Хирург из Туркменистана: То, что медицина в Беларуси на высоком уровне и доступна – это даже как-то за душу берёт

07.08.2020 - 21:06

Новости Беларуси. Как может измениться жизнь после переезда в Беларусь? Об этом рассказали в серии документального цикла «Свой путь» – фильм Игоря Позняка «Штрихи к портрету».  

«На пике коронавирусной инфекции трансплантацию легких мы выполнили пяти пациентам, а в Российской Федерации – трем»  

Шохрат Шарипов, переехал из Туркменистана в 2006 году:  
В 2006 году, в ноябре, когда я приехал в ординатуру, я попал в отделение портальной гипертензии, оно было заточено под этих пациентов. Они с кровотечениями, очень много умирало.  

В разговоре с заведующей отделением я говорил: «А трансплантацию планируют вроде бы?» Тогда заведующая отделением говорила: «Это уже очень давно планируют». Она тоже не верила в это, что будет трансплантация в Беларуси. Но год прошел, и оказалось, что это досягаемо, это не фантастика.  

Беларусь находится на первом месте по количеству трансплантаций в СНГ и в ряде европейских стран опережает намного.  

На пике коронавирусной инфекции трансплантацию легких мы выполнили пяти пациентам, а в Российской Федерации – трем пациентам.    

То, что медицина на высоком уровне и доступна – это даже как-то за душу берет

Самое большое – бесплатная медицина. Это, конечно, очень здорово. И то, что она доступна, и то, что она на высоком уровне, это, конечно, даже как-то за душу берет.  

«Я очень удивился таким социальным проектам в Беларуси»

У меня три сына и одна дочка. Из интернета узнал, что если будет пятый, то женщина получает «мать-героиню». Я жене предложил: «Давай пятого в Беларуси, и ты получишь орден, деньги какие-то».  

У меня дети бесплатно кушают в школе и садике, какие-то льготы – 50 % на книги, еще что-то. Самое что удивило: у старшего сына первая степень сколиоза была, грудного отдела позвоночника, и его в 8 классе бесплатно поликлиника отправила в санаторий лечиться. Я очень удивился таким социальным проектам в Беларуси.  

К нам в больницу, чтобы произвести программу трансплантации почки в Туркменистане, приезжал несколько лет подряд главный хирург Туркменистана. И вот после трансплантации печени он вышел в 2 или 3 часа ночи и сказал: «Я пойду в общежитие».

Когда он пешком шел по дороге, по улице Семашко, остановилась милицейская машина. Его спросили, кто он и куда идет. Он выглядит как восточный человек, поэтому, наверное, остановили. Он объяснил, что он врач-хирург, здесь ведет операции и идет в общежитие. Ему предложили сесть в машину и довезли до общежития. Он был очень удивлен.  

Один мой друг говорит: «Поехали в Беларусь, там спокойно»

Из Туркмении мои друзья каждый год приезжают. Мы в марте в этом году были в Европе, в Риме, 21 марта мы туда поехали. И вот мы погуляли пару ней, включили телевизор, а там показывают: 9 городов закрыли, эпидемия началась в Италии. И один мой друг говорит: «Поехали в Беларусь, там спокойно». Было две недели: рассчитывали 10 дней в Европе и остальное – в Беларуси. «Давайте все время проведем в Беларуси!»  

Эпидемия коронавируса показала, что в Беларуси готовы к таким вызовам

Эпидемия коронавируса показала, мне кажется, что в Беларуси практически готовы к таким вызовам. Количество специалистов и количество больниц, коек помогло пройти эту эпидемию. Слава богу, в Беларуси не было таких случаев, чтобы выбирать: кого-то подключать, а кого-то не подключать к аппарату, отключать кого-то от аппарата.  

Люди в материале: Игорь Позняк, Шохрат Шарипов
Loading...


Иногда приходится убеждать пациента. Почему электронные рецепты лучше обычных?



Новости Беларуси. В студии «Большого города» Дмитрий Шевцов, главный врач 1-й городской больницы Минска.

Илона Волынец, ведущая:
Но, если электронной очередью в медучреждении уже никого не удивишь, мы уже все к этому привыкли, то к электронным рецептам еще не все приспособились.

Дмитрий Шевцов, главный врач 1-й городской больницы Минска:
Вы знаете, это сродни… Помните, когда внедрялись карточки: электронные, банковские, зарплатные и не только. Некоторые люди говорили: «Ох, нет, я этому не доверяю, никогда. У меня будут деньги в кармане, в бумажнике». Прошло время (не такое уж и большое, не больше года), и мы увидели, что большое количество людей стали пользоваться пластиковыми карточками. Сейчас мы пришли к тому: «У меня пластиковая карточка есть, но где она? Я вспомню. Потому что все платежи я осуществляю через телефон».

Ничего страшного в этом нет. Наоборот, это очень просто и очень выгодно. Потому что когда доктор в стационаре, либо в поликлинике выписывает электронный рецепт, то он сразу же автоматически попадает в базу аптек, которые к этой системе подключены. И пациент приходит, показывает карточку: считали, выдали препараты и все. И уже отпадает вопрос: «Я не могу разобрать почерк врача». Да, мы этим грешим, потому что очень быстро и много пишем. 

Илона Волынец:
Записки сумасшедшего не разобрать.

Дмитрий Шевцов:
Да, очень смешно.

Илона Волынец:
Но в аптеках же умудряются.

«Сокращает ненужную дистанцию между пациентом и врачом». Какие технологии используют белорусские медики?

Дмитрий Шевцов:
Это самые, наверно, лучшие, совершенные криптографы, которые вообще существуют. Они расшифровывают даже врачебный почерк. И самое главное, еще когда они только-только внедрялись, я всегда говорил: «Самое главное – это обратный ответ». Мы получаем информацию, очень важную для врачей. Когда получил пациент выписанный препарат, получил ли он его вообще. И когда он придет за следующим препаратом. То есть мы можем по этим вещам косвенно увидеть, есть ли преемственность лечения у врача. Говорил врач на приеме сам с собой или все-таки с пациентом. Смог ли его убедить. 

Илона Волынец:
Вы сейчас рассуждаете, как главврач больницы.

Дмитрий Шевцов:
Конечно, вы знаете, я с точки зрения рациональности, потому что иногда приходится очень долго убеждать пациента. Он говорит: «Да, хорошо. Я, конечно же, буду принимать этот препарат». Идет домой и получает этот рецепт через две недели. «Вы знаете, доктор, я принимал. Мне стало все хорошо от этого препарата. А потом у меня опять начало скакать давление, к примеру». Мы людям говорим: «А вы понимаете, что в следующий раз нам надо будет уже поднять дозу, либо дать вам дополнительный препарат?» И мы приходим к тому, что те, которые не вовремя обращались в свое время к врачу, конечно, говорят, что у нас завтрак состоит из лекарств, которые мы должны выпивать.