Без права на УДО и смягчение наказания. В Беларуси ужесточили ответственность за коррупцию

10.05.2019 - 20:39

Новости Беларуси. Президент подписал декрет, который ужесточает ответственность за коррупцию, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

По итогам 2018 года количество выявленных коррупционных преступлений увеличилось на треть по сравнению с 2017-м. Всё это – следствие тщательного подхода государства к этой проблеме. Новые меры, прописанные в декрете, – первое в череде грядущих глобальных изменений в антикоррупционном законодательстве. Тему продолжит корреспондент Евгений Поболовец.

Тысяча осужденных за коррупцию, десятки миллионов рублей ущерба – таковы итоги 2018 года. Для непосвященных или ангажированных цифра пугающая, для профессионалов – контролируемая. Главная оценка. За сухими цифрами – инвестиционная привлекательность страны и имидж власти.

Алексей Сокол, заместитель председателя Постоянной комиссии по экономической политике Палаты представителей Национального собрания Беларуси:
Если говорить о качестве проводимой работы в этом направлении, то мы должны посмотреть на мировую оценку уровня восприятия коррупции. Если ранее из 180 стран Республика Беларусь занимала 107-е место, то уже в 2016 году это 79-е место. По итогам 2018 года Республика Беларусь заняла 68-е.  

Мы изучали российский опыт, но те антикоррупционные мероприятия, которые в России или в Украине, к примеру, проводятся, не позволили им достичь такого рейтинга, как достигла Республика Беларусь. То есть это тоже говорит о том, что у нас все-таки эффективные мероприятия проводятся, и более совершенное законодательство.

Россия и Украина, к слову, во второй сотне рейтинга. Потому мы больше изучаем опыт европейских стран. И в первую очередь нужны эффективные методы не столько борьбы с коррупцией – ее в любом обществе победить сложно – сколько выявить причины, побуждающие людей брать взятки или воровать у государства. Считай, у нас с вами. Практика показывает, что относительно суровое наказание мало кого останавливает.

По итогам 2018 года рост коррупционных преступлений составил 30 % в сравнении с 2017-м. Всё это – следствие тщательного подхода государства к этой проблеме. Это очевидный итог изменения на законодательном уровне. И меры, прописанные в декрете Президента, – первое изменение в череде грядущих глобальных изменений в антикоррупционном законодательстве.

Алексей Сокол:
Я допускаю возможность ужесточения наказания за коррупционные преступления, если интересам государства, а мы подразумеваем людей, причинен очень сильный материальный ущерб.

Вот что изменится с этого дня: осужденный по коррупционным статьям лишен права просить условно-досрочное освобождение или смягчение наказания (это когда отсидел три четверти срока и просишь упростить режим содержания или применить амнистию). Теперь такие просьбы даже рассматривать никто не станет. Но о помиловании просить можно, это не отменили. В данном случае будет работать и психологический фактор: понимание того, что придется отсидеть весь срок от звонка до звонка, возможно, кого-то все же остановит от необдуманного поступка. Вместе с этим предлагается убрать двоякость формулировок, сделать многие процедуры прозрачными для всех заинтересованных сторон.

Сергей Задиран, первый заместитель министра юстиции Беларуси:
Чем прозрачнее будет механизм принятия решений, тем меньше возможностей для злоупотребления и возникновения каких-либо коррупционных отношений. Очень важно обеспечить такое законодательство, которые бы лишало должностных лиц, говоря специальным языком, дискретизационных полномочий. Говоря языком более простым – его произвольного усмотрения.

Прозрачность механизма принятия решений уже сейчас реализуется в стране во многих сферах. К концу 2019 года заработает единый государственный сайт, где можно будет отслеживать как новые, так и ранее проведенные тендеры. Любой руководитель может сравнить для себя цену закупки и сделать выводы. Условно: почему в Минске такое же оборудование купили за 3 рубля, а мне в Гродно предлагают за 5? Как это понимать – незнание рынка или коррупция? 

Игорь Грейбо, начальник управления по борьбе с коррупцией и оргпреступностью Генпрокуратуры Беларуси:
Коррупционные преступления, как и ряд иных преступлений, отличаются своей латентностью. И, безусловно, увеличение количества данных преступлений является в первую очередь результатом работы правоохранительных органов, направленных на их выявление.

Любое преступление, правонарушение – это, в принципе, позор для государственного служащего. Все меры, которые мы принимаем, – мы хотим этим разъяснить, донести до наших чиновников, до наших государственных служащих, что так делать нельзя.

В ближайшей перспективе планируется еще ряд нововведений. Это и прием на должности, где работа связана с высоким коррупционным риском, кандидатов только после проверки на детекторе лжи. Это и введение курсов лекций в ссузах и вузах, где студентам будут рассказывать о борьбе с коррупцией и говорить о нравственности. Это и составление психологического портрета коррупционера – комиссия Минздрава сейчас занимается изучением этого вопроса. Надо четче понимать глубинные причины, по которым люди совершают такие преступления. Внесут изменения и в законы о госзакупках и лицензировании.

В итоге в ближайшие годы в стране создадут мощное антикоррупционное законодательство. Современное и, надеемся, эффективное.

Loading...


Отказываясь общаться с прессой, вели беседы с адвокатами. Суд рассматривает резонансное «дело банкиров»



Новости Беларуси. 16 фигурантов и более 3 миллионов рублей взяток. Верховный суд Беларуси 10 марта начал рассматривать дело о коррупции в ходе поставок телекоммуникационного оборудования, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.   

На скамье подсудимых – должностные лица, ранее занимавшие высокие посты, представители коммерческих структур. Им вменяется получение и дача вознаграждений: от 30 тысяч до почти 2 миллионов рублей.  

Из зала суда – Дмитрий Боярович.   



Дмитрий Боярович, корреспондент:  
Для процесса по делу был выбран зал суда Московского района (он один из самых больших в Минске), ведь поддержать обвиняемых пришли многочисленные родственники и коллеги всего около 50 человек. Заседание проходит в открытом режиме, однако с запретом на фото и видеосъемку.  

Из 16 обвиняемых 12 находились за решеткой. Отказываясь общаться с прессой, активно вели беседы с адвокатами. Многие из подсудимых занимали высокие посты. Речь идет о сфере телекоммуникаций и связи, а также банковском секторе. Это руководители крупных предприятий. 

«Здесь абсолютно нет ничего чрезвычайного – обычная борьба с коррупцией». Президент Беларуси о задержании Втюрина

Суммы взяток, которые они брали от поставщиков ТК-оборудования и программного обеспечения, впечатляют: от 30 тысяч до почти 2 миллионов рублей.

Интересно, что один из фигурантов – Андрей Втюрин, экс-сотрудник секретариата Совета безопасности. По данным следствия, в его случае взятка составила почти 400 тысяч рублей. По данным КГБ, его задержали с поличным. 

Напомним, первые задержания по громкому делу прошли в апреле 2019 года. Один из фигурантов – Феликс Касперович (экс-глава межбанковского расчетного центра) – и вовсе мог брать взятки, начиная с 2007-го. Половина задержанных – должностные лица госорганов и банковских учреждений. Вторая половина – представители компаний-поставщиков оборудования. В том числе граждане России и Латвии.

Общая сумма взяток, которую изъяли у фигурантов дела – больше 3-х миллионов рублей. Следствие выявило многократные факты коррупции. Пятеро из обвиняемых свою вину признали полностью и сотрудничали со следствием, возместив ущерб. 

Дмитрий Боярович:
С учетом количества обвиняемых, статей Уголовного кодекса, а также общественного резонанса рассмотрение дела может затянуться надолго. Речь идет о месяцах. Что касается ответственности, то некоторым фигурантам может грозить до 15-ти лет лишения свободы.