Гаджеты в сельском хозяйстве, новая икорная ниша для АПК: подробности рабочей поездки Александра Лукашенко в Дзержинский район

30.03.2018 - 21:11

Новости Беларуси. Как создаются привлекательные условия для работы на селе? Эта тема рассматривалась 30 марта в ходе рабочей поездки Президента в Дзержинский район Минской области, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Александр Лукашенко посетил молочно-товарный комплекс, в котором аккумулирован самый передовой опыт и технологии. Высокие показатели работы производства позволяют выплачивать и высокую зарплату. Здесь она составляет в среднем тысячу рублей. Еще одним пунктом маршрута Александра Лукашенко стало производство черной икры.


Маленький цех в Фаниполе появился всего два года назад, но уже успел заявить о себе на весь мир. От Казахстана и Шри-Ланки до Германии и Италии. Конечно, сегодня говорили не только о достижениях, но и проблемах. Например, рынках сбыта готовой продукции. Есть трудности с некоторыми традиционными торговыми партнерами Беларуси.

Здешнее хозяйство аутсайдером никогда не было. Но его все же присоединили к агрохолдингу «Дзержинский». За десять лет под крылом крупного белорусского производителя мяса птицы – удои молока здесь выросли в два с половиной раза. Более 9 тысяч килограммов молока с коровы в год. Теперь здесь настоящий молочный конвейер.

Вадим Кунц, директор филиала «Фалько-агро» ОАО «Агрокомбинат «Дзержинский»:
Технологии, конечно. Про корову надо знать очень многое. Надо знать ее физиологию, надо знать характер, много чего знать. Мы подстраиваемся под каждую корову.

Планы строительства такого комплекса Леонид Заяц вынашивал еще в 2012 году будучи руководителем агрохолдинга. Сейчас уже министр встречает здесь главу государства. Вот она – воплощенная мечта.

За нашими сырами и маслом выстраиваются очереди. Чем длиннее они, тем больше необоснованных претензий у тех, кто не может обеспечить свой рынок качественным продуктом, честно конкурировать. Поэтому и стреляют целыми очередями инсинуаций в белорусское молоко. Только сегодня необоснованные претензии предъявлены трем отечественным молокозаводам.


«Мы должны видеть свои интересы»: Александр Лукашенко поручил искать новые рынки сбыта молочки

Вообще-то экстравкус белорусского молока оценивают лидеры разных стран.

Вот, например, президент Молдовы уже оценил и этот животноводческий комплекс и эту технологию. А выходцы из солнечной страны с комплексом «Вязанка» связали свою судьбу. В Беларусь они переехали шесть лет назад. Еще застали старые технологии доения. В нынешних условиях – легче стать передовиком.

Сергей Градинар, сотрудник молочно-товарного комплекса «Вязанка»:
В лучшую сторону, конечно, все поменялось. Оборудование другое, условия совсем другие.

Валентина Градинар, сотрудник молочно-товарного комплекса «Вязанка»:
Не жалеем, что переехали, что у нас все так сложилось.

Высокие технологи требуют подготовленных кадров. Работники и этого комплекса ежегодно сдают экзамены, да и сами готовы работать в две смены. Сумма в расчетнике – лучший показатель эффективности работы и специалиста, и предприятия.

Леонид Заяц, министр сельского хозяйства и продовольствия Беларуси:
Больше молока и качества. Здесь выгодно тому, кто работает. Заработная плата – 1000-1100 рублей.

Все дойное стадо, а это две тысячи голов, будто вышли из душа. Но специально перед приездом Президента их не мыли. Секрет чистоты в уникальном безотходном производстве. Весь навоз высушивают и снова на подстил. Чистота в коровниках и стерильность во всем процессе производства молока. Когда не слышно даже его запах. Вот именно такие технологии залог белорусского присутствия в клубе молочных держав мира.

Белорусское молоко производят по самым передовым американским и европейским технологиям. Правда, корма для скота у нас более натуральные – солнцем пахнут. А чтобы сохранить вкус и полезные микроэлементы, необходимы подходящие хранилища. С этой проблемой сталкиваются не первый год. Глава государства четко дает понять: современные комплексы есть, теперь необходимо создать такие же современные хранилища для кормов.

Александр Лукашенко:
50 тысяч рублей сенажная траншея. Смотрите, чтобы вы мне перед этой кукурузой не доложили, что вы не успеваете, потому что у вас не было финансирования. Считайте, что вы на военном положении.

Никаких курганов, корма должны храниться в нормальных условиях. Знаешь, почему. Не потому, что мне так хочется, а потому что мы теряем огромные деньги, и это все ложится на себестоимость. И мы потом плачемся, что у нас низкая рентабельность или ее вообще нет.

Сделать животноводство самой удойной отраслью сельского хозяйства удалось за счет строительства современных комплексов. Сейчас их – 1700. Даже те скептики, которые критиковали эту госпрограмму, сейчас признают – «молочка» стала белорусским брендом.

С развитием животноводства Беларусь «в молоко» не попала. Сейчас новая цель – развитие аквохозяйств страны. 85 % прудовой рыбы на счету государственных рыбхозов. Две третьих – это карп. А вот ценные породы рыб – выращивают лишь 16 комплексов. Надо развиваться дальше. Достойный пример – это частное аквохозяйство.

Забросить удочку по производству икры решила целая группа компаний. Смелый проект оказался рентабельным. Насколько? Пока коммерческая тайна. Как и очистка воды, в которой выращивают благородные породы рыб.

Владимир Довгялло, управляющий ЗАО «ДГ-Центр»:
Если вы посмотрите внимательно на качество воды, такого качества воды нет ни в одном осетровом хозяйстве мира. За 2-3 месяца здесь происходит некоторая магия с рыбой. Такого озерного вкуса не имела бы самка осетра до прихода в нашу систему. После нахождения в нашей системе рыба становится по вкусу как сливочное мороженое.

Рыба живет почти в родниковой воде, и ее постоянно обследуют на специальном УЗИ-аппарате. Осетр живет четверть века, а икру из рыбы можно извлекать только на восьмом году жизни. В среднем только 12 % от общего веса. На этом производстве выбрали технологию по выпуску самого качественного продукта.

Деликатес добрался и до брегов Каспии, и даже за океан. Черной икре такого отменного качества на свои рынки зеленый свет дали самые богатые страны мира. Напутствие Президента – развивайтесь. От выращивания мальков – до глубокой переработки. Глава государства даже свое озеро готов выделить. Почему не заявить себя еще и икорной страной? Такому бизнесу можно отправиться в большое плавание.

Loading...


Александр Лукашенко на совещании в Витебской области: повернётесь с зарплатой к людям – будет результат. Нет – значит, не будет



Новости Беларуси. Аграрно-промышленный комплекс Витебской области ждут кардинальные перемены. О развитии отрасли, которая в регионе показывает отрицательную динамику, 22 ноября говорили на совещании у Президента, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Совещание прошло в ходе рабочей поездки Александра Лукашенко в Витебскую область.

Несколько лет назад, чтобы исправить плачевное состояние местных сельхозорганизаций, в регионе создали ряд интеграционных структур, объединили производителей и переработчиков. Однако большая часть новообразованных холдингов ожидаемых результатов не показала.

Какие решения в итоге приняты и какие задачи поставлены главой государства – в материале Евгения Пустового.

Александр Лукашенко: результаты всестороннего анализа ситуации в сельскохозяйственной отрасли показывают наличие очень серьезных проблем

За пять предыдущих лет (с 2013 по 2018 годы) объем производства сельскохозяйственной продукции сократился почти в два раза. Падение продолжилось и в 2019 году.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Вы не топчетесь на месте. Я уже не говорю о том, что вы, как-то там стагнируя, прирастаете. У вас полная стагнация: пять лет вы катитесь в обратную сторону. Позорное явление, о котором я часто говорю, для наших кооперативов заключается в том, что вы еще в прошлом году (боюсь, и в этом придется) перебрасывали корма из района в район, чтобы хоть как-то прокормить скот и выпихнуть, как в народе говорят, их на пастбища в марте, когда еще есть нечего. Для самоуспокоения. Какая продукция, какие интеграционные структуры вас при этом спасут?

В аутсайдерах растениеводство: за пять лет минус 3 %. Да, здесь вегетационный период короче, чем в западных областях. Но там не от одного солнца собирают хорошие урожаи.

Александр Лукашенко: выдаете по частям, по 100-150 рублей, и считается, что у вас средняя зарплата 500 рублей. Кого вы обманываете?

Область рассчитывает на поддержку и на новый подход в хозяйствовании. Развивать интеграционные структуры, причем зонально, четыре на область. Но это проблем не решит, нужна финансовая подпитка.

Александр Лукашенко:
Область рассчитывает на колоссальную сумму государственной поддержки. А мне сказали «да нет, не надо никакой господдержки, сейчас объединим это все», – слова Шерстнева, – «и никто никому должен не будет, долгов нет». Они испарятся. Поэтому для принятия окончательных решений нам предстоит подробно и конкретно сегодня обсудить все существующие вопросы.

В общем, хотят заручиться поддержкой Президента. Александр Лукашенко за обстоятельный разбор ноу-хау. Готов выслушать каждого: руководителей таких структур, переработчиков, аграриев и чиновников.

Александр Лукашенко:
Я попрошу без всякой воды, конкретно по регламенту. Наталья Ивановна, вы отвечаете за это, я вас предупреждал. А то у нас руководитель встает и начинает: 15 минут для выступления, он семь минут плачет, три минуты слезы вытирают ему. Потом он начинает рыдать, и в конце концов он за 15 минут ничего не предложил. Поэтому ясна ситуация, мы видим, что происходит, что будем делать.

Холдинги – это вершина айсберга. За провалы в «Купаловском» лишились своих постов даже самые крепкие хозяйственники и управленцы, а в Витебской области кадровый голод.

Александр Лукашенко:
Давайте начнем снизу, а не сверху. По верхам прыгать не надо, мы все тут немножко в этом деле разбираемся. И я за свою президентскую жизнь уже насмотрелся на разные структурные и прочие перестройки. Но знаю только одно: если не будет от земли отдачи – от ферм, от машинных дворов, зернотоков и прочего, что составляет производственную структуру хозяйств на местах – никакие холдинги не спасут. Об этом свидетельствует ваш опыт четырех холдингов.

Где районы, председатели райисполкомов, исполкомы, советы и прочие структуры? Они какую роль будут играть в этой гиперсуперинтеграционной структуре?

Но самое главное подчеркиваю: хозяйства-то останутся, как предлагается. Пусть они будут, может быть, не такими полноценными. Может, цеха какие-то, еще там участки и так далее – на этом уровне просчитали ли вы, чем они будут заниматься технологически, организационно? Финансы и так далее в этих хозяйствах какую будут роль играть? Я уже сказал о районах и исполкомах, председателях. А райсельхозтехники какую роль будут играть в этих структурах? Просчитано ли это все? Какой будет севооборот в конце концов? Какие культуры будут производить 159 (или сколько) хозяйств, которые вы решили объединить в эту интеграционную структуру?

Председатели райисполкомов и руководители хозяйств, которые войдут в эту интеграционную структуру, должны сегодня ответить на этот вопрос.

Глава государства требует не забалтывать проблемы. «Интеграционная структура» звучит красиво, но без нормального отношения к земле слова не помогут.

Президент на совещании по развитию АПК Витебской области: «Вот впечатления: поля до конца не пашутся по контурам, хмызняком зарастают»

Евгений Пустовой, корреспондент:
Трудовая дисциплина хромает. Но в Витебской области уверены: гиперхолдинг решит большие проблемы. Да никакая это не эволюция в АПК, скорее желание новых инвестиций.

Александр Лукашенко:
Первое, второе, третье. Причины.

Николай Шерстнев, председатель Витебского облисполкома:
Первое – почему ежегодно уменьшается объем поставок сырья с хозяйств.

Александр Лукашенко:
То есть если было бы сырье, наверное бы, и проблем почти не было?

Николай Шерстнев:
Безусловно. Нет сырья прежде всего по той причине, что рабочей силы с каждым годом на селе становится меньше. Я потом примеры приведу. Работать некому.

Материально-техническая база в Витебской области самая устаревшая. Основные молочно-товарные комплексы, комплексы по откорму крупного рогатого и свинокомплексы строились в 1976-1988 годы. Практически за 10 лет.

Перерабатывающие предприятия модернизировали, но за современные технологии надо возвращать кредиты. Как, если оборудование загружено наполовину? Сырья не хватает. Земледельцы не справляются.

Василий Хаменок, генеральный директор Полоцкой интеграционной структуры:
Финансовая – это основная сторона вопроса в этой ситуации. Но только через повышение урожайности сельскохозяйственных структур, плодородия почвы, увеличение эффективности работы животноводческих наших комплексов мы можем это сделать. Потому что по-другому нельзя.

Интеграционный подход не нов, положительный опыт в стране есть: «Дзержинский», «Савушкин». А вот в Витебской области результата пока нет.

Александр Лукашенко:
Все интеграционные структуры, которые завязаны на переработчиков, дают результат. Ну, так, Гомельская область? У вас их было пять? И будем мы про эти интеграционные структуры! Есть предприятия, у которых сырьевые зоны. Они получают, конечно, результат и деньги берут себе и делят на сырьевую зону. Надо проверить, какая динамика.

Леонид Анфимов, председатель Комитета госконтроля Беларуси:
Динамику мы сейчас смотрели, пока шли рассуждения. Показывают то, что выгодно – к 2016 году. Но мы сегодня смотрим год к году, а к 2018 году у вас везде провалы.

Александр Лукашенко: если вы будете заниматься непонятно чем, и с обеда вас уже на работе не найти, ничего не будет

Ранее Президент поручил возобновить шефскую помощь. Глава Госконтроля доложил: некоторые предприятия не торопятся.

Александр Лукашенко:
Я согласен с вами. Мы о Национальном банке и подчиненных ему структурах (а ему все подчинено, когда я его назначал, я ему все подчинил) еще отдельно поговорим. Жируют, а заниматься не хотят. Поэтому догружайте их по колхозу, пусть там работают. Или по полтора, по два.

Это не обсуждается. Если 70 хозяйств, то эти хозяйства на них повесить, и ему будет легче здесь.

Еще одна проблема – закрепляемость молодых специалистов. Не умеют здесь работать с кадрами. А вот руководителей необходимо назначать, согласовывая с трудовыми коллективами. Просили Президента помочь и с мелиоративными землями – это дело государства. А на местах надо работать.

Александр Лукашенко:
Поэтому начинаем снизу, с земли. Колхозы, совхозы должны быть пока. Не надо сейчас делать как у Шарейко. Не надо, потому что мы не знаем, получится или не получится. Мы их ликвидируем, разгоним людей, люди отвыкнут в этом коллективе работать. Да и учтите социальную базу: клубы, магазины, школы – кто за это будет? Из Витебска будете управлять? У нее получилось, но она шла постепенно. А мы хотим сразу, поэтому сохраните колхозы, эти совхозы территориально и организационно как они есть. Понятно?

Интеграционная структура во главе, это – сырьевые зоны по молоку, по мясу. Они должны работать на вас. От сырьевых зон мы не откажемся, потому что мы видим по частникам, иностранным компаниям: они все «за» сырьевые зоны и просят «добавьте». Значит, на правильном пути. Не будет сырьевой зоны – не будет работы мясокомбината и молокозавода.

Говорим «интеграционные структуры», подразумеваем «сырьевые зоны». Хозяйства сохранить, ответственность исполкомов усилить, возможности у них есть. А зарплаты для крестьян повысить. Только потом от людей можно ждать отдачи.

Александр Лукашенко: без зарплаты ни черта не будет, вы ни с кем не договоритесь

Когда улучшатся результаты, покажет время. Но настроение у витебских аграриев поднялось. Отсрочка долгов позволит «оборотку» вложить в дело.

Василий Хаменок: Сегодня Александр Григорьевич направил, потребовал

Глава государства затронул и прошедшие выборы в парламент. Спикер Палаты Представителей родом из этих мест и, что называется, отвечает за развитие малой родины, у которой пока большие проблемы в сельском хозяйстве.

Александр Лукашенко:
С завтрашнего дня начинайте работать так, как я вам сказал. Езжайте в лес, пилите – дай им там фонды эти. Огораживайте машинные дворы, фермы и прочее. И железный порядок. Подключите РОВД, все силовые структуры, чтобы им помогли с людьми, чтобы те, что остались, начинали вертеться.

А вы за зиму должны составить договоры с людьми. Начинайте с зарплаты. Уже как ни будет тяжело, будем искать зарплату, чтобы вы могли этим людям заплатить хотя бы 400-500 долларов в эквиваленте в месяц. У них же дети, семьи. Как им жить? Повернетесь с зарплатой к людям и специалистам – будет результат. Нет – значит, не будет.

И потом, надо посмотреть, никто вам бесплатно ничего не даст. Какая вам нужна техника из того, что у вас есть. Плюс что-то там надо. Опять же, железный договор. Вот за тобой закреплена техника, ты головой отвечаешь. Не дай бог по твоей вине что-то случилось, я дам распоряжение судебной системе, Следственному комитету, чтобы жесточайшим образом наказывали. Посадим 200-300 человек – поймут.

Надо идти по всем направлениям. Вы же лучше меня понимаете, что вот эти убытки – это прежде всего оттого, что безобразно работают люди. А мы с этим смирились. Вот подождем, еще нам дадут отсрочку и еще денег дадут. Не дадут.