Григорий Азарёнок: «Улица проиграла. Протестующих, очевидно, мало. Забастовки провалились»

17.10.2020 - 20:20

Григорий Азаренок, СТВ:
Ложь не есть правда, а истина всегда одна. Меня зовут Григорий Азаренок, это «Тайные пружины политики – 2020».

Улица проиграла. Протестующих, очевидно, мало. Забастовки провалились. Рабочие плевать хотели на стоящих на проходных орущих подростков. Экономически страна оказалась крепкой, потому что не зависит от менеджеров и коучеров. У революции остался один метод – террор.

Революционер жаждет разрушения. Его стихия – хаос и бардак. Его сущность – перевернутое сознание. И поэтому он хочет перевернуть все вокруг. Мы разрушим до основания, а затем... Так пели предтечи нынешних вандалов и садистов, которые выходят на улицы Минска.

Великий писатель Иван Бунин мог воочию наблюдать, что такое разгул победившей революции.

Иван Бунин, русский писатель (из книги «Окаянные дни»):
Говорит, кричит, заикаясь, со слюной во рту, глаза сквозь криво висящее пенсне кажутся особенно яростными. Галстучек высоко вылез сзади на грязный бумажный воротничок, жилет донельзя запакощенный, на плечах кургузого пиджачка – перхоть, сальные жидкие волосы всклокочены... И меня уверяют, что эта гадюка одержима будто бы «пламенной, беззаветной любовью к человеку», «жаждой красоты, добра и справедливости!»

Дмитрий Балаба о ситуации с домом, в котором вырос: «Там жила моя бабушка. Конечно, это был определённый укол»

Григорий Азаренок:
В мирное время мы забываем, что мир кишит этими выродками, в мирное время они сидят по тюрьмам, по желтым домам. Но вот наступает время, когда «державный народ» восторжествовал. Двери тюрем и желтых домов раскрываются, архивы сыскных отделений жгутся – начинается вакханалия.

Именно такие выродки и делают революции: уголовники, бомбисты, террористы. Чтобы победить, им нужно организовать войну против своего народа.

В начале XX века самой опасной профессией в империи была профессия городового. Их убивали. По всей стране рыскали шайки эсеров, которые взрывали, грабили, уничтожали, мучили и пытали. Не только полицейских – всех: чиновников, купцов, ремесленников, журналистов, писателей. И упивались кровью.

Владимир Ленин писал: «Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше.

Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать».

А его соратник Троцкий стал известен всему миру вот такими словами: «Пускай 90 процентов русских погибнут, Россия – это хворост, который мы бросим в огонь мировой революции».

Революционеры оправдывали террор грядущим равенством и братством, обещали мир и свободу. Но в первые дни после своей победы они принялись убивать. На глазах жены и детей был расстрелян писатель Меньшиков, были убиты тысячи священников, офицерам вбивали погоны гвоздями, расстреливали целые крестные ходы, жестоко, садистски убивали и мучили царских детей, малолетних дочерей и сына.

Единожды преступив черту и нарушив завет «не убий», остановиться уже невозможно. И править, вершить суды будут не прекраснодушные Блоки и Гиппиусы – Бела Куны, Троцкие, Зиновьевы, Ежовы и Ягоды.

Григорий Азаренок:
Мне кажется неслучайным, что Светлана Тихановская внешне так похожа на знаменитую психопатку Розалию Землячку.

Она пообещала офицерам-белогвардейцам безопасность за то, что те сложат оружие. А потом погрузила их в баржу и приказала ее затопить. И радостно пела в этот момент.

Григорий Азаренок:
Пользуясь случаем, хочу поздравить с Днем войск связи Вооруженных Сил Республики Беларусь. Поздравить как военнослужащий запаса 56-го отдельного Тильзитского ордена Красной Звезды полка связи Григорий Азаренок.

Из репортеров – в военные: корреспондент СТВ рассказал, как ему служится в армии

И здесь уместно вспомнить историю. В 1905 году в один момент показалось, что революционеры берут верх. Парвусы и Троцкие уже делили портфели в правительстве, предвкушая свою победу. И тогда царь и премьер Столыпин обратились к народу. По всей империи стали массово образовываться дружины. Простые люди, крестьяне, отставные офицеры и солдаты разбивали обнаглевшие носы революционного сброда.

Гидра отступила. И сейчас, выходя на улицу с коктейлем Молотова, заточкой или бомбой, берегите, мерзавцы, свои носы.

Loading...


Кто и с кем собрался воевать на самом деле? О напряжённости в регионе говорит политолог Лазуткин



Новости Беларуси. Безумные действия коллективного Запада, его высокомерие и неспособность идти на компромисс привели к искусственной напряженности в регионе, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

Эксперты и политологи заговорили о войне. При этом уже традиционно в агрессии обвиняют нас, а сами проводят мобилизацию, накачивают соседей оружием и техникой. Кто за этим стоит, что будет дальше и как выйти из этой ситуации – рассуждают Григорий Азаренок и Андрей Лазуткин.  

Авторская рубрика «Тайные пружины политики 2.0».  

Для России забрасывается приманка, что, пока Украина в НАТО не вступила, нападайте  

Григорий Азаренок, СТВ:  
У нас в гостях политолог Андрей Лазуткин. Андрей, ну знаменитое стихотворение Рубцова, будет ли война?

Андрей Лазуткин, политолог:  
Конечно, вопрос такой обширный, давайте его поделим на два блока. Первый блок – будет ли война конкретно здесь, у нас, на нашей границе. Ну, во-первых, очень много обсуждают с Украиной. Два месяца Штаты просто разгоняют эту истерику. Что война скоро, война случится, война неизбежна. Зачем это все нужно? То есть они решают некую задачу. Какого плана может быть задача? Поставить какие-то танки на нашей границе? Они это и так могут сделать, в принципе, просто очень. Им надо подогнать некие экономические выгоды под себя. А что это может быть? Это пока нерешенный вопрос «Северного потока – 2». То есть те комбинации, которые разыгрываются сейчас вокруг Украины, имеют своей целью добиться санкций против России по какому-то значимому серьезному поводу. Потому что вот что мы наблюдали? Два месяца они пишут, что война неизбежна, а потом обращаются прямо к Германии, говоря о том, что давайте введем превентивные санкции.  

Есть как бы Западная Европа, есть Европа Восточная. Восточная Европа – это наши замечательные поляки, там и украинцы в том числе, и прибалты. Они все готовы пойти по этой американской точке зрения. Что мы хоть завтра будем воевать, только дайте нам оружие, бронетехнику, и мы нападем на Россию, или она на нас, мы готовы. А есть, например, точка зрения НАТО. НАТО о чем говорит? Прямо заявляет генеральный секретарь Столтенберг, что, мол, пока Украина не в НАТО, мы ее защищать не будем. В то же время американцы говорят, что мы готовы их взять хоть сегодня. Для России как бы такая забрасывается приманка, что, пока они в НАТО не вступили, у вас вот последний вагон, чтобы на них напасть. Нападайте. Здесь ситуация достаточно стабильная. Да, нас как-то пугают, провоцируют, но повторюсь, это скорее по вопросу газопровода, а не по вопросу такого реального противостояния. А вот эти вот республики Средней Азии – они гораздо опаснее. Я думаю, что эта тема будет неоднократно подниматься.  

Вас раскачивают, чтобы вы себя убивали вашими же руками и вашим же оружием  

Григорий Азаренок:  
И поэтому Президент часто говорит: обратите внимание, что там происходит и после Афганистана, и учения там проводились в Таджикистане с участием наших ребят. То есть там как раз таки очень серьезная ситуация.  

Андрей Лазуткин:  
Он говорил о том прямо, когда было совещание с ОДКБ, что Узбекистан мог быть следующим, что были некие мероприятия по нему, которые просто не проводились, потому что ОДКБ ввели все-таки очень быстро в Казахстан. А реально давайте вспомним 1994 год, 1996 год, когда в этом регионе шли активные гражданские войны. Если говорить про какую-то реальную войну, как это было в 90-е годы, по сути, вот это надо повторить нашему противнику.  

Григорий Азаренок:  
И там всегда играет Британия. Мы видим, что Америка, НАТО воевать сами точно не собираются, но они рассчитывают, что поляки, прибалты, украинцы будут воевать. Но Путин же однозначно заявил, и наш Президент поддержал, что будем бить по штабам, будем бить по Брюсселю, Лондону и Вашингтону. Ну, в случае серьезной опасности. Это стоит рассматривать?  

Андрей Лазуткин:  
Сначала вас раскачивают, чтобы вы себя убивали вашими же руками и вашим же оружием. И в нашем случае, конечно, как я это все понимаю, задача, во-первых, не показывать свою какую-то слабость.  

Когда Россия запустит «Северный поток – 2», нас уже в Европе никто не будет трогать  

Григорий Азаренок:  
Товарищ Сталин любил широкие жесты, широкие шаги, которые очень сильно отрезвляли Запад. И вот, например, сейчас президент Ирана предлагает некий союз стран, находящихся под санкциями. Если мы, допустим, сделаем немножко ход конем и предложим Кубе, Венесуэле вступить в ОДКБ или же сделаем какое-то объединение на основе Китая и России, к которому присоединяться остальные. Ну, то есть как-то противопоставим свою позицию. В XIX веке это называлось Священный союз. Может быть, как-то вот так подумать?  

Андрей Лазуткин:  
Когда Россия об этом говорит, они не называют вещи так прямо, как вы, Григорий. Они говорят о том, что Россия за собой оставляет право на военно-технический ответ. Когда их спрашивают, а что это за такой ответ, когда дипломатия не работает, они говорят: мы разместим войска, где хотим. Здесь речь может идти о чем угодно. И о ракетах здесь, в Беларуси, например, и о ракетах где-то в Венесуэле, может быть, о Кубе, и об Иране тоже. Потому что Иран под санкциями, мы можем помочь ему торговлей какой-то, продать им технологии, которых там нет. Пока это все в стадии неких переговоров. России, по сути дела, тоже сейчас надо не так много. Их задача – запустить «Северный поток – 2», и уже по факту этого запуска они лет на 30-40 обеспечат с Германией плотные экономические связи. И нас уже в Европе никто не будет трогать. Американцы это прекрасно понимают. Пока эта ситуация не решена, все равно это будет жесткое противостояние. Но когда она все-таки качнется в одну или другую сторону, мы увидим либо развитие по варианту вашему, когда начнется формирование антизападного блока, когда все мосты будут сожжены просто Западом, либо мы все-таки будем откатываться к некой разрядке постепенно, а-ля Хельсинки и прочее.  

Азаренок: «Правильно сказал вчера Президент: за 500 лет ничего не изменилось. Мы всегда агрессивные, страшные» – читайте здесь.