Это был обычный тренировочный полёт. Вспоминаем, как Владимир Карват героически спас две деревни

05.11.2019 - 00:30

Военный летчик, подполковник Владимир Карват увел падающий самолет от двух деревень. Сотни спасенных жизней ценой собственной.

О первом Герое Беларуси вспомнили в одной из серий проекта «Я шагаю по стране».

Звезду Героя он получил посмертно. Ему было всего 38.

Это был обычный тренировочный полет. Как вдруг система начала подавать тревожные сигналы.

Александр Мурычин, сослуживец Владимира Карвата (1994-96):
Он принял единственно верное решение: он до последнего момента рулями работал в кабине. Он пытался спасти самолет, спасти населённый пункт. А о себе, я думаю, он в тот момент не думал.

У него было время – катапульта бы успела выбросить в небо, но рядом, под самолетом, были люди. И несмотря на неоднократную команду покинуть кабину, он до последней секунды пытался спасти машину.

Петр Трухан, сослуживец Владимира Карвата (1994-96):
Я был уверен, что он катапультироваться не будет, потому что он будет бороться за авиационную технику. До конца. При заходе на посадку, он начал снижаться, самолёт неуправляем, он говорит: «Подо мной огни, еще немножко протяну и потом выйду из кабины». Как говорится, небо забирает лучших.

Подробности – в видеоматериале

Loading...


Бормашина, Мрачный гром, Мистер «Нет». Вспоминаем влиятельного белорусского политика Андрея Громыко



О знаменитых белорусах рассказали в одной из серий проекта «Я шагаю по стране».

Целая эпоха международных отношений и послевоенный мир связаны с именем Андрея Громыко. Ялтинская, Потсдамская конференции, а подписанных им дипломатических соглашений за полвека наберется на гору высотой с Монблан. 28 лет Громыко был министром иностранных дел Советского Союза при 6 генсеках: от Сталина до Горбачева.

Молодой дипломат станет одним из крестных отцов ООН. Именно Громыко, несмотря на доминирование Вашингтона, отстоит право вето, которое используется до сих пор.

А в 1945 от имени Советского Союза подпишет Устав ООН. Кстати, одним из учредителей организации была и Беларусь. После этого наш земляк не будет сходить с полос западных изданий.

Алексей Громыко, директор Института Европы Российской Академии наук, внук Андрея Громыко:
Он был таким посланцем мягкой силы Советского Союза. Он вызывал некую оторопь у собеседников, когда он демонстрировал свое прекрасное знание политики, истории, культуры, литературы той страны, в которую приезжал.

За невозмутимость и непреклонность  его будут называть Мрачный гром, Бормашина, а чаще всего – Мистер «Нет».

Алексей Громыко:
Дед сам рассказывал, что «я сам слышу от них «no» намного чаще, чем они от меня мое «нет». Дед был Мистером «да», когда он добивался от партнеров того, что было выгодно нашей стране.

Андрей Громыко встречался практически со всеми послевоенными президентами США. Но больше всего запомнил встречу с Кеннеди. Будущий американский президент брал интервью у Громыко еще будучи популярным корреспондентом.

Что связывает Кеннеди с Несвижем? И это не Освальд

Западные политики уважали Громыко настолько, что даже называли в честь него своих детей. Как например, глава МИД ФРГ Вальтер Шеель.

Алексей Громыко:
Он сказал, что «в вашу честь мы назвали нашу дочь Андреа».

Звучная фамилия ему достанется по названию деревни Старые Громыки на Гомельщине. Ее носили почти все жители деревни.

В мемуарах Громыко вспоминал, как хотел работать на гомельской спичечной фабрике «Везувий». После назначения послом США, в Америку он будет лететь через Италию. И там захочет посмотреть на Везувий вулкан.

«Сёма мы его называли»: 3 из 9 президентов Израиля имеют белорусские корни

Подробности – в видеоматериале