Дети, внуки и правнуки классиков белорусской литературы

02.06.2016 - 12:03

Кучерявой малышке Юлии 2,5 годика. Она любит гулять с необычными старинными вещами, слушать истории из жизни своих бабушек, дедушек и засыпать под стихотворение про «савося-распусніка». Пока она не понимает, что в руках держит не игрушки, а семейные реликвии. И что на ночь мама читает ей не обыкновенные сказки, а произведения, которые любит белорусский народ. Юленька – праправнучка Якуба Коласа и Янки Мавра.

Свою жизнь Василина посвятила сохранению великого литературного наследия: до декретного отпуска она работала главной хранительницей фондов музея Якуба Коласа. Что интересно, в их семье женщины не меняют девичью фамилию – как дань памяти талантливому предку.

Большая семья породнившихся белорусских писателей в настоящее время живёт на одной территории с музеем Якуба Коласа. Среди них никто не пошёл по стопам знаменитого родственника: Василина – социолог, мама Василины Мария – преподаватель математики, брат-близнец Василий работает в сфере транспортных коммуникаций. Возможно, в будущем именно в маленькой Юлии вновь возродится литературный талант.

Передать свои способности к писательству пытался и народный писатель Беларуси Иван Чигринов.

Татьяна Ивановна Пранович учит студентов Института журналистики БГУ зарубежной литературе уже 32 года. В последнее время всё чаще рассказывает на занятиях, что она дочка знаменитого писателя. Ведь не каждый имеет такой повод для гордости. В интервью телеканалу СТВ Татьяна Ивановна тоже предпочла больше говорить об отце, чем о себе.

Иван Гаврилович Чигринов любил нянчится с внуками, и теперь спустя 20 лет после его смерти, дочка писателя рассказывает, как они выросли и кем стали.

В мансарде одного из домов в центре Минска находится художественная мастерская. Здесь литературные строки на бумаге трансформировались в пёстрые мазки разноцветной краской на холсте. Вместо ручки – кисть, а вместо слов – образы. Так творит внук белорусского писателя Ивана Мележа, который нашёл воплощение творческим задаткам в художественных экспериментах. Сочетание несочетаемого как на бумаге, так и на холсте.

Иван Семилетов по-прежнему читает и перечитывает любимые произведения своего дедушки, библиотека которого насчитывает больше 10 тысяч книг. В семье также хранятся некоторые памятные вещи белорусского писателя.

До сих пор на вешалке и французский пиджак, который Иван Мележ носил, будучи школьником. Ещё тогда знаменитое родство было для него не привилегией перед другими, а обязанностью соответствовать великому имени.

Считается, что гены передаются через поколение. Поэтому не случайно Иван находит параллели в своём представлении о мире и дедушкином.

Якуб Колас, Янка Мавр, Иван Чигринов и Иван Мележ – выдающиеся белорусские писатели стали создателями сокровища белорусской литературы, однако самое яркое вдохновение их жизни отразилось в иных произведениях – в их детях, внуках, правнуках.


 

Василина Мицкевич, правнучка Якуба Коласа и Янки Мавра
Фото. Василина Мицкевич, правнучка Якуба Коласа и Янки Мавра
Иван Семилетов, внук Ивана Мележа
Фото. Иван Семилетов, внук Ивана Мележа
Loading...


«Он – это жизненный сгусток любви к земле, к народу. С ним всегда было весело». Друг вспоминает о Владимире Короткевиче



Гости программы «Новое утро» на РТР-Беларусь – продюсер цикла документальных фильмов «Тайны Беларуси» – Юлия Крыницкая и художник, иллюстратор Михаил Басалыга.

В 1984 году он ушел, его уже довольно давно с нами нет. Как Вы вспоминаете Короткевича? Может какой-то один эпизод Вам чаще вспоминается или какой-то разговор с ним?

Михаил Басалыга, художник, иллюстратор:
Я могу только сказать одно, конечно, я был молодым, когда был Короткевич, и наши встречи были не такими частыми, как бы хотелось. Он по натуре был человеком, конечно, веселым. Он – это жизненный сгусток любви к земле, к народу. С ним всегда было весело. С «Дикой охотой» я познакомился где-то в 70-ых, а в 2008 году вышла с моими иллюстрациями книжка «Дикая охота короля Стаха», в 2010 я сделал «Христос приземлился в Гродно». Дело в том, что Короткевич не видел этих книжек, его уже не было. Я работал в художественном училище и когда я уволился, мне было уже за 60, у меня появилось время, училище занимало много времени. Я зашел в наш центральный книжный и там, вот за что и почему я сразу вспомнил Короткевича: стоит мужчина и просит у продавца: «Дайте мне Короткевича «Дикую охоту короля «Стаха» и на белорусском языке. Я этих книжек 20 куплю». А она: «Нет. Вот есть у нас четырехтомник, а особенного такого издания нет». Я тогда и еще раньше к этой книжке обращался, и решил, что я буду делать эту книжку.

Что для себя откроют в новом сезоне белорусы? Есть ли какой-то факт, о котором никто вообще не знал до фильма?

Юлия Крыницкая, продюсер цикла документальных фильмов «Тайны Беларуси»:
В своем фильме мы постарались дать ответ на несколько интересных вопросов, связанных с Владимиром Семеновичем Короткевичем. Во-первых, его раскрыть именно с разных точек зрения. Да, где-то как Дон Жуана и дамского угодника, где-то как талантливого сценариста, к сожалению, судьба его фильмов не всех была удачной. Какие-то фильмы, как например, «Дикая охота короля Стаха», имели большой фестивальный успех в свое время, но у него была ссора с режиссером. Конечно, мы постарались найти ответ и услышать несколько мнений на вопрос, который волнует, наверное, не только почитателей творчества Владимира Семеновича Короткевича, а в принципе, широкий круг зрителей: есть ли продолжение «Колосьев под серпом твоим»?