Без права на УДО и смягчение наказания. В Беларуси ужесточили ответственность за коррупцию

10.05.2019 - 20:39

Новости Беларуси. Президент подписал декрет, который ужесточает ответственность за коррупцию, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

По итогам 2018 года количество выявленных коррупционных преступлений увеличилось на треть по сравнению с 2017-м. Всё это – следствие тщательного подхода государства к этой проблеме. Новые меры, прописанные в декрете, – первое в череде грядущих глобальных изменений в антикоррупционном законодательстве. Тему продолжит корреспондент Евгений Поболовец.

Тысяча осужденных за коррупцию, десятки миллионов рублей ущерба – таковы итоги 2018 года. Для непосвященных или ангажированных цифра пугающая, для профессионалов – контролируемая. Главная оценка. За сухими цифрами – инвестиционная привлекательность страны и имидж власти.

Алексей Сокол, заместитель председателя Постоянной комиссии по экономической политике Палаты представителей Национального собрания Беларуси:
Если говорить о качестве проводимой работы в этом направлении, то мы должны посмотреть на мировую оценку уровня восприятия коррупции. Если ранее из 180 стран Республика Беларусь занимала 107-е место, то уже в 2016 году это 79-е место. По итогам 2018 года Республика Беларусь заняла 68-е.  

Мы изучали российский опыт, но те антикоррупционные мероприятия, которые в России или в Украине, к примеру, проводятся, не позволили им достичь такого рейтинга, как достигла Республика Беларусь. То есть это тоже говорит о том, что у нас все-таки эффективные мероприятия проводятся, и более совершенное законодательство.

Россия и Украина, к слову, во второй сотне рейтинга. Потому мы больше изучаем опыт европейских стран. И в первую очередь нужны эффективные методы не столько борьбы с коррупцией – ее в любом обществе победить сложно – сколько выявить причины, побуждающие людей брать взятки или воровать у государства. Считай, у нас с вами. Практика показывает, что относительно суровое наказание мало кого останавливает.

По итогам 2018 года рост коррупционных преступлений составил 30 % в сравнении с 2017-м. Всё это – следствие тщательного подхода государства к этой проблеме. Это очевидный итог изменения на законодательном уровне. И меры, прописанные в декрете Президента, – первое изменение в череде грядущих глобальных изменений в антикоррупционном законодательстве.

Алексей Сокол:
Я допускаю возможность ужесточения наказания за коррупционные преступления, если интересам государства, а мы подразумеваем людей, причинен очень сильный материальный ущерб.

Вот что изменится с этого дня: осужденный по коррупционным статьям лишен права просить условно-досрочное освобождение или смягчение наказания (это когда отсидел три четверти срока и просишь упростить режим содержания или применить амнистию). Теперь такие просьбы даже рассматривать никто не станет. Но о помиловании просить можно, это не отменили. В данном случае будет работать и психологический фактор: понимание того, что придется отсидеть весь срок от звонка до звонка, возможно, кого-то все же остановит от необдуманного поступка. Вместе с этим предлагается убрать двоякость формулировок, сделать многие процедуры прозрачными для всех заинтересованных сторон.

Сергей Задиран, первый заместитель министра юстиции Беларуси:
Чем прозрачнее будет механизм принятия решений, тем меньше возможностей для злоупотребления и возникновения каких-либо коррупционных отношений. Очень важно обеспечить такое законодательство, которые бы лишало должностных лиц, говоря специальным языком, дискретизационных полномочий. Говоря языком более простым – его произвольного усмотрения.

Прозрачность механизма принятия решений уже сейчас реализуется в стране во многих сферах. К концу 2019 года заработает единый государственный сайт, где можно будет отслеживать как новые, так и ранее проведенные тендеры. Любой руководитель может сравнить для себя цену закупки и сделать выводы. Условно: почему в Минске такое же оборудование купили за 3 рубля, а мне в Гродно предлагают за 5? Как это понимать – незнание рынка или коррупция? 

Игорь Грейбо, начальник управления по борьбе с коррупцией и оргпреступностью Генпрокуратуры Беларуси:
Коррупционные преступления, как и ряд иных преступлений, отличаются своей латентностью. И, безусловно, увеличение количества данных преступлений является в первую очередь результатом работы правоохранительных органов, направленных на их выявление.

Любое преступление, правонарушение – это, в принципе, позор для государственного служащего. Все меры, которые мы принимаем, – мы хотим этим разъяснить, донести до наших чиновников, до наших государственных служащих, что так делать нельзя.

В ближайшей перспективе планируется еще ряд нововведений. Это и прием на должности, где работа связана с высоким коррупционным риском, кандидатов только после проверки на детекторе лжи. Это и введение курсов лекций в ссузах и вузах, где студентам будут рассказывать о борьбе с коррупцией и говорить о нравственности. Это и составление психологического портрета коррупционера – комиссия Минздрава сейчас занимается изучением этого вопроса. Надо четче понимать глубинные причины, по которым люди совершают такие преступления. Внесут изменения и в законы о госзакупках и лицензировании.

В итоге в ближайшие годы в стране создадут мощное антикоррупционное законодательство. Современное и, надеемся, эффективное.



12 обвиняемых и миллион рублей ущерба. В Гомельской области раскрыта коррупционная схема закупок запчастей для госпредприятий



Новости Беларуси. В суд передано одно из крупнейших за последние годы коррупционных дел. В Гомельской области пресечена деятельность преступной группы, которая на протяжении нескольких лет фактически обворовывала государственные предприятия, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Ущерб превысил миллион рублей. Сложная схема позволяла поставлять запчасти для техники по стоимости, превышавшей рыночную до 10 раз. Маржа от закупок таких «золотых» запчастей шла в карманы аферистов и на взятки руководителям госпредприятий.

Подробности громкого дела в материале корреспондента Александра Добрияна.

Работая главным инженером сельхозпредприятия, Максим Ропот больше года не мог понять, почему его директор раз за разом выбрасывает деньги на ветер, покупая запчасти по заоблачным ценам.

Максим Ропот, главный инженер сельхозпредприятия:
Неоднократно руководителю было об этом сказано. Он сказал, что весь вопрос решен. Дальнейшее поступление запчастей было опять же по завышенным ценам. Неоднократно об этом же говорил кладовщик, на что он ответил: «Не лезьте, я сам здесь разберусь».

Причину расточительности директора и некоторых его коллег установили следователи. Задержаны руководители сразу трех сельскохозяйственных и одного коммунального предприятия. Под следствием заместитель директора молочно-консервного комбината.

Следователи утверждают: действовала целая преступная группа. Схему придумал и реализовал неработающий житель Рогачева. Подконтрольные ему индивидуальные предприниматели, закупив запчасти по рыночным ценам, поставляли их заказчикам, но уже в два, пять или даже в десять раз дороже. Желающих покупать подшипники и шины «задорого» глава преступного синдиката нашел среди знакомых руководителей, объяснив им, что такое сотрудничество может быть выгодно всем.

Алексей Легчилкин, следователь по особо важным делам следственного управления УСК по Гомельской области:
Распределение денежных средств между участниками организованной группы и дача взяток должностным лицам за обеспечение заявок по завышенной стоимости.

Ключ к реализации преступного замысла – Рогачевский молочно-консервный комбинат. Все предприятия, закупавшие запчасти (к слову, в долг), были партнерами именно этого комбината. Аграрии поставляли молоко, коммунальщики оказывали услуги. Но не за «живые» деньги, а фактически за те самые долги перед поставщиками «золотых» запчастей.

Алексей Легчилкин:
Воспользовался организатор знакомством с первым заместителем директора МКК. Путем дачи взятки в виде выполнения ремонта в бане и приобретения ему автомобиля «Нива».

На этом этапе в схеме появлялись фирмы, торгующие сгущенным молоком. По договоренности с «преступным синдикатом» они закупали у МКК продукцию за долговые расписки госпредприятий, а затем, реализовав товар, фактически обналичивали кассу.

Директора-коррупционеры получали на руки от 3 до 10 % от суммы сделанного заказа, индивидуальные предприниматели – до 5 %. Львиная доля преступной маржи доставалась организатору.

Александр Добриян, СТВ: 
Сверхприбыли от продажи «золотых» запчастей участники «синдиката» не стеснялись тратить. Например, эта иномарка стоимостью в 80 тысяч рублей принадлежала организатору схемы. Не менее роскошные автомобили были у всех ключевых членов преступной группы.

На имущество 12 обвиняемых по делу наложен арест в счет погашения ущерба. Пять фигурантов содержатся под стражей. Если факты, озвученные следствием, подтвердятся в суде, руководителям госпредприятий грозят сроки до 15 лет лишения свободы.

Стоило ли оно того? У каждого из них уже было достаточно времени ответить на этот вопрос.

Иван Ткачев, бывший заместитель генерального директора ОАО «Рогачевский молочный комбинат»:
Была семья: дети, жена, мама… второй год я уже здесь. Если бы можно было что-то изменить, я бы все изменил.

Просто так никто ничего для руководителя делать не будет, и руководитель должен понять это. Они предложили помочь сделать ремонт в бане. Мне помогли его сделать. За это я подписал договора перевода долга.

Если бы у меня была возможность хоть как-то исправить это, я бы исправил. Сделал бы все для этого. Потому что тюрьма – она и есть тюрьма.