Евгений Олейник: «Не верилось, что такое количество людей так легко ведутся на любые вбросы»

09.08.2020 - 22:43

Новости Беларуси. Эти кадры уже набрали более 2 миллионов просмотров в интернете, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Что же может произойти со страной, если люди сойдут с ума?  

Какие-то люди сидят за границей, доводят мой народ до «фейсбучных» кондиций.

И учат меня, как мне жить и что делать, как хлопать в ладоши и как беспредельничать.

Как вместо спорта, учебы и дома ходить на проспект задираться с ОМОНом.

Всё отработано, парочка вбросов – и ты управляешь умами подростков.

Послушай, братишка, с модным айфоном: думай головой, а не телефоном.

Игорь Позняк, СТВ:  
Автор этих строк – продюсер и композитор Евгений Олейник. Сегодня он гость нашей студии.  

Я так понимаю, мы вас буквально вырвали из невероятно плотного графика. Сегодняшний день особенный. Как вы его провели?  

«Сегодняшний день очень необычный. Мы все его давно ждали»  

Евгений Олейник, продюсер, композитор:  
Да, сегодняшний день очень необычный. Мы все его давно ждали, давно готовились. Вы знаете, что моя супруга была доверенным лицом кандидата в Президенты Лукашенко. В 20 часов закончились ее полномочия.

Это был невероятно насыщенный отрезок жизни. Очень много встреч с людьми. По-другому взглянули и на страну, и на проблемы людей. Очень интересно!   

Игорь Позняк:  
Вы предложили совершенно необычный ракурс на проблему этого года и последних лет, когда именно из таких устройств приходит самая главная опасность. Что вас вдохновило?   

«Не верилось, что такое количество людей так легко ведутся на любые вбросы»

Евгений Олейник:   
На самом деле изначально, конечно, хотелось над всей этой ситуацией шутить, потому что не верилось, что такое количество людей так легко ведутся на любые вбросы, на любую дезинформацию. Но потом как творческие люди мы взглянули внутрь себя и поняли, что там юмора нет вообще. И хочется, конечно, серьезно поговорить с людьми.  

Показали, что бывает, если люди ломают то, что долго строилось

Для того, чтобы экранизировать все это, мы из общедоступных кадров смонтировали видео о том, что бывает, если люди ломают то, что долго строилось. Скажем так, в общем. Это не обязательно революция, не обязательно какие-то катаклизмы. Это могут быть просто резкие перемены, которые иногда бывают к хорошему, а иногда бывают не к хорошему.

Игорь Позняк:  
И что бывает, когда люди становятся винтиком в этом невероятном механизме политических технологий, сами того порой не понимая просто.  

«Манипуляция тем и страшна, что люди не понимают, что ими манипулируют»

Евгений Олейник:  
Манипуляция тем и страшна, что люди не понимают, что ими манипулируют. Мне даже странно. Людям лень залезть на сайт МВД, на сайты других госорганов, чтобы проверить информацию, которая очевидно абсурдна. Они верят всему, что им дают.

«Мы должны мирно и спокойно доказывать друг другу правоту своих взглядов»

Мне бы очень хотелось, чтобы все было мирно. У нас традиционно на выборах часть общества голосует оппозиционно, и это не значит, что мы должны друг против друга совершать какие-то вещи, оскорблять друг друга. Мы все живем в одной стране, у нас просто разные взгляды. Мы должны мирно и спокойно доказывать друг другу правоту своих взглядов, не более того. Вот о чем клип.  

Игорь Позняк:  
Самое главное, сохранить эту страну.  

Евгений Олейник:  
Конечно.  

Игорь Позняк:
Читали отзывы, невероятное количество комментариев под вашим видео. Что-то в душу запало?  

«Большинство людей понимают, о чем мы хотели сказать, и, как и мы, разделяют эту точку зрения»  

Евгений Олейник:
Запало. Причем я же глубоко исследую, что там происходит. Вот, например, в сети Facebook очень сложно в принципе контролировать поток комментариев, лайков и дизлайков. На данный момент порядка 15 % дизлайков и порядка 85 % одобряющих смайликов («обнимашки», сердечки, лайки). Для меня это хороший сигнал. Для меня это сигнал все-таки о том, что большинство людей понимают, о чем мы хотели сказать, и, как и мы, разделяют эту точку зрения, что этого не должно происходить.

Много провокаторов, много ботов, пустые страницы – тоже люди должны проверять постоянно. Не вступать в споры с пустыми страницами – то есть страница без всякой активности. И оттуда идут, как всегда, самые оскорбительные, самые ужасные комментарии.   

Игорь Позняк:  
Ваш клип – такой повод подискутировать.   

«Мы за то, чтобы всё было мирно и спокойно»

Евгений Олейник:  
Это творческая попытка – не знаю, насколько она удачная. Честно, искренне говорю. Возможно, время покажет, что можно было сделать что-то лучше. Но на данный момент именно творческая попытка показать людям, как может быть в случае, если не получится то, что нам пишут оппоненты – мирно, не мирно. Все равно же куча призывов выйти, куча призывов к оскорблениям, куча буллинга, куча интернет-буллинга. Есть определенные посылы, что может случиться хуже. Мы, творческие люди, не хотим, чтобы так случилось. Мы за то, чтобы всё было мирно и спокойно.  

Игорь Позняк:  
Главное, чтобы в реальности люди не узнали, не почувствовали, что, может быть, и так лучше – видеть это на кадрах вашего клипа.  

Люди в материале: Игорь Позняк, Евгений Олейник
Loading...


Николай Щёкин: у оппозиции есть программа, есть лидер. В Беларуси лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой



Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политолог, кандидат философских наук Николай Щекин.

Юлия Бешанова, ведущая:
Поствыборная ситуация в Беларуси, обострение конфликта в Нагорном Карабахе, последние события в Кыргызстане… Не кажется ли вам, что это все могут быть события одной цепи?

В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Можно с первого раза сказать, что звенья одной цепи, но мы, конечно, видим, что причины разные и в Карабахе, и в Кыргызстане. В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая. В Республике Беларусь все это прошло, в отличие от других стран, намного, с одной стороны, сложнее – и проще, потому что в Беларуси государственная система оказалась устойчивее.

Юлия Бешанова:
Почему у них так быстро получилось, а у нас – нет?

Николай Щекин:
Причины разные. В Нагорном Карабахе – этнонациональные.

Чтобы Тихановская стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология

Юлия Бешанова:
Светлана Тихановская встречается с мировыми лидерами – Макрон, Меркель – выступает от имени белорусского народа, заявляет о том, что она избранный Президент. Насколько это легитимно, насколько это можно воспринимать всерьез? Или это как комментировал Песков: президент Франции встретился с гражданкой Беларуси Тихановской?

Николай Щекин:
Где-то даже поддержу. Я считаю, что вообще это не оппозиция, здесь Президент прав, это альтернативщики. У оппозиции есть программа, есть лидер. Здесь лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой. Вроде бы выходят люди на площадь, а смысла никакого, заканчивается ничем по большому счету. Понадобилось персонифицировать эти все выступления, этой персоной выступила Тихановская.

Но чтобы она стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология. Несколько лидеров – Литва и Польша уже себя дискредитировали, они сателлиты все-таки – решили «пожать руку», причем не проговаривая, что она Президент. Но проблема в том, что понятие «диалог» на западный манер равносилен госперевороту. Они считают, что если она будет равновеликой Президенту, ее объявят лидером оппозиции, чего они и добиваются, тем самым формируя и теневое правительство, то можно тогда за стол переговоров сажать с Президентом. Нет, так не пойдет. Если Президент уже не поднимал трубку этих руководителей, телефонные звонки, то теперь он и садиться с ними за стол переговоров не будет. Потому что все, уже время ушло.

Здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство

Но здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство. Координационный совет ушел в никуда практически, но это теневое правительство посмотрите из кого формируется – все из «Белорусского народного фронта», бывшего так названного. Все те, кого мы считаем националистами. Те выходящие на улицу – они еще не под руководством каким-то, но их меньше становится, они более агрессивны. Ассоциации возникают с этими выходящими «Правого сектора» в Украине. Если затянуть дворовых майданщиков и все остальные факторы, то мы можем получить «Правый сектор».

Но здесь еще какая линия? Да, сформировали они свой теневой кабинет министров, бог с ними, они могут говорить все, что угодно. Но что дальше делать с Тихановской? Либо в долгую Запад играет, как один из сценариев, либо – еще один сценарий – чтобы Тихановская не пошла по пути либо Скрипалей, либо Навального. Причины какие? Я в последнее время не слышу от Тихановской о ее муже, я не вижу последние два месяца ее детей. Плюс все телодвижения с этим теневым кабинетом министров говорят о том, что ее ведут куда-то.

Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности

Юлия Бешанова:
Хорошо, а что делать? Люди продолжают выходить.

Николай Щекин:
Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности. Но чем меньше их, тем более радикальные они, агрессивнее. Надо включать правовое поле, без этого невозможно, и ужесточать где-то законы.

Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот

Николай Щекин:
Пока идет предвыборный процесс в США, ряд стран пытается найти свое место. Глобальный мир не то чтобы разрушается, но сейчас каждая страна ищет, можно сказать, свое национальное «я», внутреннее «я». Это все проявляется. Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот, только в других масштабах и в других технологиях, более сложных, наверное, и, может быть, даже более кровопролитных будет.

Пока предвыборная кампания идет. Если Трамп будет президентом, это будет одна картина. Тогда в Америке, скорее всего, будет возбуждено дело против Байдена, в Украине совершенно другая ситуация будет. Если Байден победит, тогда второй вариант будет. Есть такой вариант, что победы никто не признает, и это затянется. В это время Германия, Франция и особенно Турция постараются свою повестку дня, может быть, и повестку года, навязать другим странам. По большому счету, эта попытка произошла сегодня и с нами.