Динара Алимбекова: «Своим примером хочу показать, что не нужно останавливаться на неудачах»

08.04.2021 - 19:58

Новости Беларуси. В олимпийском музее Беларуси стало на один экспонат больше. Самую ценную личную награду в карьере передала биатлонистка Динара Алимбекова, сообщили в программе «СТВ-Спорт».

 Экспозицию дополнил приз, который вручается победителю общего зачета Кубка мира среди спортсменок до 25 лет.

В этом сезоне белоруска произвела настоящий фурор, четырежды подымаясь на пьедестал личных гонок. Теперь эта награда будет вдохновлять на новые свершения всех посетителей музея.

Динара Алимбекова стала «Человеком года Могилёвщины». Что об этом думает сама спортсменка?

Динара Алимбекова, победительница общего зачета Кубка мира по биатлону среди молодых спортсменов:
Это как-то может и мотивировать кого-то, и ребята, которые будут видеть его, будут понимать, что все возможно. Cвоим примером хочу показать, что не нужно останавливаться на неудачах, [нужно  –  прим. ред.] идти дальше, вперед. Наверное, я хочу, чтобы у меня получилось смотивировать остальных.

Люди в материале: Динара Алимбекова
Loading...


«Я думала, что это жёсткий розыгрыш». Анастасия Мирончик-Иванова о допинговом скандале



Новости Беларуси. Гость программы «В людях» – призер чемпионата мира в прыжке в длину, серебряный призер II Европейских игр Анастасия Мирончик-Иванова.

Юлия Артюх, СТВ: 
Я так понимаю, что ваша жизнь – это не сплошные белые полосы, и бывали моменты, когда вы расстраивались. Меня интересует Олимпиада в Лондоне. 2012 год, все хорошо, вы занимаете свою твердую позицию, седьмое место. Это довольно высокий результат, к которому вы долго шли. И спустя четыре года – дисквалификация на два года. Какие были переживания? Что происходило внутри и как восприняли, когда услышали о таком решении комитета?

Это удар. Но я переживала не очень долго, начала сразу же думать, что я буду делать с этим

Анастасия Мирончик-Иванова, призер чемпионата мира в прыжке в длину, серебряный призер II Европейских игр:
Я помню этот момент. Я ехала с тренировок из «Стаек». Нам позвонили из федерации и сказали, что пришло письмо о том, что в моем организме спустя четыре года найден препарат запрещенный. Я говорю: «Ребят, это розыгрыш или шутка, возможно?» Я просто думала, что это жесткий розыгрыш. Но когда мы приехали и увидели эти документы, это повергло нас в шок. Мы не ожидали такого момента и вообще.

Юлия Артюх:
Это удар, правда?

Анастасия Мирончик-Иванова:
Это удар. Но я переживала не очень долго. Потому что у меня сразу же шли мысли, я начала сразу же распределять то, что я буду делать с этим. Возможно, дисквалификация, возможно, мы докажем – у меня сразу пошел расчет, как и что я буду делать дальше. Мы боролись, мы наняли адвоката. Адвокат говорил, что это, скорее всего, выигрышное дело, потому что доза была буквально одна миллионная – возможно, в таком проценте, это возможно было доказать. Но это большие деньги. Это время: я в момент этих всех процедур именно юридических не смогла бы тренироваться. Во время судов этих мне запрещено было бы вообще тренироваться. Я бы доказывала свою правоту, что я не употребляла. Это все банально, никто сейчас этому не верит. Даже если сказать: «Я ничего не употребляла», – люди у нас скептически относятся.

Я не обвиняю никого. Моя совесть и моего тренера чиста. Но до сих пор для меня это загадка и логически никак не сопоставимо. Когда я сдавала тесты и до Олимпиады, и после Олимпийских игр, ничего не было найдено – и через четыре года? Я понимаю, что это современное оборудование. Но если в тот раз не нашли, как такое может быть через четыре года?

«В чем наша страна проигрывает немножко – это в фармакологическом обороте»

Юлия Артюх:
Не кажется иногда, что в этих всех допинговых историях есть какой-то политический подтекст?

Анастасия Мирончик-Иванова:
Конечно. Это спортивная политика. Больше скажу, это бизнес фармакологических компаний. Понимаете, я за разрешенный допинг.

В чем наша страна проигрывает немножко – это в фармакологическом обороте. Обороте разрешенном. Я говорю только о разрешенной фармакологии. У нас есть очень много талантливых людей в Академии наук, которые могут изобрести препараты, которые не скажутся никак на организме, но помогут спортсмену реализовать себя.

Без нагрузки мы не уедем, на одной фармакологии. Тут нужна пахота, хороший специалист, который знает толк в тренировках, и подпитка разрешенными препаратами. Которые, возможно, в будущем у нас в стране смогут реализовываться и конкурировать со всем миром. Почему нет?

Юлия Артюх:
Конечно, на одних природных данных, наверное, очень сложно достигать высочайших результатов.

Анастасия Мирончик-Иванова:
Я против этих всех химических препаратов, которые сказываются. Реально все спортсмены против этого – против грубого нарушения, допинга и допинговых препаратов. А какой-то легкий препарат, который просто способствует нашему развитию, помогает метаболизму и всему остальному – почему бы нет?

Добиваемся, чтобы в Слуцке проложили специальное покрытие и детки не травмировали суставы, связки

Юлия Артюх:
Вернемся к дисквалификации на два года. Каково было обратно возвращаться в спорт? Какие были переживания, может быть? Понятно, физически это были два года тренировок, ведь не запрещается тренироваться…

Анастасия Мирончик-Иванова:
Запрещается тренироваться с национальной сборной в то время, когда другие спортсмены национальной сборной нашей находятся на тренировочной базе. Я тренировалась в своем родном Слуцке, где меня поддержала моя спортивная школа, а также футбольный клуб Слуцка, где мне предоставили все условия. Мы жили у моих родителей. Именно после Слуцка я выиграла медаль чемпионата Европы в Глазго.

Как говорится, и стены греют, но там не такие уж шикарные условия. Очень хотелось, и добиваемся того, чтобы все-таки в Слуцке проложили специальное покрытие, чтобы детки не травмировали свои суставы, связки. Потому что там просто асфальт положен на стадионе. Мы разговаривали с губернатором Минской области, вроде как они пообещали. Мы будем действовать. Хочется деткам все-таки помочь.

«В том числе и дедовщина». Известная спортсменка откровенно о том, как пришла в большой спорт. Подробнее здесь.

Я с удовольствием сейчас приеду тренироваться в Слуцк. Где-то, может быть, на мастер-класс к деткам прийти. Привезти свою форму, которая мне уже совершенно не нужна, но есть вещи, шиповки – чем-то помочь. Я безумно им благодарна. В то непростое время они меня поддержали, и я вышла из дисквалификации.

Были моменты, когда все-таки я сомневалась еще. Немножко были моменты, такие небольшие: «Может быть, не получится? Может быть, мне уйти в другую деятельность?» Но огромная поддержка моих близких, друзей, подписчиков… Не только дома меня поддерживали, но и извне. Я понимала, что я сильный человек. Такое бывает, такое случается, это просто преграда, которую нужно пройти, даже когда ты невиновен.