная пища богов вообще и Пачамамы, матери богов, в частности. В Боливии, где сплошь индейцы, кока легальна; в Перу, где индейцев половина, полулегальна, она есть всюду, на каждом столе, но, формально, пребывает вне закона.

В Колумбии листья эти только в партизанских районах и не под запретом. В общем, сейчас под этой культурой 160 тысяч гектаров, а меньше будет не скоро, а, может, и вовсе не будет.

Луис Карлос Вийегас, министр обороны:
По всем приметам судя, в нынешнем году перемен к лучшему не будет: земли под кокой станет больше. А вот через год мы тенденцию переломим, я уверен. Ну, а с 18-го года начнется резкое сокращение посадок коки.

Примечательно, что кока — это основа основ жизни в 6 мятежных районах. Она дает пропитание не только людям, но и туземному всеобщему анархизму: зачем власть, которая отбирает пряники и насаждает кнут?

Ферин Овьедо, глава фермерской ассоциации региона Аскатрагуа:
Кока — отец нам и мать. Она спасает нас от государства и государство заменяет. Когда мне нужно вылечить жену, выучить детей, построить дом, я не к правительству обращаюсь, а иду поле сажать. Наша провинция такая далекая и глухая, что иначе никогда не будет: здесь вовек не построят школы, университеты, больницы. У нас будет лишь то, что мы добудем сами. Вива кока!

Доход кокайеро скромен: за кило листьев он выручает доллар тридцать центов. От уличной цены кокаина, фермеру достается 3%: из 40 долларов или евро, которые пушер выручит за грамм наркотика в Нью-Йорке или Амстердаме, больше всего перепадет мексиканским наркокартелям, несколько меньше — их колумбийским партнерам.

Орландо Кастийя, президент ассоциации фермеров региона Гуавьяре:
Такой вот, значит, парадокс: Колумбия от нас беды не видела никогда, а мы только несчастья от родины и получаем. Из Парижа, Вашингтона или Боготы нас видят богатыми наркоторговцами, а на самом деле здесь есть нечего. И я вам прямо говорю: если партизаны уйдут отсюда, если появится армия и будет жечь посевы, мы сами уйдем в партизаны! Как винтовку держать, в этих местах любой знает. Довести крестьян до голодной смерти не выйдет: мы не дадимся.

Оборот кокаиновых рынков — около 90 миллиардов и прирастает ежегодно процентов на 40.

За бандитами, очевидно, стоят правительства и спецслужбы: время от времени сведения об этом выплывают. Британская королевская семья занималась опиумом, об этом даже учебники расскажут. Известно, что торговлю кокаином в Лос-Анджелесе контролировало в 80-е ЦРУ: история выплыла в ходе скандала «Иран-контрас».

Сейчас, вроде, концы получше прячут, хотя рост 120 раз производства опиатов в оккупированном Афганистане — твердо установленный факт: Баграм и Кабул связаны с американской базой Бондстил в Косово прямым авиасообщением и самолеты не досматривает никто, кроме военных. Ну, и впрямь: откуда это в Европе гашиш и почему главные торговцы им — косовские албанцы?

А кокаин — это большая политика и большая экономика:

кто ж ему позволит в Колумбии иссякнуть? Полвека партизанщины ФАРК сменятся другой прогрессивной партизанщиной — ЛБГТ, например, или еще какой. Сейчас нам просто посчастливилось наблюдать любопытный момент: экспертам переписывают инструкции, журналистам выдают новые темники. Ведь марксисты выходят из джунглей, а кокаина от этого только прибавится.

Кокаин