Новости: Есть ли шанс подняться с социального дна, и как быть детям с «неидеальными» родителями? Истории семей, где правят пороки
новости СТВ в твиттере новости СТВ в инстаграмм

Вы здесь

Есть ли шанс подняться с социального дна, и как быть детям с «неидеальными» родителями? Истории семей, где правят пороки

24.06.2018 - 20:58

Новости Беларуси. В Беларуси на алкоголизм глаза не закрывают – с алкоголизмом борются. Кто хочет, тому помогут. И кто не хочет, тому все равно постараются помочь, особенно когда можно спасти семью, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Татьяна Ревизоре о тех, кто на дне, и как из него выбраться.

В частный дом на окраине Минска семья Дубина переехала лет 20 назад. Новоселье справляют по сей день.

Александр Дубина:
Я добродушный хлопец и хозяин – хоть туды, хоть сюды.

Гостям здесь рады. Почти всегда. Живут втроем. Александр Викторович, его супруга и сын Виктор. Адрес – местный притон. Только в Минске таких более тысячи.

Александр Дубина:
Когда я был богатый, я в Ираке был. Находился в заграничной командировке в Иракской Республике. Я могу говорить с англичанами и с немцами, как с вами.

Когда-то переводчиком работала и Светлана. Но общий язык под общей крышей теперь находят скорее по схожим интересам. Вот только с сыном – трудности перевода. Почти 15 лет Виктор нюхает клей.

Александр Дубина:
Я пытался его исправить как-то, но он покрепче меня, по правде говоря. Я не понимаю этого. И что я могу сделать? Как его? Задавить? Это мое дите.

Виктор Дубина:
Чтобы не было отрицательного прошлого, нужно, чтоб нормальное было настоящее и будущее. На данный момент я веду по большей части трезвую жизнь. Сейчас я, как видите, адекватнее, чем отец.

Светлана Дубина:
Сына на клей подсадил брат двоюродный. Сейчас у него зависимость настолько, что я не могу ничего сделать. Я одна работаю. Все знают.

О непростой судьбе говорит хозяин и этой квартиры. В прошлом врач, в настоящем – гроза соседей.

Юлия Шулика:
Ужасно мы живем. Вонь, тараканы, дебоширы…


Сейчас у вас опять антисанитария. Идет плохой запах, тараканов развели. Это всё идет к соседям. Вы понимаете, что мешаете жить людям? Сейчас в очередной раз будет собран материал, который будет направлен в ЖЭУ. Опять вас ждет административная ответственность и штраф.

Фрагмент свежей плитки над чьим-то ночлегом. Возможно, здесь даже думали повернуть время вспять. Увы…

Андрей Лысенко:
Ходите почаще, мне веселее будет.

Но на пороге – очередной приятель, в нашем присутствии почему-то резко сменивший курс.

Еще одна семья. Сейчас ее Витек в ЛТП. Уже в пятый раз. Хоть по-матерински любит и ждет, заявление Зинаида Сергеевна писала лично. Раньше сын работал водителем, но жизненная трасса со временем свернула в тупик.

Зинаида Сафона:
Как выпьет, так все люди смеяться будут, а мне это больно. Мог и матом сказать. Двери разбитые. Получу пенсию – шлю ему деньги. Раз послала 30 рублей. Сейчас 50 послала. «Мама, плохо кормят. Мама, то, мама то…» Спать не могу – меня это мучает всё.

С начала года в ЛТП отправили более 800 жителей столицы. Виктор выйдет зимой.

Пока все дома, родителям выносят очередное предупреждение. Глава семьи снова подшофе.


Пиво попил. Что мне – нельзя?

Но замечания гражданской супруги на Виталия совершенно не действуют. Семье поставили диагноз «СОП». То есть дети находятся в социально-опасном положении.

Екатерина Боженькина, секретарь комиссии по делам несовершеннолетних администрации Октябрьского района Минска:
Ставятся условия пройти лечение от алкоголизма, найти работу. Если родители не выполняют эти условия, после 6 месяцев может стоять вопрос об отобрании детей из семьи.

Вы боитесь?

Я-то боюсь. Но я не буду с ним драться. Потому что это дети видят. На уговоры он не поддается.

Елисею – семь. Мальчик ходит на танцы, пение и кигбоксинг. В общем, ничего необычного, вот только мамы у него две. В приемной семье Елисей ровно два года.

Скучаешь?

Елисей Добко:
Ну, скучаю. Знаю, что она придет.

Анастасия Добко:
Вот этот медвежонок – я запомнила – его самый любимый. Он с ним спал. Сейчас у него интересы – компьютеры, планшеты, телефоны Он сказал: «Буду программистом».

Жизнь Насти изменила всего одна встреча. То, что ее мужчина – наркоман, узнала лишь, когда съехались. Постепенно подсела сама. Пыталась уйти. Как до рождения Елисея, так и после. Точку в отношениях поставили органы опеки.

Анастасия Добко:
Естественно, если я скажу, что виноват, то совру даже самой себе. Конечно, я виновата сама, что допустила это.

Справиться с зависимостью помогли родные. Настя говорит о ремонте, который обязательно сделает, ведь Елисея должны вернуть. Не сразу – понимает и готова ждать. Последние полтора года девушка за двоих работает в ЖЭСе – положительная характеристика – большая часть зарплаты идет на алименты.

Накануне Елисей вернулся из лагеря – вот и разговоры о новых друзьях. На днях вместе пойдут выбирать форму – осенью для мальчика прозвенит первый звонок. Аттракционы, сладкая вата… Правда, о хеппи-энде говорить пока рано. С учета Настю могут снять лишь через полтора года. Но как бы не крутило колесо жизни, причина стоять на земле крепко у нее есть.

Есть ли шанс подняться с социального дна, и как быть детям с «неидеальными» родителями? Истории семей, где правят пороки
Загрузка...
X