Чиновники отчитались перед Президентом Беларуси за провалы в показателях льняной отрасли

19.09.2014 - 22:37

Новости Беларуси. О перспективах и проблемах в льняной отрасли говорили на совещании. Александр Лукашенко неудовлетворительно оценил итоги работы по ее развитию и предложил шире популяризировать льняные товары, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Ольга Макей, СТВ:
Для Беларуси лен, как и калийные удобрения, - стратегический природный ресурс. Только вот если солигорские шахты ежегодно выдают миллиарды долларов, получить выгоду от льняных угодий получается не всегда. Ведь важно не только произвести качественный продукт, но и выгодно его продать.

Льноволокно Беларусь экспортирует три десятка стран, только зачастую зарубежный покупатель из такого сырья дальше получает продукцию с высокой добавленной стоимостью. А наш переработчик теряет прибыль из-за отсутствия высоких технологий на разных этапах производственной цепочки.

Проблемы льняной сферы обсуждали 4,5 года назад на специальном совещании на Оршанском льнокомбинате. Тогда же и определились: когда выращивать и сколько заводов нужно для переработки. Утвердили бизнес-план на 2015 год. Однако, итоги работы неутешительные.

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:
Как бы ни хотелось приукрасить ситуацию правительству и местной власти, государственных контролеров не обманешь. Мне докладывают, что, как и ранее, фактически во всех областях имели место факты сева льна с нарушением оптимальных сроков. Меня это даже не то, что поражает, а убивает: неужели на 50 га, максимум 100, у нас редко 150 га льна возделывают в хозяйстве, нельзя в оптимальные сроки посеять?! Не соблюдается технологический регламент выращивания этой культуры, что влечет недобор товарной продукции и ухудшение ее качества. Более того, для посевов отводились земли, которые непригодны по агрохимическим показателям. По-прежнему остро стоят вопросы изношенности парка машин для возделывания льна, нехватки квалифицированных механизаторских кадров.
Теперь о льнозаводах. Модернизация затянулась. Планы модернизации не выполняются. Имели место факты, когда закупленное дорогостоящее оборудование простаивало на улице. И мне приходилось в свое время вмешиваться. Но благо, так это или нет, контролеры тоже согласны с заявлением вице-премьера, что сегодня такого оборудования неустановленного в стране нет. Сроки комплексной модернизации Оршанского льнокомбината сорваны. Объекты, переоснащение которых планировалась на первом этапе, перенесли на второй. Но и второй этап модернизации уже значительно отстает от графика. Поэтому сегодня наша задача такая: критически взглянув на результаты, определить наиболее узкие места и определиться, что будем делать дальше. При чем на всех стадиях - от производства льносемян до выпуска современных швейных изделий, востребованных на внутреннем и внешнем рынках. Былую славу белорусского льна мы обязаны возродить. В этой сфере мы должны быть законодателями моды.

То, как из льняных тканей можно шить модно, демонстрируют на выставке в холле Оршанского комбината. Сегодня в мире мода на все натуральное - ткани, одежду, пастельное белье. Главное - производителям повернуть этот экотренд в выгодное русло. Ведь лен, в том числе и белорусский, носить будут всегда. Важно не разучиться его производить  и продавать.

Александр Лукашенко:
Белорусскому льну быть. Мы уже немало сделали для того, чтобы поднять эту отрасль на более высокий уровень. Это прекрасный товар, прекрасный продукт. Как столовый, так и одежда, пастельные принадлежности, салфетки и прочее. Если наши люди еще не знают, что это прекрасный продукт и для белорусов, значит вы плохо работаете. Вы людям должны об этом сказать. Простая формула: в пищу употреблять и надевать надо то, что возделывается на своей земле. Лучше продуктов питания, чем выращенных на земле, на которой ты сам вырос, в мире не бывает. Никакие апельсины, лимоны и бананы не заменят ту пищу, которая производится здесь.

Еще несколько лет назад Синеокая по производству льна занимала 4-ое место в мире. Сегодня 2-ое, вплотную приблизились к лидеру - Франции, оставив позади Россию и Китай. Увеличилась и урожайность - 3 центнера с гектара в начале века против нынешних 11 гектар в среднем по стране.

Однако, за, казалось бы, положительными цифрами скрывается ряд проблем. О них президент интересуется у ученых: правильно ли были приняты решения, что было сделано и каковы ошибки.

Иван Голуб, директор РУП «Институт льна»:
В ближайшее время после всех этих работ, которые проведены по развитию этой отрасли, они будут еще эффективнее и прибыльнее. Льну быть - это без сомнения. Совершенно новый подход к развитию этой отрасли. Те регламенты, которые мы навязывали, просили, заставляли - сегодня уже не надо этого делать. Люди поняли, что на таких вот заводах сегодня можно работать.

Есть и минуты. Техники недостаточно, чтобы вовремя убрать льнотресту. Есть и финансовая задолженность заводов перед хозяйствами. Президент поручил с крестьянами рассчитаться до 1 октября. Еще один вопрос. «Институт льна», которым руководит Иван Голуб, хоть и расположен в деревне Устье Витебской области, но для внедрения ноу-хау площадей ученым не хватает.

Александр Лукашенко:
У него, прежде всего, должно быть в руках хозяйство. Это хозяйство должно быть многопрофильным. Но главное направление - лен, чтобы он не только на делянках. После чего же было принято решение передать вашим научным центрам колхозы и совхозы? После того, когда руководители меня начали упрекать. Да я помню еще со своих времен: мы приезжаем к ним на делянки - они нам показывают суперкультуры. Вот вы возьмите 10 тысяч гектар колхоз и там 200 гектар посейте. И покажите. Мы вас поддержим. Я вам обещаю, что я к вам приеду в это хозяйство. Вот будете весной сеять, я приеду.

Президент озвучил еще ряд проблем. Посевы льна-долгунца сокращаются, продажи льнотресты нерентабельны, а у некоторых заводов критические финансовые задолженности. Из 23 убыточных предприятий закрыть планируют 12. И это далеко не все.

Александр Лукашенко:
Мы с вами договаривались. Мною было принято решение: 60 тысяч волокна и с 2012 года половина - длинного.

Михаил Русый, заместитель премьер-министра Республики Беларусь:
Половину длинного на тех заводах, которые у нас были, просто невозможно получить.

Александр Лукашенко:
Нет, подожди, тебе третий раз прочитать? Я читаю свое поручение, которое ты принял к исполнению в правительстве. 60 тысяч, половина - длинного. А не выполнено почему? Потому что ты не вовремя модернизировал заводы. Но, главное, произвел плохую тресту в хозяйствах.

Михаил Русый:
В 2013 году эта треста была плохая. Поздно посеяли. В этом году совсем другая треста. На 10 центнеров урожай выше.

Чтобы превратить лен в высокодоходный валютный источник, в первую очередь, необходимо добиться четкого соблюдения всех технологических процессов. В этом году во всех областях, кроме Брестской, лен посеяли с нарушением сроков и на землях, не соответствующих агрохимическим показателям. А это сказалось и на качестве тресты. Даже техника, закупленная для отрасли, не задействована или вовсе не подходит для возделывания этой культуры.

Леонид Анфимов, исполняющий обязанности председателя Комитета государственного контроля Республики Беларусь:
В 2008 году на Воложинский льнозавод поступило два новых почвообрабатывающих посевных агрегата марки Ферабокс, закупленных за счет бюджетных средств. Как оказалось, для льна он не подходят.

Тем не менее, на белорусскую продукцию за рубежом большой спрос. К примеру, 17% производимой льняной ткани Синеокая продет на рынок ЕС. Среди экспортеров в страны Евросоюза наша страна по объемам уступает только Китаю. Уровень техперевооружения Оршанского комбината не уступает ведущим мировым производителям, уверены в Беллегпроме.

Николай Ефимчик, председатель концерна «Беллегпром»:
Техническое перевооружение привело к тому, что мы работаем без убытков. И из всех предприятий такой глубокой переработки, которая существует сегодня во всем мире, есть только 28, из них мы одни из лучших. Мы становимся законодателями моды.

Среди всех областей Беларуси эффективнее всего выращивать лен выходит у Брестской. Остальные отстают. За возделывание льна отвечает каждый губернатор, обращает внимание президент.

Александр Лукашенко:
Я вижу одну единственную проблему льноводческой сферы, проблему губернаторов - это возделывание льна, это заготовка тресты, сырья для дальнейшей переработки. Если здесь нет тресты нормальной, никакие заводы не помогут. Никакие. Правительству еще раз надо сесть и определиться, сколько у нас должно быть модернизированных льнозаводов под тот план льнотресты, который мы определили. У нас должно быть 60 или 55 тысяч льноволокна. Вопрос был один: ненормальные цены за продукцию на всех переделах, на всех этапах - треста, льноволокно и так далее. Вы меня заверяете, вы отрегулировали эти цены. С учетом того, что я вас предупредил, что до 1 октября Оршанский льнокомбинат должен по всем задолженностям и по цепочке до хозяйств рассчитаться за поставленную продукцию, нормальные цены вы определили, значит двигайтесь дальше. если это все нормально, то хозяйства должны быть заинтересованы в производстве этого вида продукции. Вот отсюда пляшите. Доводите площади и идите к оптимизации этих площадей.

«Судьба белорусского льня зависит от слаженности в работе» - баннер с такими посланием сегодня висел в зале совещания.

Новости по теме

‡агрузка...

Почему производство не дает рентабельность, а потребитель выбирает заморское? Расследование СТВ о состоянии льноводства в Беларуси

Новости Беларуси. Для начала факт: рентабельность производства льна может доходить до 70 %,  сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Как метко отметил в свое время Президент, такую рентабельность дает нефть. И то только в лучшие времена. Плюс лен – это культура, которую испокон веков выращивали в нашей стране. То есть традиция, а традиции у нас чтят.

Благодаря государственной поддержке работает предприятие «Устье» Национальной академии наук Беларуси, где не только выращивают лен и заготавливают семена, но и апробируют лучшие практики и передовые технологии по возделыванию культуры. Модернизирован Оршанский льнокомбинат: в планах на ближайшее будущее организация собственного швейного производства, ведь готовое изделие – это максимум добавленной стоимости.

Но, несмотря на подвижки, вопросов по льноводству пока больше, чем ответов. А ведь глава государства давал четкие поручения, начиная с возделывания культуры и заканчивая производством тканей и пошивом одежды. И неоднократно подчеркивал, что спрос за выполнение поручений по развитию льноводства будет.

Мирват с Беларусью соединена, как нити в льняном полотне. Палестинская женщина настолько полюбила нашу кухню, что даже кулинарную книгу издала, по вкусу пришелся и наш аутентичный материал.

Мирват Абу Шакер, директор Центра арабской культуры в Беларуси:
Мне всё так нравится. Может быть про лен надо больше рассказывать и показывать его больше надо.

Рассказать и показать обо льне лучше всех могут в агрородке Устье в Институте льна. Отсюда полноводной рекой по всей Беларуси растекаются новые технологии возделывания этой культуры.

Иван Голуб, директор Института льна НАН Беларуси:
Мы это можем делать. Зачем губить? Мы можем его только развить.

Голуб – самая известная фамилия в льноводстве Беларуси. Как шутит сам профессор, в это дело жизни он ушел с головой аж до волос в цвет льняного полотна. А в его руках – ключи от урожайных льняных полей.

Иван Голуб:
Всё, что есть передовое в мире, собрано в нашей коллекции.

Здесь банк семян льна со всех стран, где растет эта культура: от Скандинавии до Африки. Из них выводят отечественные.

По поручению Президента в каждой области создают по одному селекционному центру. Главный – государственного значения – на базе Института льна. Год назад Александр Лукашенко уже оценил эти поля.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Если бы я тогда не завернул голову как утке кое-кому, сегодня бы льна не было в стране. Поэтому я знаю, чего мне стоил этот лен. И вы мне сегодня рассказываете: не надо давить, не надо травить. Вот сядьте с учеными и за зиму определите. Я тебе про лен больше говорить не буду. Вот такой лен должен быть везде.

Это одна из самых древних и капризных земледельческих культур. Мелочей нет. Только семипольный севооборот. 39 земледельческих и 70 технологических операций. Малейшее нарушение – урожай падает, ошибка – гибнет.

Иван Голуб:
Льнозаводы не имеют своей земли. Как результат, сеют там, где землю дают. А они ее даже не знают. А какой хозяин отдаст хорошую землю?

Первое: поля – не лучшие. Второе – не хватает сил на уборку даже выращенного урожая.

Анатолий Босенков, директор Дубровенского льнозавода:
Должен быть и запас техники уборочной, и запас людей. Если раньше возникал вопрос, что запрессовать лен надо было за 10 дней, то у французов таких благоприятных дней выходит 4 или 5.

Французы первые – от посева на поле до посадки на фигуре льна. Но наши специалисты смогли обойти месье льняной моды.

Иван Голуб:
Они приезжают, 10 гектар сеют. И мы 10 гектар. Мы их в первый же год положили на лопатки.

Но всю отрасль поднять – не поле, пусть и рекордное, перейти. Вернуть лен на круги своя – государственная задача.

В 1970-х годах в Беларуси выращивали более 250 тысяч гектаров льна, сейчас – в несколько раз меньше. Тогда льном занимались 1250 хозяйств. Сейчас еле набралось 40, и то на их счету только 10 % от всего объёма. Остальной вал дают 25 льнозаводов. Лучших результатов добились льноводы Дубровно. Но и здесь рентабельность лишь 17 %.

Анатолий Босенков:
Мы пошли по неправильному пути, создавая эти поля огромные. Ведь потом эти плантации убрать очень сложно. Рентабельность свеклы в 10 раз выше рентабельности льноводства.

Локомотив – это Оршанский льнокомбинат. Ему и тянуть за собой всю отрасль. Семена льняной модернизации принесли свои плоды. Наши ткани открыли себе свой шелковый путь – добрались до Китая. Но основной рынок – Россия.

Простыни, скатерти и куклы на полках не пылятся, но по-взрослому – это взобраться на полки европейских бутиков уже одежде из Беларуси. Сейчас экспортный гардероб Оршанского комбината – это пару процентов от общего объема продукции. А ведь хотят достигнуть половину.

Но это, как говорят, совсем другое пальто. Новый виток. Необходимы своя модельная школа и новое швейное производство. На комбинате уверены: за лет пять справятся, главное, чтобы производители не тянули с увеличением объемов подходящего длинного волокна.

Николай Хацкевич, управление контроля за работой АПК и природоохранного комплекса КГК Витебской области:
В целом, то поручение, которое давал глава государства, к сожалению, не достигается.

Игорь Ещенко, начальник управления разработки ассортимента и рекламы продукции Оршанского льнокомбината:
Произвести большое количество той же девятки – длинного льна, и сделать сразу же на нее высокую цену – так, скажем, мировую. Это обрушит конкурентоспособность наших тканей, и мы, как флагман или пилот, потеряем управление. Это не будет хорошо для всей льняной отрасли.

Даже в советские годы продовольственный НЗ хранили только в льняных мешках. Сейчас в Европе даже для шопинга выбирают льняные сумки. Цивилизация в поисках истины возвращается к истокам. Теперь и без французских тканей у нас есть широкая палитра полотен белорусского льна.

Татьяна Ольшанская, дизайнер:
С нашим белорусским льном всё в полном порядке. Иногда я думаю, что с нами что-то не так, потому что, живя в Беларуси, не пользоваться этим замечательным продуктом – это преступление.

А мы всё мнемся, выбирая вещи изо льна.

Игорь Ещенко:
Проблема у нас в голове. Мы можем насытить смолами льняную ткань, и она не будет мяться.

В Европе, пересыщенной ГМО и секулярными экспериментами, зеленый свет натуральности хотя бы в одежде. Хлопок или лен. Но хлопок требует орошения, а его основные плантации – на Юго-Востоке Азии, где как раз и дефицит воды. А в Беларуси дождей и пригодных почв для льна хватает. Надо работать дальше. Говорят же – лен вымотает, лен и озолотит.