«Это одна из технологий, продвигаемых альтернативными кандидатами». Почему несколько избирательных участков в Минске не смогли вовремя закрыться?

09.08.2020 - 22:31

Новости Беларуси. Мнениями о ходе избирательной кампании в студии телеканала СТВ поделились эксперты в области политики, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

В 20:00 некоторые участки для голосования не смогли закрыться, потому что на них ещё была очередь из избирателей.

Евгений Поболовец, СТВ:
Давайте наш разговор начнём с этой горячей новости. Я раньше не встречал такую ситуацию, чтобы участки не закрывались ровно в восемь.

Всегда противники этой формы голосования говорили, что якобы применяют административный ресурс, заставляют студентов голосовать – а сейчас студентов нет

Александр Шпаковский, политолог:
Да, раньше такого не было, но это одна из технологий, продвигаемых альтернативными кандидатами. Они ведь ориентировали своих сторонников прийти к закрытию избирательных участков. И, понятное дело, предупреждался и Центральный избирательный комитет, если массовый наплыв вдруг будет происходить к закрытию избирательных участков, то будет проблематично обеспечить волеизъявление людей. Но, видимо, какие-то люди пришли, а раз речь идёт далеко не о всех участках, а об отдельных, то, значит, были заранее намечены точки, туда проведена мобилизация сторонников своих, созданы эти искусственные очереди, и это будет впоследствии использоваться как информационный повод. Это с одной стороны. С другой стороны, явка высокая, реально высокая на этих выборах. И на досрочное голосование, и в основной день. Притом на досрочном, что меня лично удивило, вот всегда противники этой формы голосования говорили, что якобы применяют административный ресурс, заставляют студентов голосовать – а сейчас студентов нет.

Евгений Поболовец:
А кто есть?

Александр Шпаковский:
Граждане. Граждане идут добровольно на участки, им эта форма, видимо, представляется удобной. Я лично тоже проголосовал досрочно. Хотя, если честно, всегда стремился голосовать в основной день. У меня свои как бы есть на этот счёт убеждения – для меня возвращение в атмосферу детства советского, потому что я всегда помню, что был праздник. И у нас эту атмосферу постарались сохранить, где-то она напоминает и приятные ассоциации. Но, глядя на свой график сегодня, то есть исходя из профессии, всё-таки я комментирую политические события, я понял, что у меня просто может не быть времени проголосовать и пошёл проголосовал досрочно – удобно, действительно.

Евгений Поболовец:
Алексей, ваша точка зрения. Как быть в этой ситуации, как реагировать на это?

Если цель – именно заблокировать работу избирательных комиссий, то это делается сознательно, с определёнными целями

Алексей Дзермант, политолог:
Реагировать, во-первых, спокойно, да. Есть закон, есть график, в течение которого можно было проголосовать. Да, и не поддаваться, главное, на провокации. То есть мы понимаем, что если цель – именно заблокировать работу избирательных комиссий, то это делается сознательно, с определёнными целями. Естественно, это нужно пресекать и не давать никакого повода.

Евгений Поболовец:
А сейчас дальнейшие действия? Участки будут работать до того времени, пока все не проголосуют?

Это не ресторан, который работает до последнего клиента

Александр Шпаковский:
Я не знаю, какое будет приниматься решение Центризбиркомом, потому что вроде бы, с одной стороны, Центральная избирательная комиссия должна идти навстречу гражданам. Но с другой стороны, это не ресторан, который работает до последнего клиента. Есть строго определённый график голосования. И ведь эти люди не пришли, скажем, в шесть утра, потому что они понимали, что участок закрыт. Тогда почему они приходят после восьми? Участок может быть закрыт на сегодняшний день и, к сожалению, эти люди не проголосуют.

Алексей Дзермант:
Я думаю, что здесь нужно действовать именно исходя из законов. Если были определены рамки, в том числе и временные, у Центральной избирательной комиссии есть все полномочия, чтобы прекратить работу в положенное время. Это нормальная практика в принципе.

Loading...


Юрий Воскресенский о встрече с Президентом: никакой цензуры не было, она была очень горячая и откровенная



Новости Беларуси. Члену инициативной группы Виктора Бабарико, бизнесмену Юрию Воскресенскому и директору компании PandaDoc Дмитрию Рабцевичу изменена мера пресечения. Они вышли на свободу. Такая информация озвучена в «Главном эфире» на телеканале «Беларусь 1».

Юрий, вам изменена мера пресечения. Как вы оцениваете обстановку и какие у вас планы?

«Власть не только готова к диалогу на словах, но и на деле»

Юрий Воскресенский, координатор объединенного штаба:
Оцениваю ситуацию очень хорошо. Власть не только готова к диалогу на словах, но и на деле. Вчера (10 октября – прим. ред.), вы знаете, состоялась большая встреча с Президентом. Разговор длился около пяти часов. Он был очень продуктивным, местами на повышенных тонах, но в итоге закончился большим конструктивом.

По итогу встречи с Президентом, по итогу круглого стола мне поручено приступить к подготовке альтернативных предложений по изменению Конституции. Также предложено подготовить свои мысли по поводу дальнейших шагов со стороны власти по освобождению ряда лиц, которые не так общественно опасны для нашей страны, как казалось на первом этапе.

Сам диалог, сам визит Президента, наверное, это ядерный взрыв в сфере общественного мнения

Сам диалог, сам визит Президента, наверное, это ядерный взрыв, ядерная бомба в сфере общественного мнения.

Явившись в СИЗО, он показал, что человек мужественный, сильный, готов держать удар. Вы, наверное, знаете, что никакой цензуры на встрече не было, никаких посторонних лиц на встрече не было, и она была очень горячая и очень откровенная.

Многие как раз таки о ней спорят, обсуждая мотивы встречи. Хочется узнать у вас, как у непосредственного участника этих событий, мнение по этому поводу.

Юрий Воскресенский:
Сам визит Президента на нас произвел эффект какого-то шока невероятного.

Вы до последнего не знали, что будет встреча с главой государства?

«Когда он пришел, мы поняли, что власть действительно открыта к диалогу»

Юрий Воскресенский:
До последнего. Этого никто не знал, даже сопровождающие нас лица из конвоя. Когда он пришел, мы поняли, что власть действительно открыта к диалогу и просит конкретики по этому диалогу, а не каких-то обширных, общих околодемократических фраз. Поэтому подчеркну, что для нас это было потрясение. И еще раз подчеркну, что только сильный политик способен на такой шаг, и мы его оценили.

«Президенту не нужен пиар. Эта встреча нужна была нам»

Президенту не нужен пиар. Эта встреча нужна была нам, а не Президенту или еще кому-то, каким-то внешним, внутренним игрокам. Эта встреча нужна была нам. Мы хотели, чтобы нас услышали. И нас услышали.

Еще одна новость, которая обсуждалась – звонок Тихановской своему супругу. Как вам кажется, это было решение Президента?

Юрий Воскресенский:
Мне кажется, что важно, не кто стоит за этим звонком и с чьего разрешения, и с чьего мобильного телефона произошел этот звонок. Мне кажется, очень важно, что он состоялся. Опять-таки звонок не подвергался никакой цензуре. Это очень хороший, позитивный шаг.

Как вы оцениваете общественную ситуацию? И какие тенденции развития событий видите по итогам вчерашней встречи?

Пора переходить к обсуждению изменений в легальном правовом поле

Юрий Воскресенский:
В конце-концов пора переходить к обсуждению каких-то предложений, изменений в легальном правовом поле. Для этого у нас есть все инструменты. То есть эмоции постепенно должны улечься, и мы должны пожать друг другу руки, снова общаться, как раньше, забыть все эти политические баталии. Ну и, конечно, двигаться друг к другу ради примирения.