Чтобы такие события не повторились. С какими мыслями белорусы посещают «Хатынь» и о каких уроках прошлого нельзя забывать?

22.03.2021 - 22:28

Новости Беларуси. 22 марта, в день памяти жертв Хатыни, народная цепь растянулась по всей карте Беларуси, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Тысячи соотечественников несут цветы к мемориалам, зажигают свечи и чтут память погибших минутой молчания.

За годы войны в Беларуси каратели уничтожили более 9 тысяч населенных пунктов. Хатынь приняла на себя удар, который убил почти всех ее жителей.

О том, что до сих пор болит, материал Юлии Стриго.

Юлия Стриго, корреспондент:
22 марта. 1943 год. Хатынь. В тот день от деревни остался лишь пепел, наполненный болью и слезами стариков, женщин и детей. Сегодня, находясь на территории мемориального комплекса, каждый белорус на интуитивном уровне ощущает дикий и пронзающий холод. Так откликается вечная память о погибших.

26 распахнутых калиток, в которые никто никогда не войдёт. Почему мемориал «Хатынь» особенный?

Сегодня дорога к мемориалу, которая пропитана кровью жителей деревни, ожила. Тысячи белорусов с гвоздиками в руках приехали сюда, чтобы заявить: память о народе, который погиб в один день из-за фашистской агрессии, вечна.

Татьяна Витько, директор Узденского районного центра творчества детей и молодежи:
Мне интересно было сравнить свои ощущения, когда я была маленькая и сюда приезжала на экскурсию, и уже в таком взрослом, зрелом возрасте. Ощущения те же. Жалко людей, бессмысленная гибель, конечно.

Помню воспитателя в группе продленного дня, которая рассказывала много, потому что она сама была девочкой в годы Великой Отечественной войны. Из первых уст это слышать было очень важно.

Александр Лукашенко: иди и слушай хатынский колокол. Мы должны с вами помнить всегда и не бояться

Нынешнему поколению услышать реальные истории о войне и великой Победе из первых уст все сложнее. Ветеранов Великой Отечественной с каждым годом становится все меньше. Но шанс сохранить память в молодых умах есть. Через подобные экскурсии, через книги и документальные фильмы.

Сегодня у обелиска собрались школьники и студенты со всей страны. Они слушают о том, как их ровесники в один день попрощались с жизнью, так и не узнав истинного счастья под названием «без войны».

Андрей Лабко, учащийся Гродненской средней школы № 3 имени В. М. Усова:
Большую часть жителей деревни составляли дети, и почти все они умерли. Это чувство скорби, сожаления.

Мы как учащиеся военно-патриотического класса школы № 3 города Гродно считаем своим долгом напомнить о событиях Великой Отечественной войны, чтобы такие события, подобные Хатыни, не повторились снова.

Свои цветы памяти сегодня возложили и представители силового блока. Это молодые ребята, для которых каждый погибший в годы войны – пример мужества и силы.

Эти же качества они каждый день воспитывают в себе, чтобы соответствовать своим предкам и также стойко защищать свою страну даже от самой малой попытки повторить сценарий жестокости.

Дмитрий Смирнов, командир роты специального назначения почетного караула ВЧ 3214:
Ветераны сделали для нас очень многое, это забыть нельзя. Обдумывая это, закрадывается в голове только одна мысль – чтобы этого не повторилось. Сделать все, что в наших силах, чтобы данной трагедии не почувствовал ни один человек.

Теперь о боли и страхе, о сожженной деревне Хатынь знают и помнят во всем мире.

Николай Кот, заместитель председателя первичной ветеранской организации Молодечненского района:
Гэта ж падумаць толькі: фашысты спалілі каля 9 200 вёсак і пасёлкаў у Беларусі, у тым ліку 5 тысяч – з людзьмі, з дзецьмі. Не шкадавалі, хлоднакроўна, і ім усё зышло з рук. Таму мы прызываем усіх жыхароў Беларусі, каб такога болей не паўтарылася не толькі ў Беларусі, але і ва ўсім міры.

Читайте также:

Роман Головченко: мы думали, что страницы агрессии и геноцида перевёрнуты навечно

Дмитрий Мезенцев: «Мы должны доказывать, к сожалению, на 76-м году после Победы»

Алесь Бадак в «Хатыни»: перакананы, што мы павінны сюды прыходзіць кожны год. 22 сакавіка мы павінны быць тут

К митингу-реквиему 22 марта присоединились представители государственных органов Беларуси, общественных и религиозных организаций, военные, медики и журналисты.

У многих, кто сегодня посетил мемориальный комплекс, есть своя история, в которой через войну прошли их родные.

Татьяна Савчик, ведущая СТВ:
В нашей семье мой дедушка Савчик Михаил Иванович, он, естественно, тоже участник Великой Отечественной войны. Он всегда очень любил праздник 9 Мая, хотя относился к числу тех людей, которые вспоминать, что-то рассказывать излишнее не хотел. Для него это было очень личное что-то.

Читайте также:

«Клетка обезьяны». Какие страшные воспоминания хранит урочище Воробьёвы горы в Городке?

«Эта правда жестока, эта память тяжела». К 78-й годовщине хатынской трагедии в Беларуси прошёл митинг-реквием «Лампада памяти»

Были причислены к лику блаженных. История священников, которым фашисты разрешили уйти, но они остались с народом

Loading...


«Время не щадит никого, ничего». Чем судмедэксперты могут помочь при установлении имён погибших бойцов при раскопках?



Новости Беларуси. «Это нужно не мертвым, это нужно живым». Поистине пророческие строки еще в 1960 годы написал Роберт Рождественский. Погибших в годы Великой Отечественной не вернуть. Как и не остановить время, которое все дальше и дальше уносит нашу выстраданную Победу, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Единственное, что нам остается – это сохранить в памяти историческую правду.  

Генпрокуратура на неделе передала музею ВОВ вещественные доказательства нацистских преступлений против жителей БССР. Личные вещи, посуда, монеты, гильзы. Всего 97 предметов было обнаружено во время раскопок осенью 2021 года в урочище Уручье. По информации прокуроров, в этом месте, на которое вышли после обращения местных жителей, захоронено более 38 000 мирных жителей, а также военнопленных.  

За 2022 год планируется исследовать еще около 100 трагических точек на карте Беларуси. Работа очень трудоемкая и скрупулезная. С 2015 года уже проведено более 300 экспертиз. На какие вопросы способны ответить специалисты, исследуя костные останки? Можно ли определить пол и возраст захороненных людей? И реально ли установить их имена? Тему продолжим обсуждать с гостем программы. У нас в студии Олег Куль, заместитель начальника управления медико-криминалистических экспертиз Государственного комитета судебных экспертиз.  

Определяем, чьи это останки, человеческие или животные, скольким людям они принадлежали  

Илона Волынец, СТВ:   
Расскажите, пожалуйста, более подробно, какие исследования вы сейчас проводите?  

Олег Куль, заместитель начальника управления медико-криминалистических экспертиз Государственного комитета судебных экспертиз:  
Специалисты занимаются различными вопросами, связанными с нанесением телесных повреждений и убийствами людей. В частности, они определяют характер и механизм образования телесных повреждений, возможность их образования от тех или иных предметов, занимаются исследованием следов крови на месте происшествий и на одежде. Кроме того, мы занимаемся исследованием костных останков. При этом мы определяем, чьи это останки, человеческие или животные, скольким людям они принадлежали, каковы пол и возраст этих останков.

Илона Волынец:  
По сути, вы работаете наперегонки со временем. Столько десятилетий прошло. Всегда ли возможно докопаться во всех смыслах до истины? Может быть, используется какое-то специальное оборудование?  

На всех костных останках имелись следы ампутации, трепанации черепа, следы осколочных и пулевых ранений  

Олег Куль: 
Естественно, что время делает свое дело. Изменяются события, изменяются люди, что-то у них забывается, изменяются те объекты, которые мы исследуем. В частности, если взять костные останки, то время не щадит никого, ничего. И даже костная ткань, самая прочная ткань в организме человека, претерпевает значительные изменения. Но тем не менее, даже если объекты пролежали в земле десятки и сотни лет, можно установить, человек это был или нет, его пол, его возраст, возможно, какие были ему причинены телесные повреждения.  

Илона Волынец:  
Понятно, что во время исследований приходится приходить к каким-то, может быть, даже неожиданным выводам. Может быть, была такая история, такой случай?  

Олег Куль:  
Несколько лет назад исследовались костные останки из места воинского захоронения на территории Минска. Особенностью было то, что практически на всех костных останках этих людей, военнослужащих, погибших в годы войны, имелись следы оказания медицинской помощи, следы ампутации, трепанации черепа, следы осколочных и пулевых ранений. Следовательно, мы могли предположить, а потом историки и краеведы установили, что это было захоронение при госпитале, где военнослужащие умирали от полученных ранений.  

Нашли пенал, внутри свернутый листок, на нём карандашом были написаны фамилия, имя, отчество бойца  

Илона Волынец:  
Помогают ли ваши исследования восстановить историческую справедливость и определить, кто именно был похоронен в том или ином месте?  

Олег Куль:  
Здесь я могу привести такой пример из собственной практики, когда возле одного из поселков Минского района при проведении земляных работ были обнаружены костные останки. При дальнейшем проведении раскопок было установлено, что это останки военнослужащих, потому что там обнаружились следы военной амуниции, обуви, одежды, награды, знаки различия, фрагменты оружия, патроны, пули, гильзы. В том числе был обнаружен пластмассовый пенал, внутри которого находился свернутый листок бумаги, на котором простым карандашом были написаны фамилия, имя, отчество бойца, год его рождения, год призыва и место призыва. Этот пенал был передан правоохранительным органам, которые впоследствии передали его в военкомат. И было установлено, что этот человек призывался с территории тогдашней Украинской ССР и погиб в так называемом Минском котле.  

Илона Волынец:  
Ну и наконец скажите, на ваш взгляд вообще как даже белоруса, насколько важно сейчас заниматься такой работой?  

Олег Куль:   
Знаменитый лозунг «Никто не забыт, ничто не забыто» не потерял своей актуальности и сейчас. И, как сказал один из известных деятелей, пока не найден, не захоронен и не опознан последний неизвестный солдат, эту работу надо продолжать.