Артем Козырь: конкретно моя цель на Европейских играх – только победа

19.05.2019 - 23:57

Новости Беларуси. На предстоящей неделе международный сезон открывают наши представители гребли на байдарках и каноэ. Первый этап Кубка мира пройдет в Польше, в Познани, сообщили в программе «Неделя спорта» на СТВ.

Почему мы уделяем этому виду спорта такое внимание – не удивительно, обычно наши ребята в прямом смысле гребут медали на самых крупных стартах.

В преддверии нового сезона, предолимпийского и очень важного, мы общаемся с одним из лидеров нашей сборной. В гостях студии Артем Козырь, трехкратный кратный чемпион мира.

Первый год, второй – были очень сильные переживания, я никак не мог отпустить дисквалификацию сборной в Рио

Ярослав Писаренко, СТВ:
Артем, предолимпийский сезон – крайне важный для вас. О чем сейчас мысли?

Артем Козырь, трехкратный чемпион мира по гребле на байдарках и каноэ:
Мысли сейчас о предстоящих Европейских играх. Это событие для нашей страны очень важное. Не хочется у себя на родине ударить в грязь лицом. Когда выезжаешь в другую страну, нет такой поддержки родных, поддержки близких, а здесь все ощущается в десятки раз сильнее. Поэтому и ответственность гораздо выше.

Кристина Момот, СТВ:
Прошлый олимпийский цикл закончился для вас разочарованием. Вы были главным претендентом на медали в Рио, но из-за дисквалификации сборной не смогли туда поехать. Та история – уже пройденный этап?

Артем Козырь:
Скажу: уже спустя эти три года я как-то очухался от этого. Первый год, второй – были очень сильные переживания, я никак это не мог отпустить. Сейчас, проанализировав всю ситуацию, можно сказать, что я ее отпустил. Надо жить дальше, надо покорять новые вершины, ставить новые цели – жизнь на этом не заканчивается. Но осадок все равно остался.

Мысль попробовать себя на дистанции 1000 метров никуда не ушла

Ярослав Писаренко:
Все ваши значимые победы – это победы в спринте. Но после 2016-го 200-метровка не входит в олимпийскую программу. Вы собирались переквалифицироваться в стайеры. Как с этим обстоят дела?

Артем Козырь:
Мысль никуда не ушла. Но амбиции амбициями, но надо смотреть немножко на реальность и осозновать, что в какой-то степени и возраст уже... И мне не хватит тех сил, терпения, задора, которые были 10 лет назад. Но все же я, наверное, попробую. Я от этой мысли не отступаю, а как оно будет – будет видно.

Ярослав Писаренко:
То есть реально, что в 2020 году в олимпийском сезоне будете работать в 1000 метров?

Артем Козырь:
Я буду стараться проводить подготовку на более длинную дистанцию, но как оно получится – я загадывать не буду.

Кристина Момот:
В чем конкретно для спортсмена разница между заездом на 200 метров и на 1000? На что делается упор там и там?

Артем Козырь:
200 метров – не сказать, что это чистый спринт. Спринт – это около 10 секунд, если разбирать на примере легкой атлетики. У нас работа идет около 40 секунд – это заходит за рамки спринта.

На 1000 метров другие мышечные волокна включаются. Это почти 4 минуты надо ехать, дистанция в пять раз длиннее. Это другая техника гребли, абсолютно другая подготовка. На 200 метров – это взрывная работа. На 1000 метров – более тягучая работа, тренировки должны быть более длительные.

Я не командный игрок. В детстве перепробовал разные командные виды спорта, и остановился на таком единоличном

Кристина Момот:
А в двойку не планировали пересесть?

Артем Козырь:
Наверное, нет. На прошлогоднем чемпионате мира я попробовал себя в четверке, мы тогда пятое место вроде бы заняли. И я подумал, что с экипажами не хочу я... Буду пробовать в одиночку.

Кристина Момот:
А почему?

Артем Козырь:
Не командный игрок. Я и в детстве перепробовал разные командные виды спорта, и остановился на таком единоличном. Как тренировался – так и выступил.

Ярослав Писаренко:
Расскажите об отборе на Токио. Какая схема, какие главные старты в розыгрыше лицензий?

Артем Козырь:
Чемпионат мира лицензионный. В каноэ одиночки – это первое-пятое место. И в двойке – это первое-восьмое.

«Мой главный враг – время. Хочу показать достойное время»

Ярослав Писаренко:
Последний раз в Познани этап проводился в 2013-м. Как хорошо вам знаком этот канал?

Артем Козырь:
Бывал я там пару раз. Очень ветра сильные там. Волны высокие и ветер сильный. На молодежном чемпионате Европы, когда я там был, я уже после финиша там даже вывернулся – настолько был сильный ветер и сильные волны.

Кристина Момот:
Насколько важно знать особенности канала?

Артем Козырь:
Это, безусловно, важно. Это как гонщик, который выходит и изучает свою трассу. Потому что дна не видно, где-то глубже, где-то мель – и это очень сказывается на ходе лодки. Воды меньше – лодка останавливается, садится. Спортсмену тяжелее прогребать.

Кристина Момот:
Вернемся к этапу в Познани: какие для себя ставите цели?

Артем Козырь:
Мой главный враг – время. Хочу показать достойное время.

Ярослав Писаренко:
Как Европейские игры вписываются в календарь наших каноистов? Минские соревнования как-то влияют на рейтинг, на лицензии олимпийские?

Артем Козырь:
Не знаю, как сейчас, но раньше говорили, что первое место – лицензия на Олимпийские игры. Как оно вписывается в календарь подготовки? В принципе, в это время у нас проходит чемпионат Европы. Чемпионат мира ближе к августу. Но поскольку событие очень весомое, все силы сборной направленны на эту подготовку.

На Европейских играх будет медаль. И не одна

Кристина Момот:
На Европейских играх будет медаль?

Артем Козырь:
Безусловно. И не одна.

Ярослав Писаренко:
Вы ставите перед собой такую цель?

Артем Козырь:
Конкретно моя цель – только победа.

Ярослав Писаренко:
Медаль на Европейских играх хоть как-то сгладит ощущение горечи от того, что той потенциальной медали на ОИ в 2016 году не было?

Артем Козырь:
Не знаю, не могу сказать. Но думаю, что нет.

Ярослав Писаренко:
До Игр какие турниры ждут, какие планы?

Артем Козырь:
Этап Кубка мира в Польше. Следующее соревнование – внутренний чемпионат. Он считается отбором на Европейские игры и на чемпионат мира. Потом – Европейские игры, и потом чемпионат мира лицензионный, не менее важный.

Новости по теме

‡агрузка...

Екатерина Карстен: После Рио хотела бросить, но не придумала, что делать дальше

Новости Беларуси. Екатерина Карстен –  настоящая легенда не только белорусского, но и мирового спорта. И она все еще в деле. На первом этапе Кубка мира она вышла в финал, попала в восьмерку лучших в 47 лет, сообщили в программе «Неделя спорта» на СТВ.

Хотя у женщин не принято говорить о возрасте, но в данном случае это скорее ее козырь. Сейчас Екатерина Великая готовится ко второму этапу мирового Кубка, но нашла время пообщаться с нашим корреспондентом Галиной Буро.

Галина Буро, СТВ:
В вашей карьере были уже семь Олимпиад. На восьмую пойдете?

Екатерина Карстен, двукратная олимпийская чемпионка по академической гребле:
Пока готовлюсь, но посмотрим, каким будет результат: у нас будет Кубок, второй этап Кубка мира, там посмотрим. Когда я после Рио хотела бросить, не тренировалась, отпуск был, подумала: «Что дальше делать?» И так ничего и не придумала. И опять вернулась.

Уже на международных соревнованиях большинство работают тренерами из тех, с кем я гонялась. Но мне не нравится быть тренером. Если консультантом –  да. Но тренерам надо заставлять людей, а у меня такой характер, я не могу. Когда тренировалась в Германии, мне давали напарников для спаррингов, девочек молодых, и если были какие-то контрольные старты, им было так тяжело, что я думала: лучше я сама сяду, вместо них сделаю, так мне было их жалко.

Галина Буро:
А если бы вам предложили возглавить Белорусскую федерацию гребли, согласились бы?

Екатерина Карстен:
Столько гребу и спортом занимаюсь, но мне пишут план, а я делаю только то, что мне говорят. А быть главным – это надо решать все самому. Я думаю, что у меня это не получится.

Галина Буро:
Вам несколько раз предлагали сменить гражданство, но вы до сих пор выступаете за Беларусь. Почему?

Екатерина Карстен:
Наверное, я патриот своей страны, хоть и живу, конечно, в Германии. Может, и тяжело назвать меня патриотом. Когда я вышла замуж за немца, он говорил, что лучше, если ребенок будет жить в Германии, там лучше условия для образования, и я согласилась с ним. Но, конечно, мне тяжело было уезжать из Беларуси, и когда мне предложили жить там, а тренироваться и выступать за Беларусь, я, конечно, была очень довольна.

Галина Буро:
А если сравнивать то время, когда вы только начинали заниматься греблей, и нынешнее, что-то изменилось?

Екатерина Карстен:
Поменялось, конечно. Вот этот канал (Брестский гребной канал – прим. ред.) построили классный. Если бы не ветра, то вообще отлично было бы. Только олимпийские каналы имеют такие хорошие обводные каналы. Конечно, раньше людей было больше, это да, но меньше инвентаря. Сейчас, я смотрю, дети в «эмпахерах» тренируются, это одни из лучших лодок. Я в свое время и мечтать не могла о таком.

Я начинала в восьмерке. Восемь человек, тренироваться два раза в день не так хотелось, все молодые, кто-то о дискотеках думает, кто-то о мальчиках. Ну и работы такой не было первые месяцы, годы. И мне это не понравилось, я хотела вообще бросить. Но потом тренер меня посадил в одиночку, здесь я сама себе хозяин, здесь знаешь – сколько вложишь, то и получишь.



Подписаны 6 документов о сотрудничестве в разных сферах: как прошли переговоры глав государств Беларуси и Египта

Показать в эфире праздник Победы – главная задача в работе Совета руководителей телекомпаний СНГ

Как обезопасить свою карточку от мошенников? Простые рекомендации от МВД

17 человек получили пожизненный срок за попытку государственного переворота в Турции

Тройная авария в Таиланде: погиб человек, пострадали ещё 13

В Молдове частично обрушилась 9-этажка: эвакуированы 46 человек

135 миллионов долларов потратят на выкуп полуавтоматического оружия у населения власти Новой Зеландии

Из-за лесных пожаров на западе Канады объявлена массовая эвакуация