Александр Лукашенко на совещании по демографической ситуации в Беларуси: «Надо разобраться в системе поддержки»

19.02.2019 - 13:54

Новости Беларуси. Важнейшая для нашего общего будущего тема демографической безопасности 19 февраля в центре внимания главы государства, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Во Дворце Независимости проходит большое совещание. К разговору приглашены представители правительства, Администрации Президента, губернаторы.

Как подчеркнул Александр Лукашенко, прирост населения и повышение трудового потенциала – вопрос национальной безопасности.

Именно по инициативе Президента в Беларуси приняты исключительные меры для поддержки семей с детьми. Это оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком до трех лет, программа семейного капитала и льготные кредиты для многодетных. Во многих странах о подобных стимулах даже не слышали.

Однако и при такой системе поддержки, к сожалению, по итогам 2018 года нас стало меньше: почти 9 миллионов 476 тысяч человек. И если не принимать мер, то, по прогнозам специалистов, нация будет стареть, а количество населения, естественно, уменьшаться. А здесь проблема переходит уже в экономическую плоскость. Глава государства поручил разобраться в причинах и усовершенствовать уже существующие меры.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Нам надо разобраться в системе поддержки и в тех видах поддержки семей с детьми. Посмотреть, может, нам где-то усилить поддержку, а где-то какую-то мелочь вообще убрать, которая не работает.

К примеру, если мы примем приличное решение по обеспечению многодетных семей жильем, то, естественно, это стимул. Жилье для семьи – это всё. Ну а если вы где-то там на санаторно-курортное лечение отправляете и даете человеку три доллара, – ну так это вы распыляете просто денежные средства.

Поэтому надо подумать. Если уж усиливать, то меры, которые работают, и убирать те, которые не работают. Все равно человек в результате получит больше.

Прирост населения, повышение трудового потенциала – вопрос национальной безопасности, и для нас он звучит так же остро, как и для других развитых стран. Наша задача – в ближайшие годы разработать и реализовать действенные меры, направленные на увеличение рождаемости населения Беларуси. Важно уделить внимание формированию в обществе позитивного и уважительного отношения к материнству и семейным ценностям.

Ирина Костевич: необходимо сделать инвентаризацию всех пособий, льгот, гарантий для семей

Люди в материале: Александр Лукашенко
Loading...


Николай Щёкин: «Заявлять о том, что вот «вы уйдите с предприятия, а мы вас потом переучим» – мягко говоря, безответственно»



Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политолог, кандидат философских наук Николай Щёкин.

Юлия Бешанова, ведущая:  
Еще в сентябре на встрече с политическим активом Президент обозначил семь шагов, которые были предприняты оппонентами для плана по уничтожению Беларуси. Мы не будем сейчас перечислять все семь, потому что некоторые из них были еще намечены на предвыборный период.  

«Перешли к методам мягкой силы». Александр Лукашенко рассказал о семи этапах сценария по уничтожению Беларуси

Речь шла об этом в сентябре, сейчас уже конец октября. Но, тем не менее, тот самый план «Б», как видим, сейчас вступает в силу: многочисленные ультиматумы, призывы к забастовкам. Для чего и кто использует социально-политическую диверсию?

«Президент еще перед выборами говорил, что нас ожидают очень интересные времена. Вот эти «интересные времена» наступили»  

Николай Щёкин, политолог, кандидат философских наук:  
Действительно, Президент еще перед выборами говорил, что нас ожидают очень интересные времена. Вот эти «интересные времена» наступили. Все делается по методичке Шарпа, но есть свои особенности: Telegram-каналы и все остальное, но речь даже не об этом. Сейчас мы вступили в ту стадию, когда понятно уже для западных кукловодов и кураторов нашей оппозиции, что просто так Беларусь сбить не удалось. Они пошли по другому пути – по «проектному управлению», воздействию, то есть стали брать определенные социальные группы. Это пенсионеры, рабочие, женщины, недовольные, несогласные с чем-то. Теперь начали бить точечно.  

Юлия Бешанова:
Давайте посмотрим, что нам предлагают, чем эти меры чреваты для нашей страны в случае их выполнения. Язык – это не с точки зрения экономики, ну вот снос памятников, запрет на приобретение российских газа и нефти – самое яркое из того, что нам предлагают.  

Николай Щёкин:
Все, что здесь предлагается, уже нам предлагалось Белорусским народным фронтом. Все это было в 1990-х годах. Вот почему Президент очень внимательно тогда за этим смотрел, и по большому счету он зачистил это поле.

Юлия Бешанова:
На этой неделе изучали и вносили предложения в бюджет на следующий год – Совет министров. Там один из пунктов – это увеличение фактического дохода населения на 7,1 %.  

«Мы – конкуренты в экономической сфере для Запада»

Николай Щекин:  
И это притом, что пандемия в мире, и нас она тоже затронула. Мы должны четко понимать – на примере Прибалтики, на примере Украины. Мы – конкуренты в экономической сфере для Запада. И с этим ничего не поделаешь. Конкурентов никто терпеть не будет. А если говорить о трудоспособном населении…  

Самое простое, за последние несколько лет из Польши выехало около 5 миллионов человек еще дальше – в Европу. Им надо чем-то заместить эти трудовые ресурсы? Надо. У нас – квалифицированные рабочие, но нет гарантий, что они там будут зарабатывать и по своей специальности работать. В данном случае это простая экономическая конкуренция, «торпедирование» нашей экономики и всей республики только ради своих интересов.  

Юлия Бешанова:  
Иногда эти ультиматумы и требования звучат противоречиво, потому что когда началась пандемия, когда не закрывали предприятия в Беларуси, когда мы не останавливали производства, обращались к Президенту с просьбами поддержать малый бизнес. Сейчас нам предлагают все это закрыть и уйти в вынужденный локдаун. Вам не кажется, что мы сами себе стреляем в ногу?  

О пандемии: Беларусь – одна из немногих республик, которая пошла своим путем

Николай Щёкин:
Мировое сообщество и государства оказались не способны принять этот вызов в качестве пандемии COVID-19. У нас одна из немногих республик, которая пошла своим путем.

Юлия Бешанова:
У нас не было вымерших городов.

Николай Щекин:
Мы не закрыли эти предприятия и правильно сделали. Посчитайте, если брать страновые предприятия, которые формируют бюджет, на этих предприятиях работают около 100 тысяч человек. За каждым человеком еще семья: дети, жены. Получается, тысячи человек в среднем просто были бы выбиты из экономики. Я не говорю о бюджете. У нас нет такого ресурса, у нас структура общества (у нас более-менее однородное общество) и структура экономики не позволяют закрывать какие-то части экономической сферы. Вот в чем проблема.

Директора агрохолдингов говорят спасибо главе государства, что мы не ушли на карантин

Юлия Бешанова:
Даже Германия и США говорят, что не могут позволить себе нового локдауна.

Николай Щёкин:
Я общался с некоторыми директорами агрохолдингов, они признательны, говорят спасибо главе государства, что не закрыл, что не ушли мы на карантин. Во-первых, не забывайте, что Европа на недели 2-3 опоздала с посевом в этом году. Это уже выбило многие экономические сферы.

Во-вторых, мы посеяли все вовремя, мы собрали все вовремя, у нас в этом году хорошая урожайность. Сейчас мы только ждем, и агрохолдинги уже начали продавать в Европу продукцию. Действительно, кушать хочется всегда. Посмотрите, что происходит в Польше последнюю неделю, забастовки какие идут среди сельхозпроизводителей.

За 26 лет было сделано очень много.  

Юлия Бешанова:  
Так много говорили о санкциях предыдущие недели, а ведь никто не требует никаких экономических санкций в отношении нашей страны. Как покупали, так и покупают.  

«Все, что касается санкций, это мелочно, это двойные стандарты, некрасиво»

Николай Щёкин:
Они отлично понимают, что еще примерно месяц им придется все скупать у нас практически. Никуда не денутся. А политические санкции, ну, вы знаете, мы все 26 лет живем под этими санкциями, мы уже привыкли. Это первое.

Второе. Я никогда не забуду, когда после очередных выборов на главу государства тоже санкции наложили, обвинив его в коррупции или еще в чем-то. И он после этого сказал: «Найдете мои счета, пожалуйста, забирайте все, все ваше». Еще давным-давно.  

Поэтому все, что касается санкций, это мелочно, это двойные стандарты, некрасиво, и это все вернется в результате. Вы видите на примере России – уже не за что накладывать эти санкции, все равно хоть какой-то повод найдут. Ну, это уже их проблемы.

Мы поймем всю ценность открытия АЭС только лет через 10. Электроэнергия скоро будет на вес золота

Сейчас, наверное, санкции на нас будут наложены, нам надо ожидать, после ввода в эксплуатацию атомной электростанции. Давайте вспомним историю, когда Президент сказал: АЭС быть. И никуда мы от этого не денемся, но мы поймем всю ценность открытия АЭС только лет через 10 – мы входим в клуб ядерных держав – электроэнергия будет на вес золота скоро.

Сейчас в Польше объявили о том, что подписали с американской фирмой договор по строительству АЭС – это пока подписали. Еще надо много времени, чтобы все это сделать. У нас уже есть. Политическая воля главы государства, власти в целом республики, поддержка людей ведут к тому, что мы развиваемся.

Санкции мы как-то переживем, как и выходы на площади. Все это постепенно уйдет и успокоится

Николай Щёкин:
Да. Вот мы говорим о том, что агросфера у нас работает. Да, есть проблемы, везде есть проблемы, в любой стране есть проблемы, но я всегда вспоминаю добрым словом программу возрождения и развития села. Благодаря этой программе мы же вышли на довольно высокий уровень, начиная с перерабатывающей промышленности и жилья для людей. Санкции, я думаю, как-то переживем, это все мелочи, точно так же, как переживем и выходы на площади. Все это постепенно уйдет и успокоится.

«Заявлять о том, что вот «вы уйдите с предприятия, а мы вас потом переучим» – мягко говоря, безответственно»

Юлия Бешанова:
У частников есть мысль: а что мне сделало государство, чем мне помогли?

Николай Щёкин:
Немного уточняю некоторые вещи. Заявлять о том, что вот «вы уйдите с предприятия, а мы вас потом переучим» – мягко говоря, безответственно. У нас еще в 2001 году была принята концепция государственной кадровой политики, там разложен весь механизм подготовки, формирования трудовых ресурсов. Просто подготовить человека, а тем более айтишника – на это тоже нужны деньги.

О Декрете № 8 «О развитии цифровой экономики»: «Подобных законодательных актов в мире практически нет»

Николай Щёкин:
Должен быть баланс. IT-сфера формировалась у нас очень долго. В декабре 2017 года был принят Декрет № 8. Уникальный декрет по формированию цифровой экономики, там все расписано. Кстати, подобных законодательных актов в мире практически нет.

Юлия Бешанова:
Сейчас Украина переманивает наших специалистов.

«Что такое поехать в другую страну без гражданства, начать свое дело? Это же непростые вещи»

Николай Щёкин:
Это все громкие слова. Это далеко не правда. Выехали 300, 400… Да хоть 1000, хоть 10 тысяч. В основном, у нас все остаются. Там нет таких условий, они все равно приедут обратно. Что такое поехать в другую страну без гражданства, начать свое дело? Это же непростые вещи. Но молчат же почему-то оппозиционеры о том, что у нас сейчас там 80 фирм заявило о своем желании войти к нам в IT-сферу. А там же еще больше, чем выезжает.

Юлия Бешанова:
Как раз из тех стран, которые нам объявляют санкции.

Николай Щёкин:
О чем и речь. Вот попыталась сейчас Прибалтика, громко заявили о том, что принимают айтишников, ну и что? Не приняли, потому что законодательство не позволяет им этого делать: европейское законодательство и свое законодательство. Можно говорить все, что угодно и как угодно, но надо исходить от жизни и из реалий. И идти постепенно, по ступенечкам, принимая те или иные законодательные акты, формируя условия. Просто так все быстро не строится. Разломать можно, выйти куда-то и все бросить, это да.

О призывах не платить налоги, не оплачивать коммунальные платежи, перестать покупать белорусское: «Это непорядочно по отношению к своей стране и к своим людям»

Юлия Бешанова:
Что касается разломать. Несколько требований в ультиматуме, которые предъявляются экономические: не платить налоги, перестать платить коммунальные платежи, перестать покупать белорусское. Есть ноу-хау программа: наводишь телефон на продукт, и она показывает, можно ли его покупать. Как к этому относиться? Белорусы призывают не покупать белорусское, то покупать чье угодно, но не белорусское.

Николай Щёкин:
Это непорядочно по отношению к своей стране и к своим людям. Что же вы делаете? Если вы любите свою страну, если вы патриоты, так зачем же Беларусь загонять в чуть ли не XIX век?

«В мире признано, что товары, произведенные в Беларуси, очень качественные, особенно продовольственные»

Юлия Бешанова:
Если следовать этому совету, то что покупать? Все, что угодно, непонятно из чего сделанное. Белорусские продукты – это бренд.

Николай Щёкин:
Так о чем и речь. В мире признано, что товары, произведенные в Беларуси, очень качественные, особенно продовольственные. Да и промышленные товары, по-моему, весьма неплохие. Выбор есть. Президент как говорил: хотите египетские яблоки? Покупайте египетские яблоки. Но чтобы и наша была продукция.

«Все эти призывы безответственны и могут быть даже уголовно наказуемы»

Николай Щёкин:
К этим призывам нам и власти надо относиться очень серьезно. На днях появился призыв к религиозным деятелям. Это очень опасная, деликатная вещь. Все, что касается религиозного поля (как раз моя сфера в этом смысле), здесь можно раскачать и потерять нашу страну. Все эти призывы безответственны и могут быть даже уголовно наказуемы. Я обращусь ко всем нашим гражданам: не надо поддаваться на эти призывы, все, что касается веры, религии, кому ходить в церковь, кому не ходить – решайте сами, без подсказки, здесь надо быть очень аккуратным.

«В Беларуси никогда не было религиозных войн, но то, что сейчас нам «подсказывают» – это уже опасная вещь»

Николай Щёкин:
Не то, чтобы толерантны, но мы всегда поддерживали многоконфессиональность, которая у нас присутствовала. Мы этим гордились и гордимся. На территории Республики Беларусь никогда не было религиозных войн, но то, что сейчас нам «подсказывают» – это уже опасная вещь. Считаю, что силовые структуры обязаны на это обратить внимание и дать квалифицированную оценку этим призывам.

Надежда Лазаревич, генеральный директор управляющей компании холдинга «Бобруйскагромаш»:
И эта дама, которая призывает…

Юлия Бешанова:
Я не думаю, что эта дама, скорее силы, стоящие за ней.

Николай Щёкин:
Хочется произнести такую фразу, извините: «Она никто и зовут ее никак». Она никого не представляет.

Юлия Бешанова:
Некое мировое сообщество не так давно выдвинуло ее и еще нескольких ее коллег (не знаю, как правильно сказать) на премию, которая – зачитаю – обычно вручается за свободу мысли.

Николай Щёкин:
Делается все возможное, чтобы вот эти выходы или оппозицию (потому что у нас, я считаю, оппозиции нет. У оппозиции обычно есть программа, цели, задачи) персонифицировать каким-то образом, сделать из нее лидера. Эту женщину будут награждать многими премиями только для того, чтобы показать ее равновеликость Президенту Лукашенко и постараться, чего и добивается коллективный Запад, усадить за стол переговоров (в кавычках).

«Диалог по западной модели – это всегда равносильно госперевороту»

Но мы понимаем, что диалог по западной модели – это всегда равносильно госперевороту. Видно, что провалены практически все их проекты относительно Беларуси, сейчас они в долгоиграющей пластинке будут раскручивать ее как личность. Но тоже до определенного момента. Я очень боюсь за нее в том смысле, что когда это все лопнет, когда она станет ненужной, чтобы она не повторила судьбу Скрипалей либо Навального. Только для того, чтобы объявить очередные санкции против Президента и в том числе против России, найдут, в чем обвинить. Но судьба у нее по жанру, по сценарию спецслужб очень нелегкая будет. Она этого еще не понимает, она выступает в качестве ретранслятора, не более того. Свободна ли она в своих мыслях? Награждать можно чем угодно.

Юлия Бешанова:
Это обесценивает эту награду.

Николай Щёкин:
Это обесценивает, к сожалению. Показать, кто такой Сахаров, выдающийся человек. Там есть нюансы какие-то, можно говорить «люблю – не люблю», «уважаю – не уважаю», но человек действительно гений практически – в мире. И сравнить с ней. Ну, я не знаю, что за ней, что она сделала в жизни, что они сделали в жизни, что ними, что за их плечами.

«Президент сделал страну совместно со всеми людьми, мы видим результаты, и они очень высокие»

Президент сделал страну совместно со всеми людьми, мы видим результаты, и они очень высокие. Чего у нас только нет, даже в космос практически полетели, даже АЭС построили. Вроде бы мелочи, кто-то скажет, но это и есть страна, это та самая страна. У нас же ресурсов практически нет, у нас их мало.

Николай Щёкин:
Кто-то написал одну книжку, две, кто-то диссертацию, кто-то выступление пишет. Президент написал только одну книжку под названием «Республика Беларусь». Это уже как Библия для нас, и в этой Библии у каждого своя роль. Не потому, что он определил или кто-то, так судьбою предназначено было.

«Силовые структуры, МВД, надо отдать должное – они сделали очень много»

Ученый, кто-то производственник, кто-то в сельском хозяйстве... Каждый пошел по той стезе, по которой он захотел идти. И сейчас обвинять или слушать в свой адрес обвинения, что ты не тем занимаешься, как сейчас обвиняют наши силовые структуры. Я хотел бы защитить их. Не буду называть цифры, но силовые структуры, МВД, надо отдать должное – они сделали очень много. Когда их сейчас обвиняют в превышении полномочий, власти, чего-то еще, ну, почитайте хотя бы законы. К сожалению, у нас люди неграмотны в правовом смысле, к великому сожалению. И те, кто выходит на площади, и те, кто скандирует «Долой», хотя непонятно, что долой, за какую свободу, что хотят… Они бы почитали закон. Свобода без понимания, без совести и без интеллигентности – это уже не свобода, это вседозволенность, это анархия.