Что такое «гибридные войны» и зачем их впервые прописали в белорусской Военной доктрине?

10.04.2016 - 20:30

Новости Беларуси. Еще одна законотворческая новация недели. Проект новой Военной доктрины в первом чтении принят депутатским корпусом. Главный документ, который определяет безопасность государства, готовили с учетом новых вызовов времени. Предыдущий был написан еще в 2002, когда ситуация в соседней Украине еще была далека от точки кипения, в безмятежной Европе не боялись терактов, а до «Арабской весны» оставалось целое десятилетие. Кардинальных изменений в подходах к обеспечению национальной безопасности нет. Беларусь сохраняет оборонительную стратегию, но впервые в документе прописано понятие «гибридной войны». Что это такое на неделе разбирался корреспондент программы «Неделя» на СТВ.

Станислав Князев, доктор юридических наук, профессор, ректор международного университета «МИТСО»:
С потоками беженцев во многие страны пришли и экстремисты. Сейчас не только столкновения демонстрантов, которые «за» или «против» выступают, сейчас звучат взрывы. И это будет продолжаться. Этот процесс только начинает раскручиваться.

Владимир Сероштан, заместитель председателя центрального совета ДОСААФ Республики Беларусь:
Вроде бы и врага нет внешнего, никто не наступает на границе, танки не наступают, самолеты не летят, а в стране начинается брожение.  

Зыгмунд Валевач, член Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь по национальной безопасности:
Война приходит в сознание людей, а потом она может перейти в какие-то реальные боевые действия.     

Партия в шахматы — классическое отражение вооруженного конфликта. Две армии, линия фронта и ясное представление, кто же он, твой противник. Но так было до появления гибридных войн.            

Максим Слиж, СТВ:
Игра в шахматы подразумевает свою стратегию и тактику, и правила.  А если я решу изменить эти правила и скажу, что конь, сейчас, ходит на четыре позиции вперед, что предпримите вы?

Сергей Жигалко,  гроссмейстер:
Если правила изменяться по ходу борьбы, мне придется под них подстраиваться. И для победы мне придется выработать новую тактику и стратегию.    

Это он – главный принцип корня «гибрид» – в обход правилам использовать новый формы воздействия. И начинается всё с попытки разделить граждан одной страны на своих и чужих.    

Зыгмунд Валевач, член Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь по национальной безопасности:
Это влияние на людей приводит к тому, что многие выходцы даже не из арабского мира оказываются в рядах «Исламского государства». Поэтому мы должны работать в этом плане. И в патриотическом воспитании людей, и в моральном плане. И с точки зрения  формирования гражданской позиции людей.

Для того, что бы пламя одного костра могло перекинуться с опушки леса в чащу, активно используется информационный ресурс. Яркий тому пример — экстремистская группировка «Исламское государство».     

Валентин Стариченок, политолог:
Те социальные сети, которые демонстрируют зверства ИГИЛ, они превращаются в инструмент влияния самого ИГИЛ. Здесь надо всячески препятствовать этому.     

Но существует и другой путь через интернет-паутину – кибератака. Её главная цель – подорвать стабильность экономическую.      

Станислав Князев, доктор юридических наук, профессор, ректор международного университета «МИТСО»:
Кибератаки — это и разрушение финансово-экономического состояния. Если по средствам кибератак (введения вирусов) связи экономические разрушаются, легко по средствам и мягкого воздействия психологического, и нападениями решать свои проблемы.

Включает в себя гибридная война и такой «разрыхлитель», как подмена ценностей. И здесь упор принято делать на историю и религию. Если первую пытаются переписать и очернить, то другую необходимо трактовать только с нужным смыслом. Пример – «Арабская весна».

Владимир Сероштан, заместитель председателя центрального совета ДОСААФ Республики Беларусь:
Здесь использованы в полной мере противоречия в области религии. Христиане, мусульмане и плюс к этому добавляется еще несколько направлений мусульманства и тех, кто сегодня не следует истинному исламу, а видит только воинствующую сторону ислама.  

Если эти методы не приносят результат, в бой идут солдаты удачи. Лица они предпочитают скрывать под масками, а вместо имен лишь позывные.

Сергей Борич, ветеран Комитета государственной безопасности Республики Беларусь:
Это использование партизан, не являющихся частью вооруженных сил. Использование всяческих добровольческих соединений, так называемых полувоенных структур, частных военных организаций. 

Все эти факторы и учитывает новая Военная доктрина. Несмотря на то, что белорусская армия сегодня одна из самых мобильных в регионе, а граница, воздушное пространство и интернет-паутина под пристальным контролем. Делить список угроз реальных и потенциальных никто не собирается.    

Александр Ивановский, первый доктор технических наук, профессор, первый проректор Академии управления при Президенте Республики Беларусь:
В нашей стране принимается целый ряд мер таким образом, чтобы мы могли адекватно реагировать на происходящие изменения. А грубо говоря — работали с открытыми глазами. 

Loading...


Юрий Караев: «Под видом якобы мирных протестов и выражений несогласия с какими-то действиями власти таится иногда огромная опасность»



Новости Беларуси. Министр внутренних дел Беларуси Юрий Караев заявил, что под видом якобы мирных протестов и выражений несогласия с какими-то действиями власти иногда таится огромная опасность.   

Алёна Сырова, СТВ:
В связи с событиями, которые в последнее время происходят в Минске, хотелось бы попросить вас прокомментировать действия сотрудников Министерства внутренних дел.

Юрий Караев, министр внутренних дел Беларуси: 
События, которые происходят в Минске, иногда направлены на раскачивание ситуации. Под видом якобы мирных протестов и выражений несогласия с какими-то действиями власти таится иногда огромная опасность. Почему? Потому что, например, когда пикеты превращаются в несанкционированные массовые мероприятия, они задевают большое количество посторонних и непричастных к этому (и не желающих в этом участвовать) людей. Но своим местом выбранным проведения этих лжепикетов, которые превращаются в эти цепи и какие-то другие вещи, эти люди подставляют тех, кто не хочет в этом участвовать, под нехорошие вещи.

Понятно всем, что если сотрудники правоохранительных органов пытаются, допустим, свернуть незаконное, несанкционированное массовое мероприятие, и при этом неизбежно возникают ситуации, когда непреднамеренно задеваются посторонние люди, это вызывает недоумение людей непричастных. Таким образом те, кто это организовывал, достигают своей цели – привлечь на свою сторону как будто бы задетых властью или правоохранительными органами. Они это прекрасно осознают, те, кто это организовал, что им очень легко сделать так, чтобы были задеты непричастные.

Я в этой ситуации требую от сотрудников милиции, чтобы мы лучше, как говорится, недожали, чем пережали, чтобы не попадали к нам даже не то, что задержанными, а при доставлении в органы внутренних дел люди, которые не хотели в этом участвовать. Поэтому неоднократные предупреждения, руки держать за спиной (я говорю сотрудникам ОМОНа), если они кого-то вытесняют, лучше пусть подставятся сами, но никого не дай бог не бьют, не применяют физическую силу, тем более не достают спецсредства.

Моя задача, мой инструктаж через начальников управлений внутренних дел, ГУВД такие: сотрудники проявляют максимальную выдержку и доставляют в органы внутренних дел для разбирательства только тех, кто специально, преднамеренно, игнорируя многократные требования и даже намек физическим выталкиванием (но ласковым таким, не силовым) все равно старается продолжить эти мероприятия, дестабилизировать обстановку, дорожное движение, движение по тротуарам и втянуть в эти события непричастных людей.

Поэтому чтобы этот якобы мирный протест не разрастался во что-то более массовое от их безнаказанности, от того, что мы не замечаем и не воздействуем, – конечно же, мы все эти волнения в зародыше пресекаем.