«Эти вещества дают мнимую свободу». Как в Беларуси предотвращают и лечат наркоманию?

11.08.2019 - 20:13

Новости Беларуси. Даже думать об этой теме страшно, не говоря о том, чтобы столкнуться лицом к лицу. С наркоманом. Но страх не победит понимания того, насколько важно рассказывать, показывать примеры – как было, как стало и как могло бы быть. Или не быть.

Каждый выбирает по себе. И сложно переломить ситуацию, если нет желания. Но пытаться все равно нужно. Ведь в каждом конкретном случае речь о человеческой жизни, дороже которой нет ничего, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.  

Репортаж Дмитрия Бояровича.

Не у всех получается «слезть» с иглы. В Беларуси 88 тысяч наркоманов. Население целого города. И это только официальные цифры.

Я употреблял и героин, и кокаин, и амфетамины. Эти вещества дают мнимую свободу. И человек постоянно хочет пребывать в этой свободе. Он прячется вместо того, чтобы преодолевать трудности.

Масла в огонь подливают фильмы. Во многих наркотики – это красиво. А если в кадре их принимают звездные актеры, на лицо эффект доверия. Зритель часто ассоциирует себя с героем картины – успешным и здоровым.

Лет, наверное, с 16 употребляла. Первые пробы был героин, а все остальное время – метадон. Все наркопотребители на тот момент были хорошо одеты. Вот я вижу наркомана – он нормальный, он при деньгах, он хорошо выглядит и так далее.

А эти фото далеки от кинокартин. На них – жизнь. А точнее, то, что делает с человеком зависимость. Их не показывают в рекламе и вряд ли – на встречах со школьниками. Но вот так, в лучшем случае, заканчивается любая история, связанная с наркотиками.

Юлия, консультант БОО «Позитивное движение»:
Люди, которые употребляют наркотики... Ни на одного не подействовало «наркотики – это плохо». Мы живем уже в XXI веке и говорить о наркотиках нужно с другой точки зрения. Не эти страшные шприцы или умирающие люди, а может быть на личных историях.

Консультации по проблемам, связанным с наркотиками, в Беларуси оказывают несколько ресурсов, но ими пользуются, когда, грубо говоря, уже поздно. Предотвращают беду лишь в единичных случаях.

Дмитрий Боярович, корреспондент:
А этот с виду обычный белый микроавтобус зачастую появляется в разных частях города. Это передвижной консультативный центр. Сюда за помощью приходят те, кому она очень необходима.

Здесь же раздают чистые шприцы и презервативы, чтобы предотвратить худшее. А если сомнения все же есть – сделают тест на ВИЧ. Каждый день сюда приходят и новички. Их приводят «аутричи», то есть те, кто завязал.

Анатолий Поспелов, старший социальный работник БОО «Позитивное движение»:
Любой желающий может к нам обратиться анонимно и получить соответствующую необходимую помощь. В среднем, каждый мобильный пункт обслуживает около 20-30 наркопотребителей в день. Иногда эта цифра может доходить и до 100.

Что делать, если вы заподозрили, что ребёнок употребляет наркотики?

Сколько и как ни говорили бы о наркотиках, решение – что делать со своей жизнью – принимает сам человек. Только вот хэппи-энд в жизни случается далеко не всегда.

Жизнь – она крутая без наркотиков. Я как будто живу. Я и не жил как будто бы. Как будто глаза открылись в один момент. Когда ты живешь честно, правильно, все открывается, все пути. Это чудеса!

«Это был мой 15-й раз в Новинках». Чувства парня, который 10 лет употреблял наркотики



Екатерина Шелегова: «Мы нашли способ установить контроль практически над всеми психотропными веществами, которые появляются в наркообороте»



Новости Беларуси. Гены могут рассказать и о склонности к зависимостям разного рода. В том числе, наркотической. В МВД поделились тревожными фактами о подростковой наркопреступности. Эти правонарушения уже не просто детская шалость. Они носят организованный и серийный характер.

Как уберечь детей от опасного занятия, и как с такими преступлениями борются правоохранители. Об этом поговорим с гостем СТВ – заместителем начальника Главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми Министерства внутренних дел Екатериной Шелеговой.

«На сегодня 98% всех веществ у нас запрещены»

Ольга Коршун, СТВ:
В СМИ время от времени просачиваются истории о том, на какие уловки идут наркоторговцы. Некоторые мамы в декрете продают наркотики, наркотики привозят на каршеринговых авто, делают закладки в общественном транспорте – уйма разных уловок.

Самые разные, новые наркотики появляются очень быстро, как вы отслеживаете их появление?

Екатерина Шелегова, заместитель начальника Главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД Беларуси:
Здесь уже наработана схема не только нами, но и Государственным комитетом судебных экспертиз. Вы прекрасно знаете ту ситуацию, которая развивалась у нас, начиная с 2012 года, когда у нас неподконтрольные психотропные вещества буквально заполонили всю Республику Беларусь. Вследствие их потребления у нас погибло достаточно людей как молодого возраста, так и постарше.

Тогда мы нашли способ установить контроль практически над всеми психотропными веществами, которые появляются в наркообороте.

На сегодня 98% всех веществ у нас запрещены. Даже те вещества, которые появляются у нас на территории, уже внесены в Республиканский перечень наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов, который утвержден Министерством здравоохранения.

На сегодня могу сказать, что наша страна является уникальной и наш опыт приветствуется на международной площадке. То, что, например, появляется в обороте где-то за рубежом, наши эксперты об этом знают и устанавливают контроль над этими веществами. Порядок, механизм у нас предусмотрен в законе «О наркотических средствах, психотропных веществах, их прекурсорах и аналогах».

«Мы видим тенденцию изменения конъюнктуры наркорынка»

Ольга Коршун:
Да, это передовой опыт, и мы о нем наслышаны. Но немного официальной статистики: в 2018 году выявили почти 5 тысяч наркопреступлений, пресекли 29 каналов поставок наркотиков из-за границы. Если проследить наркотрафик, какова статистика и тенденции в этом году?

Екатерина Шелегова:
Конъюнктура наркорынка начала изменяться благодаря нашему законодательству. Изначально у нас преобладали наркотики растительного происхождения – маковая солома. Как только у нас появился Декрет №1, наркосырьевая база, которая использовалась для изготовления ацетилированного опия, экстракционного опия, она начала потихонечку замещаться наркотиками синтетического происхождения. Как только появилась такая нехорошая тенденция неподконтрольных синтетических веществ, мы отреагировали законодательством и установили контроль практически над всеми синтетическими наркотиками, которые появляются в обороте.

Сегодня мы видим тенденцию изменения конъюнктуры наркорынка. И преобладают при изъятии гашиш, марихуана и, если говорить о синтетических веществах, то это альфа-PVP, мефедрон, амфетамин.

«Удавалось обнаруживать наркотики даже в луковой шелухе»

Ольга Коршун:
Какие самые необычные места закладок попадались на вашем профессиональном пути?

Екатерина Шелегова:
Нашим сотрудникам удавалось обнаруживать наркотики даже в луковой шелухе, одежде, вымоченной в растворе героина, и совсем недавно был пример: перевозили кокаин в бутылке из-под рома. Это не говоря о тех тайниках, которые оборудуют в автомобильном средстве. Например, в бензобаке провозили крупную партию гашиша в Минске в апреле прошлого года.

«Любое перемещение наркотиков через границу у нас незаконно»

Ольга Коршун:
Что касается провоза наркотиков. В некоторых западных странах популярны такие презенты, в которых, например, есть лист конопли. Человек покупает это, он не собирается это употреблять по назначению, поскольку он купил это в официальном магазине, он и не думает, что таким образом осуществляет контрабанду.

Екатерина Шелегова:
Контрабанда немного другое понятие, но это действительно незаконное перемещение через государственную границу наркотических средств. Любое перемещение наркотиков через границу у нас незаконно.

Как будет проходить лечение наркозависимых в экспериментальном центре реабилитации?

Ольга Коршун:
Есть информация, что в МВД недавно заявили о создании экспериментального центра, который должен появиться в Минске к концу года. Там будет проходить реабилитация наркозависимых. На какой стадии сейчас создание этого центра, и действительно ли он будет эффективен?

Екатерина Шелегова:
Изучив ситуацию, которая складывается в нашей стране, и международный опыт, мы увидели, что системы длительной реабилитации у нас, к сожалению, в стране нет. Мы предложили медикам, Министерству труда и соцзащиты пересмотреть свои подходы и добавить в систему реабилитации наркозависимых социальную компоненту. Наркопотребитель попадает в центр длительной реабилитации, ему предлагают пройти реабилитационный курс лечения, который будет длиться где-то от 28 до 40 дней. Затем уже подключаются социальные работники, которые помогают ему восстанавливать его социальные связи: в трудоустройстве, в восстановлении документов, обучении.