Был утерян еще в XIII веке. Восстановленный Туровский крест показали в Минске

27.09.2020 - 23:24

Новости Беларуси. Накануне большого христианского праздника, Воздвижения Креста Господня, который православные верующие отмечают 27 сентября, в Минском кафедральном соборе представили воссозданный Туровский крест. Об этом сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

История этого кропотливого процесса началась еще в 1962-м, когда археолог Лысенко во время раскопок средневекового городища обнаружил четыре свинцовых изображения, которые, вероятнее всего, имели отношение к той самой реликвии, утерянной вместе с Туровским собором после землетрясения аж в первой половине XIII века. Было, оказывается, в нашей истории и такое.

Евгений Пустовой изучил детали.

Радость сия велика. Но большому празднику предшествовали кропотливые будни. Восстановление Туровского креста на свои плечи взвалила матушка Мария Нецветаева. Матушка  значит жена священника. А коль муж в сане без разрешения, благословения – шага лишнего не ступить. На путь к обретению святыни благословил сам митрополит Павел.

Мария Нецветаева, председатель синодального отдела по церковному искусству, архитектуре и реставрации Белорусского Экзархата:
Владыка Павел, митрополит Минский и Заславский, активно поддержал эту идею. И когда получила от Владыки поручение возглавить работы, то есть это надо было продумать, где, что, как, зачем, почему, и отслеживать весь процесс работ, было совершенно не страшно. Надо значит, сделаем. Страшно стало, когда мы крест сдали.



Искусствовед – тонкая натура, но все женские эмоции в сторону. Создать крест  полдела. Сначала надо было воссоздать исторический облик реликвии.

Марина Нецветаева:
У нас есть, как пример, Крест Евфросинии Полоцкой. Когда мы говорим про Крест Евфросинии Полоцкой, мы сразу понимаем масштабы. Вот здесь такие же масштабы для Туровской епархии. Если Полоцк боевитый где-то, то есть мы помним историю про Всеслава Чародея, то Туров был другим. Он был мирным. Туров никогда не инициировал военные действия. Туров только защищался, когда на него нападали.

Подготовка документации, переговоры, поиск мастеров. Такая вот личная Голгофа. Матушка Мария ее осилила. Затем судьбу сакрального достояния доверили в руки белорусского ювелира Олега Ермоловича. В этом тонком промысле он с 90-ых, с начала суверенитета Беларуси. Совпадение? Не думаю. Промысел Божий. А по-мирскому чудеса.

«Нам надо было мыслить как средневековый человек». Ювелир рассказал, как занимался воссозданием Туровского креста.

Даже процесс начался в преддверии Крестопоклонной недели. Чудеса-чудесами, но работать приходилось реально по 14-16 часов в сутки. Когда у коллег и подопечных руки опускались, у Ермоловича глаза горели. Церковь учит: если дано, значит, осилишь. Осилили. Только вот воссозданный Туровский крест явить в Беларуси планировали в мае. А получилось именно в этот знаковый день Воздвижение Креста Господня.

Евгений Пустовой, корреспондент:
Воздвижение Креста Господня в православной церкви день неоднозначный. С одной стороны, день скорби, с другой – радости и победы. А с сегодняшнего дня в истории Белорусской православной церкви этот день будет еще и знаменоваться воссозданием Туровского креста – духовного символа силы белорусского народа.

И вот он, эпохальный момент. Крест, воссозданный по благословению митрополита Павла, в главный собор страны вносит Владыка Вениамин. Митрополит белорус, к тому же еще и уроженец мест, некогда входивших в Туровское княжество.



Крест это еще и память о Голгофе. В последние недели Беларусь как бы шла на крестные страдания. Поэтому в православных храмах повсеместно сугубо проходили молебны о даровании мира и спокойствия в стране. Апогеем молитвы стал общереспубликанский Крестный ход. Вчера паломники прибыли в Минск со списком нашей духовной святыни  Жировичской иконы Божией Матери.

Туровский крест это и сакральный предмет, и многовековые традиции Туровского княжества, воплощенные современниками-белорусами. Реликвия воссоздана в двух экземплярах. Один из них вернется на малую родину, другой останется в Минске. Жировичи, Полоцк, Туров. Центры духовной силы обретают свои утраченные святыни, а значит, белорусы  себя.

Loading...


«Каждый находит себя здесь по-разному». Кто живёт в мужском подворье Свято-Елисаветинского монастыря?



Новости Беларуси. Сегодня наша программа приехала на уникальное подворье Свято-Елисаветинского монастыря. Казалось бы, всего в 35 километрах от Минска, а здесь совершенно особая, отличная от мирской, атмосфера, сообщили в программе «Центральный регион» на СТВ. Рождество ведь принято встречать со светлыми мыслями, в спокойствии и гармонии. Обрести все это как раз здесь и помогают тем, кто попал в беду. В выпуске расскажем, чем живет подворье, как здесь помогают начать новую жизнь и с какими помыслами встречают Рождество.

Александр всего два месяца на подворье. Верит, что это не случайность. Сам родился в день Рождества Христова, а здесь надеется начать жизнь заново.

Александр Лебедок, насельник мужского подворья Свято-Елисаветинского монастыря:
Я-то сам, если честно, с криминальным прошлым, но сюда я приехал и действительно отдыхаю. Посмотрите, такая красота, византийское зодчество, немножко русского. Заходишь, и душа успокаивается. Работаем на ферме, матушки у нас очень хорошие. Меня нормально здесь приняли, предоставили работу, здесь всего хватает. Я вот скажу честно, даже и денег не надо порой. Хватает и покушать, и отдыхает душа, и поработать, а труд исправляет все.

В храме на богослужениях непременно собираются все обитатели подворья, независимо от вероисповедания и даже цвета кожи.

Валентин Ламыго, насельник мужского подворья Свято-Елисаветинского монастыря:
Вообще бывают некрещеные, бывают католики, кого только не было. Представляете, у нас даже есть брат с Эфиопии, очень хороший. Он у нас уже лет пять или шесть послушается, и все хорошо. Господь объединяет всех.

Брат Валентин поет на клиросе. Пригодилось музыкальное образование, в мирской жизни он писал песни. Но обратно не тянет. Гармонию удалось обрести именно здесь.

Валентин Ламыго:
Мы все падаем, все поднимаемся, у каждого свое бремя. Но приходя сюда, возвращаясь каждый раз на подворье, ты обретаешь не то, что новую семью, если ты только хочешь, если господь у тебя тут заставил щелкнуть сердце, ты обретаешь в себе мир. А это самое главное. Я часто бываю в миру, понимаю, что там все, что за пределами монастыря, это уже...
– Суета лишняя?
– Конечно.

Александр Метельский, насельник мужского подворья Свято-Елисаветинского монастыря:
Подворье – это я. Жив, здоров. Подворье – это все. Если раньше я думал, отойду немножко, это было лет 18 назад, в себя приду и уйду. Потом захватило. Попал на ферму, потом на питомник. Начали с нуля питомник делать для среднеазиатской овчарки. Захватило, я уже и время не наблюдал. А потом как-то это все засосало. Без подворья уже все не то. В мир выезжаешь, все какое-то не свое, чужое. К вере постепенно приходят. Каждый находит себя здесь по-разному. Кто-то в послушании, кто-то в вере, кто-то просто в молитве. Чуть ли не до фанатизма доходит. А в конечном итоге бог держит здесь всех.

Александр – один из старожил на подворье. Накануне Рождества руководит созданием всего праздничного декора. Это тоже шедевры Александра, которые он смастерил вместе со своими подопечными-инвалидами, тепло подмигивают нам огоньками из окон трапезной. Кухня здесь, кстати, отменная. Есть место и пище духовной.

Валентин Ламыго:
Вот это наша трапезная, украшенная братьями, матушками, сестрами к Новому году, Рождеству. Здесь у нас сцена, здесь проходят концерты, спектакли. На этот Новый год был спектакль. Все остались очень довольны. А после спектакля были накрыты столы новогодние, братья встречали праздник. 

«Стараемся, чтобы им было хорошо». Как подворье монастыря стало местом реабилитации для тысяч мужчин? Подробности здесь.