Гендиректор Центра политической конъюнктуры России о том, почему на «Евровидении» Россия не отдала ни одного балла за белоруску Алёну Ланскую

26.05.2013 - 22:49

Новости Беларуси. Освещение знаковых для страны тем, обсуждение насущных проблем являются основными задачами современных средств массовой информации. Но какие ценности формируют и должны формировать СМИ? Эти вопросы на неделе обсуждали в Минске эксперты из 15 государств. В столицу на Белорусский международный медиафорум приехали журналисты, политологи, известные медийные лица Содружества, Балтии, Китая, Индии, Венесуэлы.

Среди гостей медиафорума и гость программы «Неделя» на СТВ - Сергей Михеев, генеральный директор Центра политической конъюнктуры России.

Тема нынешнего форума – партнёрство во имя будущего, историко-культурное наследие как фактор единения. Почему вдруг возникла именно эта тема?

Сергей Михеев, генеральный директор Центра политической конъюнктуры России:
Историко-культурное наследие, на мой взгляд, крайне важная тема, о которой мы иногда не любим говорить. Почему? Потому что все мы в той или иной степени заложники распада Советского союза. Тогда и кое-где и сейчас доминирует взгляд на прошлое. Наше прошлое было абсолютно неудачным, наши прадеды, деды и отцы на самом деле были неудачниками. Никаких историй успехов больших у нас нету. И поэтому будущее наше тёмное и беспросветное. Я не знаю как в Беларуси, в России такая точка зрения доминировала как минимум лет через десять-пятнадцать после распада, это совершенно точно. В результате выросло довольно большое число людей, немотивированных на конструктивную деятельность, немотивированных вообще. Ни на патриотическое отношение к своей стране, ни на будущее как таковое. Люди, незнающие и нежелающие знать собственную историю, я абсолютно уверен, лишены будущего.

Что касается нашей общей истории, совсем недавно мы отметили день Победы. Чем дальше от нас 1945 год, тем больше у западных политиков появляется желание переписать историю, как-то принизить роль Советского союза. Даже не спрашиваю, как вы к этому относитесь. Это понятно. Как мы можем противостоять этому?

Сергей Михеев:

Во-первых, мы должны трезво понимать, почему они это делают. А делают они это по простой причине: чтобы обосновать своё глобальное доминирование, морально необходим целый набор исторических заслуг перед миром для того, чтобы сказать: да, мир жив, потому что мы его спасли. Вторая мировая война – это для них большая проблема, это подрывает их теорию по поводу ущербности Советского союза и всего того, что тогда происходило.

Сейчас Запад свою идеологию активно продвигает в средствах массовой информации, в электронных. СМИ превратились в поле битвы идеологическое. Вы уже затронули эту тему. Как мы можем противостоять, что можем предложить взамен?

Сергей Михеев:

Как это ни банально звучит, мы можем предложить взамен простую вещь: правду и качественный продукт. Мы не должны замалчивать никаких тем: то что было – то было. Вопрос в том, чтобы давать трезвый исторический контекст.

Только что в Швеции закончился конкурс «Евровидение». Итоги спорные. До сих пор вызывают обсуждения даже на самом высоком уровне. Вот даже недавнее заявление вашего министра иностранных дел Лаврова по этому поводу. Вопрос в другом: почему дружественная для нас Россия на этот раз не отдала ни одного голоса нашей исполнительнице Ланской?

Сергей Михеев:

Знаете, не знаю. Честно скажу. Я считаю, что на самом деле, без дураков, в принципе симпатия и к Беларуси, и к Украине в России на очень высоком уровне. У нас живёт огромное количество и белорусов, и украинцев. Я, честно говоря, после этого скандала с Азербайджаном совершенно перестал верить этой системе, но эта система подсчёта голосов совершенно непрозрачная. Кто там, как считает. Я считаю, что мы передоверились мобильным телефонам и компьютерам, совершенно не гарантирует нам того, что там не могут происходить какие-то махинации с голосами. Я не верю в нулевые оценки. Просто не верю. Вот такого не может быть. Не может быть абсолютный нуль. Это невозможно. Значит что-то там нечисто. На мой взгляд, как там европейцы не кичились своей толерантностью, транспарентностью (и ещё много других модных слов) на самом деле и они используют культуру в целях политики.

В Беларуси идёт множество российских каналов. При желании эту линейку можно расширить до бесконечности. А что в России?

Сергей Михеев:

Ну вы знаете, это чисто бытовая проблема. Тот кто хочет, тот может. Вещь неизбежная. Огромная страна с более мощными медиа и более скромная Беларусь с менее значимыми медиа. Это, видимо, ситуация, просто естественная. Точно такие же упрёки нам периодически говорят казахи: Мы смотрим ваши каналы, а вы наши не смотрите. Что я считаю неправильным. Существуют общие каналы союзного государства, почему их нет в общем пакете России, я не понимаю. Я считаю, что это неверно.

На ваш взгляд, в средствах массовой информации России широко освещаются интеграционные процессы, которые идут в союзном государстве?

Сергей Михеев:

На мой взгляд, они освещаются, но недостаточно. В принципе, передачи по интеграции существуют. У нас есть «Россия 24», там есть еженедельная, довольно большая аналитическая передача о содружестве, в том числе о белорусско-российском союзном государстве. Но я думаю, что этих вещей могло быть больше. Просто мне кажется, что их пока не научились интересно делать.

Совсем немного времени осталось до запуска проекта Евразийского союза. На ваш взгляд, не окажутся ли другие интеграционные объединения, как Таможенный союз, ЕП на периферии и в чём вообще перспектива Евразийского союза?
 

Сергей Михеев:
Перспективы Евразийского союза в том, что мы можем создать некий центр развития глобального значения. Совершенно очевидно – банальная истина – монополярный мир всё-таки у американцев не получился. Когда Советский союз распался, много иллюзий было в том числе у нас, я это очень хорошо помню. Действительно, было большое доверие к некой жизни. Нам казалось, что достаточно разломать железный занавес и мир заиграет новыми красками, всё будет прекрасно. Справедливый и мудрый Запад выстроит жизнь таким образом, что всё будет хорошо. Но смысл в том, что монополярный мир у американцев и у Запада не получился. Сейчас ясно, что мир будет многополярным. В такой ситуации у нас есть простой выбор: или мы маргиналы, или мы становимся в бесконечную очередь к чужим центрам влияния и развития, причём на 6, 15 и 25 ролях, или мы всё-таки собственный потенциал пытаемся развивать, и пытаемся выступать в качестве альтернативного центра развития, технологического в первую очередь. Не военно-политического даже, а технологического. Вот Евразийский союз – это шанс на это. Я не думаю, что Евразийский союз может повторить Советский союз. Это невозможно, да и не нужно. Я глубоко уверен, что не нужно. Но я считаю, что было бы очень серьёзной ошибкой развивать Евразийский союз за счёт союзного государства России и Беларуси или за счёт Таможённого союза. То есть, грубо говоря, Союзное государство и Таможенный союз отодвигаем в дальний пыльный угол – это неправильно. Союзное государство России и Беларуси – это как раз первое, успешное интеграционное объединение после распада Советского союза. Это уникальный опыт. Мы много здесь ещё не добились, потенциал существует, и его забывать, разрушать, задвигать в дальний ящик ни в коем случае нельзя.

Скажите, как бы вы оценили белорусскую модель развития?

Сергей Михеев:

Мне лично она интересна по причине того, что, мне кажется, Беларусь попыталась и до сих пор пытается создать некий компромисс. Вот когда мы развали Советский союз, мы, так сказать, из одной крайности кинулись в другую. Сначала был некий советский культ в Советском союзе: всё у нас прекрасно. А потом стал антикульт: всё у нас ужасно, ничего у нас хорошего не было. На самом деле советский проект был очень сложный исторический и интересный период. У него были однозначные минусы, но были и однозначные успехи. Они были, никуда от них не деться, это реальность. Так вот, важно было бы, оставив успехи советского проекта, избавиться от наиболее проблемных вещей и при этом от свободы рыночной модели взять то, что нам подходит. То есть создать наиболее оптимальный компромисс. И Беларусь, мне кажется, пытается найти этот компромисс, и в чём-то явно находит. Мне кажется, что белорусы немножко не ценят таких простых вещей: то, что вы смогли сохранить экономику – это очень и очень важно. На самом деле я много езжу по бывшему Советскому союзу, не просто интервью даю, работаю на разных политических проектах. Если бы вы видели, многие процветавшие когда-либо регионы, которые сейчас просто превратились в свалку ржавого железа! Во многих государствах СНГ многие люди разучились что-либо делать. У вас работают заводы, работают фабрики. Не все, не идеально, но работают – это важно. Почему? Во-первых, экономику вы сохранили для будущих поколений. Во-вторых, технологическая школа. И плюс ко всему вы сохранили рабочие места – это тоже важно.

Новости по теме
‡агрузка...