Андрей Лазуткин: «Не надо думать, что Польша имеет безграничные длинные руки, которые наведут в Беларуси революцию»

24.10.2020 - 20:16

Новости Беларуси. В гостях у программы «Тайные пружины политики – 2020» политолог Андрей Лазуткин.

Григорий Азаренок, корреспондент:
Я так наблюдаю за вашей деятельностью. У меня такой образ сложился: вы похожи на энтомолога. Вы очень долго изучаете этих жучков, паучков, гусениц, бабочек и других членистоногих, которые представляют из себя белорусскую оппозицию.

Какие у вас сейчас впечатления, чего нам стоит ждать, что уже прошло, что еще будет?

«В СМИ был хорошо распиарен именно мирный момент этого протеста»

Андрей Лазуткин, политолог:
Чтобы понять, что будет дальше, надо посмотреть, с чего они начинали и к чему пришли именно в конкретный момент сейчас. В СМИ был хорошо распиарен именно мирный момент этого протеста. То есть подготовка до выборов, когда работал объединенный штаб, и та деятельность, которая велась уже непосредственно после столкновений 9-11 августа, когда были цепи солидарности, женщины в белом и все прочее, когда пошел массовый протест.

Но из всей оппозиционной пропаганды выпадает именно момент организации массовых беспорядков: как это все делалось, какое было ядро выполняло эти задачи и что с этим ядром стало сейчас. Потому что, когда ситуация немножко обострилась, они опять перешли к прямым угрозам, то есть «мы повторим то, что было в середине августа».

Чтобы понять, что происходило, надо посмотреть, во-первых, на структуру той организации, которая действовала. Для того, чтобы вам или какому-то другому человеку провести эффективно подрывную работу, необходимо загодя сформировать определенные автономные группы. Задача, чтобы каждая группа друг о друге ничего не знала, не зависела и по возможности выполняла более радикальные задачи и менее радикальные задачи.

«По чатам анархических группировок начала распространяться инструкция»

Для этого примерно за полтора месяца по чатам анархических группировок начала распространяться инструкция, называлась она «Багратион». Есть скриншот, где рассматривается, как изготавливать коктейли Молотова. Там говорится о том, какая выбирается тара, какая должна быть емкость, на сколько эта емкость заполняется бензином и как это должно применяться в строю.

Есть картинка, допустим, как выстроены боевики в несколько шеренг. Примерно на 10 таких боевиков, которые выполняют задачу штурмовую, приходятся два человека, которые эти бутылки метают.

Есть разбор тактики на Евромайдане в Украине. То есть когда происходят столкновения с силами правопорядка, есть понятие оппозиционного боя. А есть понятие такой «каши», когда люди просто друг друга лупят, и ОМОН уже бессилен.

В конце инструкции обозначался некий финальный акт. Это должен был стать штурм Дворца Независимости 9-го числа. Как мы знаем, был немножко другой сценарий реализован. Они собрались на стеле, но в итоге их либо оттеснили, не дали пройти к Дворцу Независимости, либо они по спальным районам пытались возобновлять очаги протестов.

Возвращаемся к механизму организации. Представьте, что вам необходимо провести масштабную операцию, когда у вас в ней несколько тысяч человек задействовано. Порядка 8-9 тысяч выходило в Минске первые три дня, когда происходили самые жесткие, самые тяжелые бои: когда милицию давили машинами, когда сожгли практически весь отрезок Пушкинской и Спортивной, когда разбиралась брусчатка, ломались баки, все перегораживалось, баррикадировалось.

Так вот, у вас есть несколько тысяч человек. Эти люди должны быть готовы активно, сразу противодействовать милиции. Уже не после того, как вы их накрутите, как было после выборов, расскажете им, что было страшное какое-то насилие на Окрестина, что надо мстить, проводить какую-то месть. Нет. Эти люди должны сразу быть готовыми, допустим, задавить человека на своем автомобиле или забить его прутом, как они пытались делать милиции.

Чтобы произвести непосредственно эти боевые действия, вам нужны люди, которые устойчивы и имеют низкую правовую культуру. Лучше всего – рецидивисты, фанаты, заточенные на такие массовые драки. Лучше это будут иностранцы, которым абсолютно не жалко развалить, разворотить весь город Минск. Хорошо, если это люди, допустим, имеющие погашенные судимости, которые ненавидят милицию, которые отбывали ранее срок и готовы этим всем заниматься. И вы организовываете из них несколько боевых групп и потом рассредотачиваете по разным городам республики. Но этого будет мало.

Если вот так точечно их собирать, то, во-первых, высока вероятность какого-то провала; во-вторых, просто вам не хватит ни рук, ни денег, ничего. И вам необходимо привлекать добровольцев. И вот уже для таких добровольцев, которые будут действовать автономно, просто почитав какую-то дурацкую инструкцию, вы сможете обеспечить нужную массовость. И для этого писалась эта вещь, которую мы называем условно «Операция «Багратион».

«Выходили ребята, которым было по 15-16 лет, которые, может быть, сидели в анархическом чате»

Для чего вам нужны все эти школьники, которые ее прочитают? Так и получилось, в принципе. Выходили ребята, которым было по 15-16 лет, которые, может быть, сидели в анархическом чате, посмотрели и решили, что они «великие революционеры». Они считают: такая тактика, такая экипировка, мы готовимся, мы ее собираем, потом идем штурмовать, условно, Дворец Независимости.

Представьте, у вас толпа школьников, которых вы бросаете на объект, который охраняет антитеррор. Что будет в итоге? Логично, что в итоге будут трупы, скорее всего. Необязательно это будет Дворец Независимости, это может быть любой другой охраняемый объект. В Минске, допустим, это изоляторы: изолятор КГБ, например, или СИЗО №1. То есть и там, и там режим, и могут начать стрелять на поражение в случае такого массового штурма.

Задача этих инструкций в том, чтобы загнать большое количество радикальных молодых людей на такие объекты, где по ним начнут стрелять

То есть задача всех этих инструкций, которые якобы должны убедительно рассказать, как свалить режим за один день, в том, чтобы загнать большое количество этих радикальных молодых людей на такие объекты, где просто по ним начнут стрелять – чтобы были трупы. Потому что задача ваша – не за один день, как в Киргизии, сменить эту власть, а задача – именно добиться, чтобы были убитые, которые потом, впоследствии будут использоваться во второй – мирной, массовой – фазе.

У нас практически заканчивается октябрь. И если вы делаете какую-то революцию, то вы рассчитываете бюджет этой революции. У вас прошел месяц, два месяца, три, но финансировать каждый месяц невозможно. Это не организации, которые выдают зарплату каждый раз. Это финансирование, которое приходит под конкретные разовые акции. И если у вас нет возможности продолжать это финансирование, то необходимо создавать некие автономные группировки, которые уже будут действовать сами по себе. Понятно, что они, может, будут менее эффективны, менее радикальны, но они будут поддерживать видимость протеста.

Дальше будет, я бы сказал, дешево и сердито, будет партизанская тактика. Всё это может быть достаточно долго

И вы спрашивали: что будет дальше? А дальше будет, я бы сказал, дешево и сердито, потому что если у вас нет ресурса, чтобы собрать 7, 8, 9 тысяч человек и бросить их на ОМОН, то вы будете делать партизанскую тактику: какие-то точечные поджоги, точечный вандализм, точечные угрозы, какая-то мирная активность во дворах и так далее. И вот это все, в принципе, может действовать достаточно длительный отрезок времени.

Григорий Азаренок:
Сколько это еще может продолжаться?

Андрей Лазуткин:
Я думаю, что это будет зависеть даже не от внутриполитической ситуации, а от внешнеполитической. Во-первых, есть страны, которые плотно вовлечены во все эти действия. Даже то, что видно на первый взгляд – Чехия, Литва, Польша, штаты. Все они сейчас вступили в полосу жесткой достаточно турбуленции. И я не преувеличиваю все эти процессы. Это первые симптомы большого кризиса, который точно будет в Евросоюзе, в ближайшие год-два мы все увидим.

Григорий Азаренок:
Кстати, бумеранг возвращается. Сегодня я прочитал, что Анджей Дуда заболел коронавирусом. Ну, пожелаем ему здоровья.

О внешнем факторе: если они погрузятся в свои внутренние проблемы, то о Беларуси быстро забудут

Андрей Лазуткин:
Всегда в таких вещах есть вопрос в том, кто занимается переигрыванием, кто является оператором внешнего фактора. И если, грубо говоря, Польша погрузится в какие-то внутренние свои проблемы, если там начнется определенный дележ компетенций между ЕС и США, вот в этих странах Восточного блока, то все они о Беларуси быстро забудут.

Григорий Азаренок:
Кстати, вы уже стояли с пикетом у польского посольства с требованием прекратить насилие в отношении бастующих?

«Не надо думать, что Польша имеет безграничные длинные руки, которые наведут в Беларуси революцию»

Андрей Лазуткин:
Конечно, эти вещи будут упираться именно в ту «погоду», которая сложится в бывших странах Восточного блока. Государства это слабые, ненадежные, возможности их тоже ограничены. Поэтому не надо думать, что Польша имеет безграничные длинные руки, которые наведут в Беларуси революцию. Ничего этого не будет.

Loading...


В Беларуси усилят ответственность взрослых за участие детей в несанкционированных акциях



Новости Беларуси. В Беларуси рассматривается вопрос об усилении ответственности взрослых за вовлечение детей в несанкционированные акции, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Соответствующие корректировки норм Административного кодекса уже поступили на рассмотрение в Палату представителей. Об этом 2 декабря сообщил заместитель премьер-министра Беларуси Игорь Петришенко перед началом заседания Национальной комиссии по правам ребенка.

Участники встречи обсудили рекомендации Комитета ООН, которые были даны Беларуси по итогам представленных докладов в Женеве в январе 2020 года. Речь идет о соблюдении положений Конвенции Организации Объединенных Наций. Они затрагивают такие аспекты, как предотвращение насилия в семье и среди сверстников, социализация детей с инвалидностью, информационная безопасность ребенка и его права. Игорь Петришенко отметил, что при соблюдении рекомендаций необходимо опираться в первую очередь на национальные интересы и выстраивать систему защиты детей с учетом вызовов времени.

Игорь Петришенко, заместитель премьер-министра Беларуси:
У нас создано порядка 15 модельных центров сейчас в стране, где мы обучаем родителей безопасному поведению и предотвращению негативных последствий для детей. Также мы проанализируем практику выездных приемов, которые поводили члены наших комиссий по правам ребенка. Ну и знаете, что актуальная для нас тема, опять же, участие детей в так называемых несанкционированных мероприятиях – это тоже в поле зрения Национальной комиссии по правам ребенка, мы эту тему подробно обсуждали. Инициировано соответствующее изменение в Кодекс об административных правонарушениях.

Большинство поднятых комитетом вопросов актуальны для многих стран, в том числе США, Германии, Франции. Выполнение принятых рекомендаций ООН планируют заложить в госпрограммы и план действий на будущие пять лет по улучшению положения детей и защите их прав.