Как готовят машины на «Дакар» и чего нам ждать в 2020-м. Большое интервью с Сергеем Вязовичем

22.12.2019 - 22:41

Новости Беларуси. В гостях программы «Неделя спорта» пилот команды «МАЗ-СПОРТавто» Сергей Вязович.

На «Дакаре-2020» мы должны дать серьезный бой

Виталий Гурков, СТВ:
Как оцените выступление или же поведение грузовиков в 2019 году?

Сергей Вязович:

Ну я, конечно, лицо заинтересованное. Но мы на деле доказали, что наши грузовики – очень серьезная техника для любого соперника. В 2019 году мы выиграли гонку в Марокко, впервые попав туда. Она проходила по маршрутам старого африканского «Дакара». Нам было очень важно и приятно победить. И на гонке «Шелковый путь – 2019» с самым серьезным нашим соперником, командой «КАМАЗ-мастер», очень удачно вели гонку, но авария в самом конце гонки нас остановила.

Но мы можем сделать вывод, что наши грузовики очень конкурентноспособны, и на «Дакаре-2020» мы должны дать серьезный бой.

Если бы у нас не было в 2018 году второго места, шестое место было бы очень хорошим результатом

Кристина Момот, СТВ:
А шестое место на «Дакаре-2019» – это хороший результат?

Сергей Вязович:
Если бы у нас не было в 2018 году второго места, это был бы очень хороший результат. А так мы были немного разочарованы.

Виталий Гурков:
Все три наших экипажа добрались до финиша, то есть финишировали.

Сергей Вязович:
Да, в 2019 году была очень серьезная трасса, и все команды теряли машины. На самом деле мы были единственной командой, которая дошла до финиша в полном составе, ни одна команда повторить этого не смогла. Хотя лучшим результатом стало шестое место. Мы заняли 6, 8, 11-е места, что также было для плотности результата очень высоким достижением.

Нельзя говорить, что в гонке участвует только экипаж

Кристина Момот:
Кто или что важнее: команда специалистов или механизмы?

Сергей Вязович:
На самом деле важны все составляющие. И здесь нельзя говорить, что в гонке участвует только экипаж: пилот, штурман и механик с нами в кабине еще едет. Мы едем втроем. Большая часть команды остается за пределами камер, за пределами зрительского внимания. Это огромная группа механиков, которая ежедневно восстанавливает автомобиль после тяжелейших трасс и выводит его с утра нам на старт. Поэтому, я бы сказал, командная работа. И я всегда говорю, что это командный вид спорта и техника – неотъемлемая часть этого всего. Здесь важны все составляющие.

Наши машине не сделаны, чтобы ездить 1 000 000 километров по гарантии

Кристина Момот:
Вы сказали «восстанавливают автомобиль». А что с ним случается после дня гонки?

Сергей Вязович:
Ралли-рейды – это завуалированное название бездорожья. Ралли-рейд – это и есть гонка по бездорожью. Учитывая то, что движемся практически всегда, ну или стремимся двигаться на максимальной скорости, грузовику очень сильно достается. Это машины, которые построены для движения по бездорожью на очень высоких скоростях. Они не сделаны, чтобы ездить 1 000 000 километров по гарантии. Они рассчитаны, в принципе, на то, что какие-то узлы и агрегаты требуют обслуживания ежедневно. Поэтому большая работа проводится каждый вечер, каждую ночь, и в этом задействована большая группа людей.

Для мезаников «Дакар» – это сон во время переездов в грузовом автомобиле

Кристина Момот:
То есть механики – люди, которые не спят?

Сергей Вязович:
Механики – люди, которые не спят. Для них «Дакар» – это сон во время переездов с одного места на другое в грузовом автомобиле.

В 2018-м мы поверили уже не в мечтах, а наяву, что способны выиграть

Виталий Гурков:
2018 год. Вспомните эмоции. Это был триумфальный год для вас. Вы финишировали вторыми в общем зачете на «Дакаре».

Сергей Вязович:
Для нас на самом деле это было целью, и сейчас является. Цель – выиграть «Дакар». Но, выходя на старт, все команды имеют точно такую же цель. Команд и отдельно участников, претендующих на это место, а место всего одно (или, если мы говорим о подиуме, то три). Мы давно, в принципе, созрели, чтобы занимать эти места. Но многие факторы на это могут повлиять.

То, что нам удалось в тот год, несмотря на аварию на третьем этапе, доехать до финиша и удержаться на втором месте, было приятным таким сюрпризом, который команде дал новый толчок в развитии, в постройке новых машин. Мы поверили уже не в мечтах, а наяву, что мы способны это делать и до вершины осталась одна ступенька.

Виталий Гурков:
Это придало вам уверенности?

Сергей Вязович:
Очень сильно придало уверенности.

В 2019-м автомобиль был на голову сильнее, чем у соперников

Кристина Момот:
В 2019 году был не только «Дакар», был еще и «Шелковый путь». У вас был новый автомобиль, капотный гоночный грузовик. Вы на нем прошли четыре этапа из шести, а потом случилась какая-то авария. Как машина себя зарекомендовала?

Сергей Вязович:
Мы прошли шесть этапов, четыре из которых выиграли, и являлись лидерами зачета грузовиков. Машина была настолько хороша, что наши соперники были даже в небольшом замешательстве, что с нами делать. Но я как пилот допустил ошибку на седьмом этапе, и мы попали в серьезную аварию. Были повреждены каркас безопасности основной и кабины. Поэтому мы не смогли продолжить гонку, технический регламент этого не позволяет.

Но автомобиль был, не побоюсь этого слова, на голову сильнее, чем у соперников, и позволял нам так вести гонку. Мы остались очень довольны. Единственно, что это должно было быть закреплено результатом. Но, к сожалению, этого не случилось.

Мы никогда не выезжаем на следующую гонку, не внеся каких-либо изменений в автомобиль

Виталий Гурков:
Перед «Дакаром-2020» сильно ли пришлось дорабатывать машину? И вообще сильно ли отличается гоночный автомобиль от базовой комплектации?

Сергей Вязович:
Очень сильно отличается от базовой комплектации, в основном компоновкой автомобиля. Все узлы и агрегаты расположены по-другому, в отличие от серийных автомобилей, и в других местах. Они все доработаны под условия высоких температур, имеют охлаждение повышенное. Ну и автомобиль, нужно понимать, предназначен именно для этого. Это именно раллийный автомобиль, он не предназначен для перевозки грузов, людей. Он имеет минимум комфорта, но способен преодолевать серьезное бездорожье на высоких скоростях.

Почему белорусы поедут «Дакар-2020» на «автомате»? Показываем новые машины МАЗ

Автомобили всегда находятся у нас в работе. Мы никогда не выезжаем на следующую гонку, не внеся каких-либо изменений. В течение года это происходит более активно для того, чтобы к «Дакару» понимать, какие наши нововведения являются правильными, а какие неправильными. Какие можно применить на такой серьезной гонке, а какие нельзя. В течение всего года мы работали в том числе и над новым автомобилем. И да, по сравнению с двумя стартами, если мы не берем сам «Дакар-2019», это «Марокко» и «Шелковый путь», наши автомобили претерпели изменения, и к «Дакару» они выйдут более конкурентноспособными.

Кристина Момот:
Ваш МАЗ – он в единственном таком экземпляре?

Сергей Вязович:
К сожалению, да. Этому помешала-поспособствовала авария как раз-таки на «Шелковом пути» 2019 года. Если бы этого не произошло, их было бы минимум два на старте. А так понадобилось очень много сил, чтобы восстановить автомобиль в срок и выставить его на старт «Дакара-2020».

Любой член команды может практически разобрать и собрать МАЗ

Кристина Момот:
А правда ли то, что специалисты, которые работают с вашим МАЗом, могут с закрытыми глазами разобрать его и потом собрать назад?

Сергей Вязович:
Не специалист, а любой член команды может практически сделать это в той или иной степени. А группа механиков однозначно это делает. Мы самостоятельно проектируем автомобили, силами команды, и самостоятельно производим сборку в экспериментальном цеху МАЗа. Поэтому любой член команды, в особенности члены экипажа, должны знать устройство автомобиля для того, чтобы во время гонки в случае любой поломки, неисправности, могли ее для начала продиагностировать, а потом быстро и самостоятельно ее устранить. Это неотъемлемая часть работы.

«Это та капсула, которая должна остаться неизменной при аварии». Как выглядит изнутри кабина «МАЗа» для «Дакара»

Кристина Момот:
Вы как пилот тоже участвуете в проектировании, в процессе создания, и тоже сможете разобрать и собрать своими руками?

Сергей Вязович:
Ну, разобрать вообще не проблема. А вот правильно собрать – это уже чуть сложнее. Но все участвуют в сборке, и пилоты в том числе. Уже несколько автомобилей нескольких поколений мне приходилось собирать, в том числе участвуя в процессе. Сегодня, находясь в роли руководителя команды, я этим не занимаюсь, но устройство автомобиля я знаю практически досконально.

К сожалению, для нас сегодня тренировки – это участие в менее престижных соревнованиях

Виталий Гурков:
Предстартовое состояние. Вот я, например, перед поединком очень сильно волнуюсь, гоняю какие-то мысли, как должно быть, как должно все это проходить. И все это заканчивается, когда ты выходишь в ринг. Первые 15 секунд, происходит удар какой-то, ты наносишь или соперник, и сразу все спокойно становится. Ясно, что делать. У вас это как?

Сергей Вязович:
На самом деле очень похоже. Видите, не сильно спортсмены отличаются друг от друга. Да, у меня такое состояние, что нужно, главное, стартануть. У нас так говорится. А вот когда мы стартовали, ты находишься в той ситуации, в которой ты точно знаешь, что тебе нужно делать. Самое тяжелое состояние – это ожидание старта. Ожидание старта, неизвестности, какая твоя готовность по сравнению с соперниками. Кто сейчас какую будет показывать скорость. Кто что сделал с грузовиками в течение года. Но когда гонка началась, все знают и понимают, что нужно делать. Поэтому у меня точно такое же состояние. Состояние мандража такого – это вот сейчас, наверное, происходит. Буквально недели за две до старта.

Виталий Гурков:
Во внесоревновательный период я, понятное дело, хожу каждый день на тренировки. Вы чем занимаетесь? Как подготовка проходит, наматываете километры?

Сергей Вязович:
К сожалению, наматывать километры в Республике Беларусь трудновато. У нас не такая большая страна, и размах, который нужен грузовикам для того, чтобы сымитировать хотя бы один этап на ралли-рейдах, мы не можем сделать. Единственное, что мы можем сделать – у нас есть испытательные небольшие кольца, закольцованные трассы по 3-5 километров, на которых мы можем кружиться и испытывать автомобиль. Но это нельзя назвать тренировкой, это испытание автомобиля.

«Это вселяет в тебя такую мужскую силу». Покатались на МАЗе с пилотом «Дакара»

К сожалению, для нас сегодня тренировки – это участие в менее престижных соревнованиях. Это неправильно. Но мы пока не имеем такой возможности, и очень сильно бы хотели эту ситуацию изменить для того, чтобы получить какое-то место для тренировки. Но наша страна довольно-таки серьезно находится в аграрном комплексе, и у нас все территории и земли обрабатываются, обработаны и используются. А нам как раз нужен простор и пространство, поля. Разгуляться негде. Поэтому пока в этом плане мы проигрываем отдельным командам, не имея собственного полигона для тренировок.

Кристина Момот:
А что происходит на самих соревнованиях? Как все это выглядит? Вы садитесь в машину и все время едете?

Сергей Вязович:
Происходит таким образом, что есть бивуак – это то место, где расположены все команды. Там расположен такой мини-парк, мини-сервис у каждой команды, где происходит обслуживание, ремонт, отдых. Утром экипажи, выезжая на старт, имеют определенное растояние доезда до старта. Это расстояние называется лиазон. Оно может колебаться от нуля километров до бесконечности. По этим лиазонам мы должны двигаться со скоростью, установленной правилами дорожного движения, ничего не нарушая. За нами в это время следит GPS, и на этот участок расстояния время ограничено. Там можно приехать раньше и подождать потом свои минуты старта, но позже приехать нельзя, там можно получить за это пенализацию, штраф.

«Здесь мы спим, отдыхаем, проводим то время, когда мы вне гонки». Показываем дом на колёсах белорусской команды «Дакара»

После этого мы приезжаем на сам старт спецучастка. Вот это то расстояние, которое отображается в таблице генеральной классификации или отдельного спецучастка, где засекается время. Потом мы финишируем, и, опять же, есть расстояние доезда до следующего бивуака. Оно тоже колебается в сотнях километров. Поэтому мы за рулем в течение дня проводим большой промежуток времени. Для того, чтобы нам после финиша попасть к своим ребятам на сервис, самое длительное, что было, – до 10 часов пути после того, как гонка завершена.

Кристина Момот:
А на сами соревнования команда едет отдельно от машины?

Сергей Вязович:
Да, отдельно. Мы 5 декабря загрузили наши автомобили во Франции на паром, они сейчас находятся в пути. Мы же вернулись и продолжаем физическую подготовку и улетим из Минска только 29 декабря.

Во время гонки все молчат, за исключением штурмана

Кристина Момот:
Какова заслуга штурмана? Это же, по сути, ваши глаза

Сергей Вязович:
Огромная. Какой бы ни был быстрый пилот, если он едет не в ту сторону, хоть и очень быстро, он не приедет первым. Поэтому, повторюсь, здесь командная работа. От слаженности, понимания пилот-штурман… это очень важные моменты, которые нарабатываются годами. Сегодня мы уже понимаем друг друга с полуслова и, в принципе, во время гонки все молчат, за исключением штурмана. Всем понятно, что делать.

Штурман ведет так, как прописано в легенде, а пилот иногда берет на себя ответственность и отходит от легенды

Виталий Гурков:
Значит ли это, что он может выбирать путь, зная ваши возможности прохождения каких-то опасных участков – с чем вы лучше справляете, с чем хуже?

Сергей Вязович:
Я бы сказал, наоборот. Штурман ведет так, как прописано в легенде, а пилот иногда берет на себя ответственность и отходит от легенды, пытаясь подрезать где-то углы, спрямить расстояние, и не всегда оказывается прав.

«Это большая отдушина для меня». Сергей Вязович рассказал о своём хобби

Кристина Момот:
А вне соревнований, в обычной жизни, когда вы являетесь водителем своего автомобиля, вы попадаете в аварии когда-либо?

Сергей Вязович:
Тьфу-тьфу-тьфу, но нет.

Виталий Гурков:
Какие цели на «Дакар-2020»?

Сергей Вязович:
Цель у нас одна и давно – это выиграть его. А вот чем он завершится, пока сказать не могу.

Loading...


«У нас теперь нет другой цели, мы хотим только выиграть». Сергей Вязович рассказал о планах на «Дакар-2022»



Новости Беларуси. Белорусы полны решимости победить на ралли-марафоне «Дакар-2022», сообщили в программе «СТВ-Спорт». В 2021 году, напомним, экипаж Алексея Вишневского расположился в общем зачете на шестой позиции.

Из 42 стартовавших в Саудовской Аравии капотников финишировали лишь 20 грузовиков.

После пятого этапа Сергей Вязович, к сожалению, не смог продолжить борьбу из-за поломки коробки передач. Но если говорить о картине в целом, обновленные спортивные МАЗы показали, что в борьбе на самых сложных спецучастках «Дакара» они вполне конкурентоспособны.

Все внесенные изменения оправдали себя, отметил Алексей Вишневский на состоявшейся 20 января пресс-конференции. Анализируя завершившийся ралли-марафон, белорусы уже знают, чего хотят в будущем.

Алексей Вишневский, пилот экипажа «МАЗ-СПОРТавто»:
В этом году начало гонки немного поменяло все карты наши, все наши планы, тактики. Мне пришлось одному отыгрываться, потому что в первый день я попал в неудачу маленькую. Но мы собрались с силами и с каждым днем отыгрывали позиции, как могли. Каждый день мы продвигались в генеральной квалификации на одну-две позиции.

Сергей Вязович, пилот экипажа «МАЗ-СПОРТавто»:
У нас теперь нет другой цели, мы хотим только выиграть. Ничего менять не будем, будем точно так готовиться, как и в этот раз. На мой взгляд, прогресс команды идет, прогресс автомобилей идет, прогресс экипажей просто на лицо. Ничего менять не будем, будем продолжать в том же духе.

Цель наших пилотов на 2022 год четкая и понятная – победа. В ближайшее время в команде «МАЗ-СПОРТавто» появится третий равноценный капотник, и, вполне возможно, белорусы реализуют поставленные задачи уже на «Дакаре-2022».