Белорусские учёные разработали лекарство, которое помогает больным с рассеянным склерозом

07.10.2019 - 10:25

Новости Беларуси. Белорусские ученые разработали лекарство, которое помогает больным с рассеянным склерозом. На его разработку ушло около 15 лет. У него абсолютно уникальная формула и нет аналогов в мире, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. 

Препарат уже прошел необходимую сертификацию и поступил в аптеки. Сегодня в мире этим недугом страдает около двух миллионов человек. В Беларуси их более четырёх тысяч. Причины, по которым развивается это заболевание, установить сложно. Проявляется оно тоже по-разному: кто-то перестает ходить, у некоторых пропадает речь, зрение, другие теряют память. Все это усложняет поиск лечения для ученых.

Елена Калиниченко, член-корреспондент НАН Беларуси, доктор химических наук: 
Сейчас нет ни одного препарата, который бы мог повернуть этот процесс вспять. Основная задача – это остановить разрушения, чтобы человек дальше не разрушался.

Александр Сергей, начальник производства Института биоорганической химии НАН Беларуси:
Уникальность нашего препарата, во-первых, это на данный момент оригинальный препарат, единственный, производимый в мире. И данная комбинация именно в таблеточной форме до этого нигде не была использована. Смысл в том, что он оказывает иммуномодулирующее и противовирусное действие.

Сегодня врачи бьют тревогу: болезнь молодеет. Рассеянным склерозом все чаще болеют дети и люди в возрасте от 20 до 40 лет. Вылечить недуг невозможно. Можно только замедлить его течение. 

Loading...


Цены на лекарства, санитарная авиация и «домашние» врачи. Елена Богдан о состоянии медицины в Беларуси



Новости Беларуси. Мы побеседовали с Еленой Богдан – заместителем министра здравоохранения Беларуси, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Игорь Позняк, СТВ:
Елена Леонидовна, одно из последних событий недели – Всемирная организация здравоохранения крайне озабочена ситуацией с неинфекционными заболеваниями, которые во время мировой пандемии просто отошли на второй план и, соответственно, спровоцировали новые проблемы. Не та ли это ситуация, о которой Президент говорил в начале апреля?

Елена Богдан, заместитель министра здравоохранения Беларуси:
Мы, когда выстраивали свою работу по коронавирусной инфекции, изначально говорили о том, что пациенты с хронической патологией не должны остаться без внимания, несмотря на то что, естественно, основные усилия системы у нас были направлены с марта – апреля на работу с коронавирусными пациентами. Сегодня у нас часть учреждений как работала для оказания этой помощи, так она и работает. Более того, уже в некоторых регионах (например, в Витебской области) мы переводим обратно крупные областные учреждения для оказания помощи именно пациентам с другими разными заболеваниями.

Санитарная авиация в Беларуси: как это работает

Игорь Позняк:
В нашей стране в советское время существовала система санитарной авиации. Затем на многие годы она была забыта напрочь, сейчас возрождена. Буквально на днях была целая операция по доставке больных из Гродно. Какое будущее у этого подхода?

Елена Богдан:
Будущее у этого подхода есть. Около пяти лет назад мы совместно с МЧС разработали нормативный документ и закупили оборудование для большого вертолета, который может вылетать на какие-то массовые ситуации и забирать, транспортировать достаточно большое количество пациентов.

На прошлой неделе была действительно новая ситуация. Это маленький вертолет, так называемый геликоптер, которым возможно транспортировать только одного пациента. Пациент не требовал вспомогательной вентиляции легких, и мы смогли его достаточно быстро и оперативно перевезти.

Возвращаясь к истории: конечно, когда у нас не было таких замечательных дорог, которые есть сегодня, не было реанимобилей…

«У нас есть специально подготовленная бригада, которая может подниматься в воздух»

Игорь Позняк:
Не было специализированных отделений в областных и даже некоторых районных?

Елена Богдан:
Да, и не было межрайонных и районных специализированных отделений. Естественно, была нужна санавиация для того, чтобы быстро доставить либо врача к пациенту, либо пациента в то учреждение, где это необходимо.

А сегодня, вот уже в течение пяти лет, у нас есть специально подготовленная бригада, которая может подниматься в воздух и оказывать медицинскую помощь во время перелета.

Игорь Позняк:
Здесь тоже свои тонкости есть?

Елена Богдан:
Конечно. Здесь есть свои тонкости за счет смены высот. Поэтому, естественно, появление у нас геликоптера и возможности маленького вертолета, который садится в непосредственной близости от наших учреждений – это наше будущее тоже.

Такого развития специализированной помощи, которое у нас есть сегодня, мы фактически добились за последние 15 лет

Игорь Позняк:
К земным темам, но все-таки новый подход. В последние месяцы вы запустили принципиально новый формат оказания медицинской помощи на первичном уровне: врачи общей практики, помощники врача. Этот формат себя оправдал?

Елена Богдан:
Да, он себя оправдал.

Игорь Позняк:
В каких ситуациях?

Елена Богдан:
Вы знаете, назвать этот формат новым, наверное, достаточно сложно. Потому что такого развития специализированной помощи, которое у нас есть сегодня, мы фактически добились за последние 15 лет. И мы немножко этим нивелировали наших врачей-терапевтов, участковых, которые фактически лечили только определенный небольшой перечень заболеваний. Больше выступали (может, не очень красиво я скажу) диспетчерами.

«Мы хотим врача общей практики сделать «домашним» личным врачом пациента»

Этому начинанию уже больше 12 лет. Когда мы ввели врачей общей практики на селе, мы дали неврологические молоточки, отоскопы, возможность проверить остроту зрения, померить глюкозу, измерить давление. Мы дали врачам общей практики – из расчета один аппарат на пять врачей общей практики – возможность холтеровского мониторирования, мониторирования АД. Таким образом мы снизили необоснованную нагрузку на узких специалистов.

То есть сегодня эта идеология у нас сохраняется: мы хотим врача общей практики сделать «домашним» личным врачом пациента.

Игорь Позняк:
Такой универсальный боец?

Елена Богдан:
Вы знаете, да. Потому что если говорить о тех же неинфекционных заболеваниях, то 80-89 % фактически проблем человека можно решать на амбулаторном звене и можно решать именно врачом общей практики.

Почему на некоторые лекарства невозможно снизить цену

Игорь Позняк:
Вопрос, который волнует абсолютно всех пациентов – цены на лекарства. Минздрав около года назад проводил мониторинг, в том числе и за рубежом, в том числе с помощью пациентов и социальных сетей. Каковы результаты этого мониторинга и удалось ли решить вопрос с ценами?

Не секрет, что по некоторым группам привезти из Москвы или попросить привезти из Варшавы бывает выгоднее и дешевле, нежели купить в минской аптеке.

Елена Богдан:
Это не секрет. У нас есть указ главы государства по регистрации предельно допустимых цен. Под данный указ у нас попало около 850 наименований лекарственных средств. Более чем на 300 из них удалось добиться, удалось существенно снизить цену – где-то в два, где-то даже в три раза. Всего на 30 %. Где-то еще на 30 % предельно допустимые цены остались приблизительно на таком уже уровне. Туда попал ряд лекарственных средств, которые являются брендовыми. Естественно, во всем мире брендовые лекарственные средства стоят дорого.

Игорь Позняк:
Тот случай, когда пациент платит за торговую марку?

Елена Богдан:
За торговую марку, поэтому такая часть у нас тоже осталась.

«Приостановлено действие указа о регистрации предельно допустимых цен»

Если говорить о настоящем моменте по обеспечению лекарственными средствами, в условиях коронавирусной инфекции достаточно многие рынки, достаточно многие страны, в которых производились субстанции, оказались закрыты.

Мы сегодня стараемся сделать так, чтобы не допустить отсутствия в стране тех или иных лекарств. Поэтому на этот период приостановлено действие указа о регистрации предельно допустимых цен. Мы себе сегодня ставим задачу обеспечения лекарственными средствами граждан нашей страны. Пока все эти лекарства поступают к нам по ценам, которые были заявлены. У нас исполняются закупки 2019 года, начинает исполняться бюджет 2020 года.

Сегодня ситуация стабильная, но все-таки мы стараемся работать с иностранными компаниями для того, чтобы четко понимать: если они будут повышать цены, то за счет чего будет повышение этой цены. Все их обращения анализируются двумя государственными органами – Министерством здравоохранения и Министерством антимонопольного регулирования и торговли. Потом выносится на специальную комиссию, и там уже будет приниматься решение о разрешении или не разрешении повышения цен.

Поэтому результаты указ дал, и результаты он дал хорошие.

«Вы знаете, что самое удивительное? Что мы все дружим до сих пор»

Игорь Позняк:
Елена Леонидовна, команда нашей программы и целая команда ваших бывших однокурсников подготовили для вас маленький сюрприз (сюрприз полностью можно увидеть здесь).

Елена Богдан:
Вот эта черно-белая фотография – это наш первый выезд. Первый курс. Это наш первый выезд группой на природу. Вы знаете, что самое удивительное? Что мы все дружим до сих пор.

В медицине можно много говорить о многом. И о конкуренции, и о каких-то человеческих отношениях. Но вот я смотрю на эти действительно для меня родные лица. Мы дружим. Мы дружим уже 30 лет. Я даже не знаю, что сказать…

Игорь Позняк:
Я хочу от всех наших зрителей, а в их лице от всех белорусов поздравить вас персонально, а в вашем лице всю белорусскую медицину, которая держит марку и которая, несмотря ни на что, двигается в очень нужном направлении.

«Ваша работа часто в тени, но для многих это свет надежды на выздоровление». СТВ поздравляет медиков с праздником

Хочу вам в этот день пожелать, чтобы слезы в глазах медиков появлялись только от счастья. От счастья от того, что пациенты идут на поправку.