Изменения в законы по вопросам военной службы. Рассказываем, как это будет работать теперь

28.07.2019 - 19:57

Новости Беларуси. На неделе внесены изменения в законы по вопросам военной службы. Сразу несколько важных нововведений, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Подробности в материале корреспондента Евгения Поболовца.

Почему в Беларуси ввели одноразовую отсрочку для продолжения образования?

 «Закон об отсрочках» – так его прозвали в народе – напрашивался давно. Последние глобальные изменения в порядок призыва мужчин в армию вносились еще на заре 2000-х. Практически на пике демографической синусоиды годных к призыву молодых людей было в десятки раз больше, чем требовалось армии. На отсрочки запрос от гражданского общества был всегда. Тогда государство навстречу пошло.

Евгений Поболовец, корреспондент:
Как работал закон ранее, лучше всего говорят цифры. Из 140 тысяч мужчин, годных для службы в армии (в возрасте от 18 до 27 лет) ежегодно необходимо было призывать от 5 до 10 тысяч. По факту еле-еле набирали чуть более 4000. У всех остальных были более чем веские основания для отсрочки. 76 позиций – по этому пункту белорусская армия действительно была лидером в мире.

В Украине, к примеру, оснований для отсрочки 34, в России – 28, а в Азербайджане и вовсе 17. Падение рождаемости в начале 2000-х – недобор в армию сегодня.

При этом 8 из 10 отсрочек в Беларуси выдавались для продолжения образования. С этих позиций и анализируется ситуация в стране. И потому главное новшество затронет ту часть призывников, кто решил получить вторую ступень образования. То есть пойти в магистратуру и аспирантуру после ранее полученного высшего или в вуз после училища или техникума. Одноразовость применения отсрочки на образование – так теперь это звучит. Остальные виды отсрочек не тронули.

Владимир Макаров, начальник управления информации Минобороны Беларуси:
Все отсрочки сохранены по семейному положению, по семейным обстоятельствам. Изменения коснулись лишь отсрочки для продолжения образования. Введен принцип одноразового предоставления отсрочки для продолжения образования.

Почему же убрали эту льготу? Анализ министерств и ведомств показал: магистратуру и аспирантуру многие понимали не как возможность продолжить образование, выйти на защиту диссертации, а как относительно простой и законный способ не служить. В итоге падал уровень магистрантов – до реальных научных открытий доходили считанные проценты.

Сергей Касперович, начальник главного управления профобразования Министерства образования Беларуси:
Здесь есть у молодежи, у выпускников первой ступени понимание, что все-таки научная магистратура, новый формат – он для тех, кто этим хочет заниматься, а не для того, чтобы просто продолжить приятный процесс нахождения в числе студентов. Да, это самый счастливый период в жизни, но не надо же его растягивать до бесконечности.

Игорь Карпенко: «Закон затронул только лишь вопрос отсрочек. Но вместе с тем существует служба в резерве»

Теперь магистратуру и вовсе делают чисто научной – убирают практическое направление. И уменьшают набор до 3000 человек.

Игорь Карпенко, министр образования Беларуси:
Закон затронул только лишь вопрос отсрочек. Но вместе с тем существует служба в резерве. И если молодой человек поступил в ту же магистратуру и его призвали в резерве служить в Вооруженные Силы, у нас в Кодексе об образовании есть статья, которая позволяет переводить на этот период на индивидуальный план работы. Соответственно, это никаким образом не затрагивает образовательный процесс.

Другие изменения только на первый взгляд могут казаться несущественными: временное ограничение на выезд из страны может застать врасплох призывника. В списки невыездных он может попасть решением военкома, без судов и длительных процедур. Достаточно без уважительной причины не прийти в военкомат или забыть уведомить комиссию о смене места жительства. Случайно или умышленно – не суть. И хоть штраф за неявку в военкомат в Беларуси лишь 3 базовые величины, при худшем сценарии может светить и до 2 лет лишения свободы. Потому многие вчерашние студенты и даже магистранты предпочитают с государством не заигрывать и самостоятельно решают свою судьбу: сразу идут в армию, чтобы в том числе не иметь потом черной метки в военном билете. Ведь по новому закону с ней не возьмут ни в милицию, ни в МЧС, ни тем более на госслужбу.

Или пример Артема Сурмача. В планах молодого человека – открытие собственного дела. Шаг рискованный. За плечами у парня учеба в магистратуре, 8 защищенных диссертаций, работа начальником службы маркетинга. Но вместо аспирантуры он осознанно идет в армию. Новый закон еще не действовал, отсрочку бы ему дали.

Артем Сурмач, водитель-электрик 56-го отдельного полка связи:
Когда пришла повестка, я решил, что нет смысла от этого бегать. Со временем понял, что это определенная школа жизни, она в любом случае меня чему-то научит, и это мне обязательно пригодится. Это терпение, выдержка, дисциплинированность в каких-то вопросах, сосредоточенность и умение довести дело до конца. По-другому в армии не может быть. Поэтому я думаю, что фундаментальные вещи, которым меня научила армия, мне пригодятся.

Армия всегда была привлекательной для жителей сельских районов. Будем откровенны: не всем хватало баллов для поступления в вузы. Но последние годы все больше становится и горожан, в том числе и матерей, которые считают службу в армии если не спасением для современной молодежи, то мерой в какой-то степени необходимой.

Татьяна Сулимова, радиоведущая, журналистка:
У нас сейчас время каких-то декоративных мальчиков. Они ходят в спортзал, чтобы качать мышцы для красоты. А мы забываем, что мышцы у мужчины должны быть для того, чтобы он мог защитить кого-то. Но эти мальчики никого не защищают.

И начинается это все, может быть, как раз таки с отношения к воинской службе. Потому что если я не готов выполнить свои обязанности, начинаю искать какие-то лазейки, смогу ли потом принять обязанности в семье? С этой точки зрения я бы хотела, чтобы мой сын был мужиком.

Итак, дополнительно в армию этой осенью призовут 3 тысячи человек, весной – еще 1,5 тысячи. Ни о какой повальной мобилизации речь не идет, это минимально необходимый уровень для поддержания боеготовности. В Беларуси армия смешанного типа: остальные в 50-тысячном контингенте в ней служат по контракту.

К слову, для тех, кто захочет связать свою судьбу с армией профессионально, предусмотрен и новый бонус: тот, кто после учебы идет в армию по контракту, освобождается от распределения и возврата денег государству за учебу. В остальном как раньше: и служба в резерве, и альтернативная служба для тех, кто не может служить по религиозным причинам – все остается.

И еще один важный момент: современная белорусская армия в первую очередь должна поддерживать боеготовность в мирное время и развертывать войска в случае войны. 50-тысячным войском много не навоюешь, дополнительные силы все равно придется призывать из резерва. В теории каждый мужчина – защитник отечества – должен бы к этому моменту иметь военную квалификацию. Условно: научиться наводить орудие, пеленговать, окапываться и стрелять, чтобы не пасть в первые минуты боя, как студенты в 41-м под Москвой.

Иногда независимость страны приходится защищать с автоматом в руке в реальной войне, а не за монитором и виртуальных баталиях.

«Родину, Отечество должны защищать все». Президент Беларуси прокомментировал полемику вокруг нового закона о службе в армии

В ближайшее время – это перспектива нескольких месяцев – в Беларуси разработают комплекс мер по повышению престижа срочной военной службы. Это могут быть льготы при поступлении в вуз, предоставление общежития, изменение правил приема на работу и включени периода военной службы в трудовой стаж.

Армия не должна отпугивать молодежь. С одной стороны. Но и должна быть решающим фактором при прочих равных условиях – с другой.

Loading...


«Ты о детях подумал?» Он закрыл собой солдата от гранаты: вспоминает первые эмоции, что сказали жена и мама, и как получал орден



Военнослужащий, спасший солдата во время учений, откровенно рассказал о себе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Март 2019 года. Учения. Вы выполняете то, что для Вас абсолютно привычно. И рядовой роняет гранату в окоп. На принятие решения остаются считаные секунды. Как тогда удалось сориентироваться и что Вы почувствовали?

Дмитрий Филипович, начальник цикла учебного отделения 307-ой ШПС 72-го объединённого учебного центра:
Это были плановые занятия. День начинался, как обычно. Личный состав в количестве 56 человек выдвинулся на занятие. Всё шло по плану. До того момента, когда ко мне на учебное место пришёл рядовой Ботяновский. Он предварительно выполнил упражнение учебно-имитационной гранатой, изучил требования безопасности. Всё шло в штатном режиме.

И в определённый момент, по команде «Гранатой – огонь», военнослужащий роняет гранату из руки. К счастью, сработала интуиция, сработал инстинкт самосохранения, скорее всего. Гранату я попытался выбросить, соответственно, закрыл военнослужащего собой. Ну и произошёл взрыв.

Вадим Щеглов:
Вы сказали, что это был инстинкт. А на такой случай нет специальных инструкций?

Дмитрий Филипович:
Нет, на такие случаи инструкций нет, нигде не написано, ни в одном руководящем документе, как необходимо делать в такой ситуации. Это внештатная ситуация. И здесь уже всё зависит от человека, от качеств человека.

Вадим Щеглов:
Прогремел взрыв. Что дальше?

Дмитрий Филипович:
Первое желание – посмотреть, как солдат, что с ним. Поскольку он находился подо мной, встал я, поднял бойца, посмотрел – дышит, разговаривает, удивлённые большие глаза. Он со мной заговорил, мне что-то, я уже не помню, что я у него спросил, он мне ответил. Визуально осмотрел – слава Богу, жив. То есть вот это были первые эмоции, первые впечатления.

Вадим Щеглов:
Вы же сами получили ранение.

Дмитрий Филипович:
На себя даже не было и мысли как-то посмотреть: что со мной. Потому что у нас главное – военнослужащий.

Вадим Щеглов:
А правда ли, что тот осколок, который оказался у Вас в ноге, Вы просили у медиков оставить?

Дмитрий Филипович:
Да, это правда. Осколок я просил оставить на память. Но это было в первый день, когда я поступил в минский госпиталь. Затем всё как-то улеглось и уже ближе к выписке не ставилось целью забрать этот осколок. Тем более необходимы были мероприятия, экспертизы необходимо было провести. Остался он у медиков.

Вадим Щеглов:
В марте второй день рождения Вы не празднуете?

Дмитрий Филипович:
Нет, не праздную. Но бронежилет, который меня спас, скажем так, оставил на память. И он всегда со мной.

Вадим Щеглов:
Дмитрий, у Вас двое детей. Забыв обо всём, в том числе, наверное, и о них, вы спасли чужого ребёнка. Как отреагировала на новость Ваша супруга?

Дмитрий Филипович:
Первое, что после случившегося я услышал в телефонной трубке: «Всё нормально?», – вопрос супруга задала. Я ответил: «Всё нормально, жив-здоров. Перезвоню, когда немножко приду в себя». Затем в телефонном разговоре, когда уже находился в минском госпитале, следующий разговор – супруга: «Ты о детях подумал?» Опять же, повторю, что в этот момент инстинкты самосохранения, забота о личном составе – там уже не думаешь, что тебя окружает, кто тебя ждёт дома, это всё происходит настолько интуитивно и быстро, что вот как смог, среагировал, так и действовал. То есть ни о ком, кроме как о военнослужащем, в данной ситуации думать не приходилось.

Вадим Щеглов:
Что мама сказала?

Дмитрий Филипович:
Мама не знала до момента, когда я приехал в минский госпиталь, когда я сам уже точно узнал, что у меня со здоровьем, что у меня с ногой. Потому что тоже были небольшие ранки. Только после того, как я всё сам узнал, позвонил маме, всё рассказал. Конечно, она волновалась, по телефону не подала знака, что переживает, но я более чем уверен, что были и слёзы, и волнение и всё остальное.

Вадим Щеглов:
Внутренне что-то изменилось в Вас после происшествия? Может, приоритеты по-другому расставили?

Дмитрий Филипович:
Внутренне я немножко повзрослел. После определённых событий переосмыслил и посмотрел уже другим взглядом на окружающий мир, ценности пересмотрел некоторые жизненные.

Боится высоты и не простит измену. Дмитрий Филипович в 8 честных ответах на неожиданные вопросы

Вадим Щеглов:
Какие?

Дмитрий Филипович:
Отношение к семье, самое элементарное. Хотя и до этого, как бы, в семье всё было хорошо – и супруга, дети. Но после выписки из госпиталя я на них как-то посмотрел другими глазами. То есть где-то пришло, наверное, осознание, что мог, наверное, и не увидеть и семью, и супругу.

Вадим Щеглов:
После этого случая не страшно ли было снова идти в этот окоп и принимать у рядовых этот норматив?

Дмитрий Филипович:
Не страшно. Тот случай придал ещё больше уверенности. Если до того в голове прокручиваешь какие-то возможные ситуации, которые могли быть и которые возможны при метании гранаты, то здесь, благодаря тому, что в тот момент у нас всё получилось, ещё больше появилось уверенности. И не страшно.

Вадим Щеглов:
То есть эта ситуация Вас ещё больше закалила?

Дмитрий Филипович:
Да, больше закалила. Был вызван в музей Великой Отечественной войны в Минске, где министр обороны вручил орден «За личное мужество». Соответственно, находясь в этом зале, ощущения были, скажем так, непередаваемые, так как зал музея Великой Отечественной войны заставляет о многом задуматься.

Ну и сам момент торжественного вручения тоже запомнится, я думаю, на всю оставшуюся жизнь. Так как орден – государственная награда, вручают не каждому у нас в стране. Ну и «За личное мужество» – это такой орден, который тоже не каждому дают. И он ко многому обязывает.