Госбюджет Беларуси и обновление Налогового кодекса. Интервью с новым министром финансов

09.09.2018 - 20:07

Новости Беларуси. Как исполняется бюджет 2018 года и каким он планируется на год следующий, как снизить госдолг и активизировать сотрудничество с международными финансовыми институтами? Удалось ли прийти к консенсусу при подготовке изменений в Налоговый кодекс? Об этом и не только – в эксклюзиве «Недели». Большое интервью с министром финансов Максимом Ермоловичем.

Юлия Огнева, СТВ:
Максим Леонидович, пожалуй, одно из важнейших направлений деятельности Министерства финансов – это все-таки бюджетная политика. Как исполняется бюджет этого года?

Максим Ермолович, министр финансов Беларуси:
Бюджет этого года исполняется лучше, чем мы планировали. Мы базируемся всегда на консервативных оценках прогнозов социально-экономического развития, и это дает нам возможность в процессе исполнения бюджета принимать решение о перераспределении или о дополнительном финансировании наиболее приоритетных важнейших параметров, которые определяет Президент. На этот год это повышение заработной платы в бюджетном секторе.

Юлия Огнева:
Может быть, какие-то цифры уже можно озвучить по проекту бюджета будущего года?

Максим Ермолович:
Бюджет консолидированный республиканский примерно останется по объему своему в номинальном выражении в тех же параметрах, что мы имеем и сейчас. Но бюджетная сфера, бюджетный сектор, получат дополнительные ресурсы. Это требование главы государства, это качество жизни населения.

В то время как поддержка предприятий снизится. Условия работы улучшились, это не 2015-2016 год, когда приходилось решать проблемы предприятий бюджету. Сейчас ситуация должна меняться, мы должны обратить внимание на бюджетный сектор, а предприятия должны с этой государственной поддержки постепенно уходить.

Юлия Огнева:
Я так понимаю, бюджет будет профицитным.

Максим Ермолович:
Бюджет будет профицитным, потому что сохраняется задача, установленная опять же Президентом в Послании белорусскому народу – необходимость снижения долговой нагрузки на бюджет. Для того, чтобы обеспечить снижение уровня государственного долга, надо тратить меньше, чем мы зарабатываем. Поэтому определенные доходы бюджета, которые не имеют постоянного характера, связанные с нефтянок конъюнктурой, будут направляться на погашение государственного долга.

Юлия Огнева:
О государственном долге: в 2019 году платежи превысят 3,5 миллиардов долларов, в 2020 – 3,7 миллиарда. Дальше пойдут на спад, но все равно это будет существенная цифра для нашей экономики. Какие шаги будете предпринимать для снижения долговой нагрузки – помимо того, что вы сказали?

Максим Ермолович:
Необходимо эти пиковые выплаты сгладить. Здесь три направления. Первое направление – мы идем на новые рынки заимствования с тем, чтобы часть этого долга рефинансировать, обеспечив профицит бюджета и не ухудшая качество финансирования бюджетной сферы. За счет тех доходов, о которых я говорил, мы погасим часть долга. Предполагается, что это порядка 25 % от общего объема погашения. 75 % долга мы будем рефинансировать.

Второе направление – это улучшение профиля самого долга. То есть это привлечение ресурсов на более комфортные сроки по более комфортным ставкам. Над этим мы тоже работаем. Мы ищем рынки, где ставки даже ниже, чем наши достаточно эффективные привлечения на рынке евробондов в прошлом году, в этом году.

И третье направление – мы должны выработать стратегию, которая будет позволять нам без долгов финансировать деятельность наших предприятий. То есть когда по связанным кредитам не государство будет основным заемщиком на реализацию коммерческих проектов, а предприятия сами будут находить ресурсы. Это не государственный долг.

Юлия Огнева:
Вы затронули тему евробондов. В ближайшее время их размещать? И если да, то когда это может быть?

Максим Ермолович:
Мы не планируем выходить на размещение евробондов в ближайшей перспективе. Я говорю о перспективе 2019 года. Мы готовимся к размещению суверенных облигаций на локальных рынках – это рынок Китая и рынок Российской Федерации.

Юлия Огнева:
О какой сумме может идти речь?

Максим Ермолович:
Мы рассчитываем, что в среднесрочной перспективе с локальных рынков (российского, китайского и иных рынков, на которых Беларусь может работать) мы сможем привлечь заимствования в сумме до 2 миллиардов долларов США суммарно на несколько лет.

Юлия Огнева:
Сотрудничество с международными финансовыми институтами – одно из направлений, за которое отвечает Министерство финансов.

Максим Ермолович:
Партнерство наше расширяется. Сегодня есть достаточно активная работа Европейского банка реконструкции и развития в Республике Беларусь. Распечатывается мандат Европейского инвестиционного банка. Мы работаем в Министерстве финансов активно по созданию всех необходимых условий для работы Азиатского банка инфраструктурных инвестиций на территории Республики Беларусь, вступаем в качестве члена этого банка. Здесь речь идет о том, чтобы нашу инфраструктуру – экономическую, социальную – поддерживать, финансировать, обновлять за счет этих источников.

Юлия Огнева:
А что по поводу МВФ?

Максим Ермолович:
Что касается Международного валютного фонда, то его полномочия не связаны с инфраструктурным финансированием. Это в первую очередь мандат Всемирного банка. МВФ – это орган, который поддерживает финансовую стабильность, призван финансировать разрывы платежного баланса. То есть помогать странам в период кризисных ситуаций, а также поддерживать финансовыми ресурсами программы структурных реформ, которые кризисные ситуации создают. Для того, чтобы снижать риски, связанные с реализацией структурных реформ, МФВ выделяет соответствующие ресурсы.

Мы разрабатывали вместе с экспертами Международного валютного фонда программу структурных реформ, которая бы соответствовала философии Международного валютного фонда. В принципе, по ключевым моментам этой реформы у нас позиции совпали. Мы вышли на программу, но мы разошлись в сроках ее реализации. МВФ настаивал на более сжатом периоде, когда эти реформы должны были реализовывать. Глава государства указал нам, что это будет высокий шок для нашего населения, и этого делать нельзя. Поэтому от программы с МВФ правительство отказалось, и сейчас работает в рамках программы социально-экономического развития, которая одобрена Всебелорусским народным собранием.

Юлия Огнева:
Ну и о Налоговом кодексе. Уже, мне кажется, притча во языцех – над ним работают не только госорганы, но и бизнесмены. Удалось ли в итоге прийти к консенсусу?

Максим Ермолович:
К консенсусу, насколько мне известно, все-таки мы пришли. Но этому помогла первоначальная задача, поставленная главой государства – надо упростить налоговое законодательство, но при этом не допускать снижения доходов бюджета. На мой взгляд, приняты достаточно серьезные шаги по упрощению налогового законодательства, исключению всякой двойственности при толковании норм Налогового кодекса.

Существенно сделан шаг по упрощению налогового администрирования – это конкретные издержки предпринимательского сообщества на ведение налогового учета, на ведение бухгалтерского учета. Более серьезное упрощение с точки зрения контроля со стороны налоговых органов за деятельностью коммерческого сектора.

Юлия Огнева:
Где сейчас документ?

Максим Ермолович:
Документ рассмотрен на заседании правительства и готов к рассмотрению у Президента. Сейчас проходит все необходимые согласования для того, чтобы быть представленным на доклад главе государства.

Люди в материале: Максим Ермолович, Юлия Огнева
Loading...


«Нужно производить то, что не производит никто». Можно ли рассчитывать на новые рынки и на что стоит сделать ставку Беларуси?



Новости Беларуси. Насколько эффективно местные власти на местах оказывают поддержку наиболее уязвимым в непростой эпидемиологической ситуации отраслям? Провести такой мониторинг предложил Совет Республики, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

Антикризисный пакет мер сообща пытались выработать сенаторы, учёные, представители бизнеса. Ключевую роль в стабилизации обстановки могут сыграть местные власти. В помощь им 143-й Указ «О поддержке экономики».

Как будет восстанавливаться мировая экономика и кому кризис – время возможностей – материал Яны Шипко.

Глобализация на паузе ради сдерживания вируса больно ударила по мировой экономике. Разорванные цепочки поставок, снижение потребления, паника на финансовых рынках, безработица. Сколько займёт оздоровление экономики в условиях мировой неопределённости, предсказать сложно.

В подтверждение тому прецедент – впервые за четверть века Китай осторожно не взялся делать прогноз роста национального ВВП на этот год. Однако на фондовых рынках в последние дни (само собой без учёта китайско-американской конфронтации) нет-нет да и повеет оптимизмом. Главный драйвер роста – новости о снятии карантинных ограничений.

Для экспортно ориентированной Беларуси время подумать, как сбыть продукцию. Тем более что раскачивать производства заново после карантина, как большинству стран мира, нам не придётся.



Василий Гурский, директор Института экономики НАН Беларуси:
Самой действенной мерой является взвешенная политика руководства нашей страны в отношении самой эпидемиологической ситуации. То, что у нас в стране не были остановлены производства, не были закрыты границы – это самым благоприятным образом сказалось на ситуации у нас в стране. Многие зарубежные аналитики отмечают, что Беларусь пострадала в наименьшей степени от данной ситуации.



С обсуждения стабилизации экономики началась и рабочая неделя Президента. Александр Лукашенко отметил, что мировой кризис не мог не сказаться на Беларуси. При этом сельское хозяйство, строительство и IT демонстрировали рост. 

Александр Лукашенко рассчитывает на быстрое восстановление экономики Беларуси после открытия мировых рынков

Само собой, при закрытых границах промышленность испытала дефицит импортных комплектующих и проблемы со сбытом. Однако готовая продукция есть и она уже начинает распродаваться – отметил глава государства. Можно ли рассчитывать на новые рынки, пока конкуренты будут не столь расторопны в снятии ограничений? Любой кризис для кого-то время возможностей. Эксперты отвечают: почему нет? Если сделать ставку на инновации. 

Ирина Новикова, доктор экономических наук, профессор:
Говорить о том, что мы сможем занять в этих условиях рынки тех стран, которые находятся на карантине, это возможно. Нам нужно сосредоточиться на том, что не наращивать производство традиционных продуктов, которые производит множество стран, не только мы одни, мы не являемся уникальными по средне-технологическому производству, а нам нужно сосредоточиться на производствах высокотехнологичных, производить то, что не производит никто. 

Сейчас на местах есть конкретный инструмент по поддержке наиболее уязвимых в пандемию отраслей. 143-й Указ Президента. Он регламентирует, что местная власть исходя из ситуации может, например, предоставлять налоговый кредит или снижать сумму аренды. Первыми в стране отреагировали в Витебске. Ставки единого налога для индивидуальных предпринимателей и самозанятых граждан снизили в два раза. Следом на аналогичные шаги пошли и в столице.  

Совет Республики предложил мониторить, как на местах оказывают меры экономической поддержки

Самый волнующий вопрос – поддержка бизнеса. Антикризисные меры будут, но ожидать массовой финансовой помощи не стоит. Экономисты рекомендуют индивидуальный подход.     

Валерий Бороденя, первый проректор Академии управления при Президенте Беларуси, кандидат экономических наук:
Надо точечно помогать малому и среднему бизнесу и индивидуальным предпринимателям, которые сегодня не по своей воле оказались в сложной ситуации. Не должно быть такой массированной раздачи денег, это должны быть точечная работа, высокоэффективные меры, направленные именно на поддержание конкретного сегмента рынка.

Остаться на плаву и извлечь уроки внезапного кризиса. Выиграют те, кто вызовы сможет превратить в возможности. Есть и плюсы. Компании приспосабливаются к новой реальности, учатся экономить на расходах, молниеносно внедряют цифровые технологии, привыкая решать, если не всё, то многое, удалённо. А ещё бизнес определённо становится гибче и даже, несмотря на дистанцию, ближе для клиентов.