Ирина Сазанович (мастер по куклам): «У меня есть куклы, которые я сделала специально для Любови Черкашиной»

10.10.2013 - 13:04

В студии программы «Утро» на СТВ настоящая волшебница, кукольных дел мастер – Ирина Сазанович.

На самом деле, Ирина – профессиональный психолог. И куклами начала заниматься только полтора года назад. С чего все началось?

Ирина Сазанович, мастер по куклам:
Все началось совершенно случайно. Увидела игрушку в Интернете и подумала, что смогу сделать такое сама. А у меня есть две дочери, так что создавать кукол есть для кого. Выбрала стандартную схему выкройки куклы-тыквоголовки, хотя был достаточно большой выбор. Мне показалось, что она больше остальных приближена к реальности.

Понятно, что выкройки можно найти в Интернете и как-то научиться шить. Но чтобы делать эти удивительные глаза, которые у всех игрушек разные, надо быть настоящим художником.

Ирина Сазанович:
Я не могу сказать, что образ для кукол продумываю заранее. Иногда он возникает уже в процессе работы, а бывает, что задумываешь одно, а в итоге получается совсем другое. Но свою первую куклу, Ангела, я делала с особым усердием и старалась ничего лишнего в неё не добавлять.

А не жалко расставаться с этими созданиями?

Ирина Сазанович:
Даже радость какая-то есть в душе. Потому что приятно, когда люди ценят твою работу, понимают. И изначально, когда человек собирается приобретать себе такую куклу, он понимает, что у неё свой характер, история и особая частичка души творца. У меня есть кукла, которую я сделала специально для Любови Черкашиной, а теперь она тоже живет у Марины Гончаровой, художественной гимнастки.

А психолог Ирина непосредственно участвует в создании кукол?

Ирина Сазанович:
У меня нет кукол, которые были сделаны под влиянием соседа, плохо играющего на музыкальных инструментах. Просто однажды мне захотелось сделать немного вредную куклу «Маю», и через какое-то время создать для неё сестру.

Раз уж мы познакомились в Маей и Ангелом, то представьте остальных.

Ирина Сазанович:
Все куколки тонированы вручную кофе, корицей и ванилью. Волосы из натуральной овечьей шерсти, одежда из хлопка.
Это – Нора. Хоть и уже наступила осень, но я задумывала ей счастливые глаза. Так что она рада даже холодной погоде.

Вот некоторые куклы сидят, а есть и на подставках. Видимо, с последними вы принимаете участие в выставках...

Ирина Сазанович:
Да, ходим все вместе. Участвовали у нас в Беларуси на выставках. Очень приятно, что их действительно много. А с подставок кукол можно снимать, хотя в интерьере они лучше смотрятся стоя.

А выставка для того, чтобы на других посмотреть, себя показать, или найти все-таки покупателя?

Ирина Сазанович:
И покупателей тоже. В Беларуси очень много кукольниц, просто у них всех разные направленности. А на выставках делишься и своим опытом, и что-то важное отмечаешь для себя. Люди идут на контакт, общаются, помогают, подсказывают, небезучастны к твоему творчеству.

Ирина, а вы можете с уверенностью сказать, что себя уже нашли? Или еще покоряете новые горизонты?

Ирина Сазанович, мастер по куклам:
Пока я нашла то, к чему я долго шла. Я – человек творческий. И если года два назад мне бы сказали, что буду шить куклы, я бы не поверила и даже рассмеялась. Быть кукольным мастером – очень высокое звание, и есть очень много мастеров, на работы которых стоит равняться. Я хочу учиться, стремиться и развиваться. Как пример, у меня немного поменялся стиль выкройки, по сравнению с первыми куклами: делаю пальчики на ручках и голени на ножках.

Люди в материале: Ирина Сазанович
Loading...


Кошатница, вязальщица, кукла-медик. Рукодельница из Жабинки создает объемные портреты людей из ткани



Новости Беларуси. Когда кукла больше, чем игрушка. Рукодельница из Жабинки создаёт объемные портреты людей из ткани,сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

С помощью подручных материалов она «рассказывает» о людях целые истории. Работы белорусского мастера украшают чаще всего домашние коллекции, но уже в разных уголках мира. Все куклы авторские и увидеть их можно только в одном экземпляре.

Среди ее работ нет ни одной одинаковой. У каждой своя особенность: поза, прическа, характер и даже выражение лица. Сам процесс создания авторской куклы требует бесконечного терпения. Мелочей нет. В помощь ремесленнику и знания анатомии.     

Ольга Данилюк, художник:
По росту разные. Мужская фигура от женской отличается. У мужчин широкие плечи, узкий таз. У женщин наоборот. Детская появилась выкройка. Один раз даже пришлось шить младенца в пеленках. И расписывать лицо – портрет.

Чтобы создавать такие шедевры самостоятельно, художнику по образованию Ольге Данилюк пришлось стать швеей, дизайнером, психологом и даже парикмахером. В каждой эксклюзивной копии человека до десяти разных материалов – от ткани и дерева до акриловой краски.

Петр Бутрим, СТВ:
Работа над одной портретной куклой занимает как минимум неделю. Самая трудоемкая часть – роспись лица. Оно должно получиться точно как у модели. Поэтому в этом деле важна твердая рука.

Но в мастерской «Царевны лягушки», название которой удачно перекликается с названием города, готовые работы не пылятся.

А некоторые украшают дома и частные коллекции за тысячи километров от Жабинки. Заказы есть даже из Африки. Нет границ и у фантазии клиентов.      

Ольга Данилюк:
Девушка молодая родила первенца, и в благодарность своим врачам, которые вели ее беременность, она решила заказать таких кукол. И я вот делала три медика – акушер, завбольницей.

На счету художника за пять лет кропотливого труда уже почти полсотни портретных кукол. И все строго по собственным лекалам, это и придает им особую ценность.

Ольга Данилюк:
Как портрет. Может пристрастия какие-то содержать, хобби. У меня были куклы – вязальщица со спицами, кошатница, которая любит котов, фотограф с фотоаппаратом, мужчина с автомобилем. Это такие куклы-истории.

Выходит, мастерить чьи-то истории за швейной машинкой, с ножницами и кисточкой в руках даже увлекательней, чем за обычным холстом. А значит, необычное ремесло осчастливит еще многих.