«Это одна из технологий, продвигаемых альтернативными кандидатами». Почему несколько избирательных участков в Минске не смогли вовремя закрыться?

09.08.2020 - 22:31

Новости Беларуси. Мнениями о ходе избирательной кампании в студии телеканала СТВ поделились эксперты в области политики, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

В 20:00 некоторые участки для голосования не смогли закрыться, потому что на них ещё была очередь из избирателей.

Евгений Поболовец, СТВ:
Давайте наш разговор начнём с этой горячей новости. Я раньше не встречал такую ситуацию, чтобы участки не закрывались ровно в восемь.

Всегда противники этой формы голосования говорили, что якобы применяют административный ресурс, заставляют студентов голосовать – а сейчас студентов нет

Александр Шпаковский, политолог:
Да, раньше такого не было, но это одна из технологий, продвигаемых альтернативными кандидатами. Они ведь ориентировали своих сторонников прийти к закрытию избирательных участков. И, понятное дело, предупреждался и Центральный избирательный комитет, если массовый наплыв вдруг будет происходить к закрытию избирательных участков, то будет проблематично обеспечить волеизъявление людей. Но, видимо, какие-то люди пришли, а раз речь идёт далеко не о всех участках, а об отдельных, то, значит, были заранее намечены точки, туда проведена мобилизация сторонников своих, созданы эти искусственные очереди, и это будет впоследствии использоваться как информационный повод. Это с одной стороны. С другой стороны, явка высокая, реально высокая на этих выборах. И на досрочное голосование, и в основной день. Притом на досрочном, что меня лично удивило, вот всегда противники этой формы голосования говорили, что якобы применяют административный ресурс, заставляют студентов голосовать – а сейчас студентов нет.

Евгений Поболовец:
А кто есть?

Александр Шпаковский:
Граждане. Граждане идут добровольно на участки, им эта форма, видимо, представляется удобной. Я лично тоже проголосовал досрочно. Хотя, если честно, всегда стремился голосовать в основной день. У меня свои как бы есть на этот счёт убеждения – для меня возвращение в атмосферу детства советского, потому что я всегда помню, что был праздник. И у нас эту атмосферу постарались сохранить, где-то она напоминает и приятные ассоциации. Но, глядя на свой график сегодня, то есть исходя из профессии, всё-таки я комментирую политические события, я понял, что у меня просто может не быть времени проголосовать и пошёл проголосовал досрочно – удобно, действительно.

Евгений Поболовец:
Алексей, ваша точка зрения. Как быть в этой ситуации, как реагировать на это?

Если цель – именно заблокировать работу избирательных комиссий, то это делается сознательно, с определёнными целями

Алексей Дзермант, политолог:
Реагировать, во-первых, спокойно, да. Есть закон, есть график, в течение которого можно было проголосовать. Да, и не поддаваться, главное, на провокации. То есть мы понимаем, что если цель – именно заблокировать работу избирательных комиссий, то это делается сознательно, с определёнными целями. Естественно, это нужно пресекать и не давать никакого повода.

Евгений Поболовец:
А сейчас дальнейшие действия? Участки будут работать до того времени, пока все не проголосуют?

Это не ресторан, который работает до последнего клиента

Александр Шпаковский:
Я не знаю, какое будет приниматься решение Центризбиркомом, потому что вроде бы, с одной стороны, Центральная избирательная комиссия должна идти навстречу гражданам. Но с другой стороны, это не ресторан, который работает до последнего клиента. Есть строго определённый график голосования. И ведь эти люди не пришли, скажем, в шесть утра, потому что они понимали, что участок закрыт. Тогда почему они приходят после восьми? Участок может быть закрыт на сегодняшний день и, к сожалению, эти люди не проголосуют.

Алексей Дзермант:
Я думаю, что здесь нужно действовать именно исходя из законов. Если были определены рамки, в том числе и временные, у Центральной избирательной комиссии есть все полномочия, чтобы прекратить работу в положенное время. Это нормальная практика в принципе.

Loading...


Николай Щёкин: у оппозиции есть программа, есть лидер. В Беларуси лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой



Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политолог, кандидат философских наук Николай Щекин.

Юлия Бешанова, ведущая:
Поствыборная ситуация в Беларуси, обострение конфликта в Нагорном Карабахе, последние события в Кыргызстане… Не кажется ли вам, что это все могут быть события одной цепи?

В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Можно с первого раза сказать, что звенья одной цепи, но мы, конечно, видим, что причины разные и в Карабахе, и в Кыргызстане. В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая. В Республике Беларусь все это прошло, в отличие от других стран, намного, с одной стороны, сложнее – и проще, потому что в Беларуси государственная система оказалась устойчивее.

Юлия Бешанова:
Почему у них так быстро получилось, а у нас – нет?

Николай Щекин:
Причины разные. В Нагорном Карабахе – этнонациональные.

Чтобы Тихановская стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология

Юлия Бешанова:
Светлана Тихановская встречается с мировыми лидерами – Макрон, Меркель – выступает от имени белорусского народа, заявляет о том, что она избранный Президент. Насколько это легитимно, насколько это можно воспринимать всерьез? Или это как комментировал Песков: президент Франции встретился с гражданкой Беларуси Тихановской?

Николай Щекин:
Где-то даже поддержу. Я считаю, что вообще это не оппозиция, здесь Президент прав, это альтернативщики. У оппозиции есть программа, есть лидер. Здесь лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой. Вроде бы выходят люди на площадь, а смысла никакого, заканчивается ничем по большому счету. Понадобилось персонифицировать эти все выступления, этой персоной выступила Тихановская.

Но чтобы она стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология. Несколько лидеров – Литва и Польша уже себя дискредитировали, они сателлиты все-таки – решили «пожать руку», причем не проговаривая, что она Президент. Но проблема в том, что понятие «диалог» на западный манер равносилен госперевороту. Они считают, что если она будет равновеликой Президенту, ее объявят лидером оппозиции, чего они и добиваются, тем самым формируя и теневое правительство, то можно тогда за стол переговоров сажать с Президентом. Нет, так не пойдет. Если Президент уже не поднимал трубку этих руководителей, телефонные звонки, то теперь он и садиться с ними за стол переговоров не будет. Потому что все, уже время ушло.

Здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство

Но здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство. Координационный совет ушел в никуда практически, но это теневое правительство посмотрите из кого формируется – все из «Белорусского народного фронта», бывшего так названного. Все те, кого мы считаем националистами. Те выходящие на улицу – они еще не под руководством каким-то, но их меньше становится, они более агрессивны. Ассоциации возникают с этими выходящими «Правого сектора» в Украине. Если затянуть дворовых майданщиков и все остальные факторы, то мы можем получить «Правый сектор».

Но здесь еще какая линия? Да, сформировали они свой теневой кабинет министров, бог с ними, они могут говорить все, что угодно. Но что дальше делать с Тихановской? Либо в долгую Запад играет, как один из сценариев, либо – еще один сценарий – чтобы Тихановская не пошла по пути либо Скрипалей, либо Навального. Причины какие? Я в последнее время не слышу от Тихановской о ее муже, я не вижу последние два месяца ее детей. Плюс все телодвижения с этим теневым кабинетом министров говорят о том, что ее ведут куда-то.

Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности

Юлия Бешанова:
Хорошо, а что делать? Люди продолжают выходить.

Николай Щекин:
Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности. Но чем меньше их, тем более радикальные они, агрессивнее. Надо включать правовое поле, без этого невозможно, и ужесточать где-то законы.

Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот

Николай Щекин:
Пока идет предвыборный процесс в США, ряд стран пытается найти свое место. Глобальный мир не то чтобы разрушается, но сейчас каждая страна ищет, можно сказать, свое национальное «я», внутреннее «я». Это все проявляется. Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот, только в других масштабах и в других технологиях, более сложных, наверное, и, может быть, даже более кровопролитных будет.

Пока предвыборная кампания идет. Если Трамп будет президентом, это будет одна картина. Тогда в Америке, скорее всего, будет возбуждено дело против Байдена, в Украине совершенно другая ситуация будет. Если Байден победит, тогда второй вариант будет. Есть такой вариант, что победы никто не признает, и это затянется. В это время Германия, Франция и особенно Турция постараются свою повестку дня, может быть, и повестку года, навязать другим странам. По большому счету, эта попытка произошла сегодня и с нами.