Как переход на новую Международную систему единиц коснётся Беларуси? Рассказывает Валерий Гуревич

22.05.2019 - 19:43

Новости Беларуси. Прощай, килограмм! Мировое сообщество перешло на новую Международную систему измерения основных единиц, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Человечество полностью отказалось от привязки к материальному эталону килограмма – цилиндрической гире, которая хранится в Международном бюро мер и весов под Парижем.

Мир перешёл на новую систему единиц измерения. Беларусь тоже

Итак, он и еще три единицы из семи – ампер, кельвин и моль – отныне будут определяться по математическим формулам. Надо отметить, что всё это никак не отразится на жизни обычных потребителей, отмечают специалисты. Эти определения скорее важны для ученых, потому что в научных исследованиях должна соблюдаться идеальная точность формулировок и измерений. К новой системе присоединилась и Беларусь.

Что же предполагает новая система? Кому и зачем она нужна? Об этом говорим с гостем программы. В студии директор Белорусского государственного института метрологии Валерий Гуревич.

Ирина Мартьянова, СТВ:
Валерий Львович, это правда, что некоторые страны тратят на измерения до 6 % ВВП? Это такие большие деньги.

Валерий Гуревич, директор Белорусского государственного института метрологии:
Разумеется. Понимание размеров этих денег весьма относительно, это связано с экономическим потенциалом страны. То есть производство продукции, ее контроль: контроль безопасности, контроль окружающей среды. Всё это требует проведения огромного количества измерений.

Ирина Мартьянова:
Беларусь и ряд стран на этой неделе перешли на новую измерительную систему. Существует семь базовых единиц измерений: килограмм, ампер, кельвин и моль. И вот они изменены. В связи с чем?

«С 20 мая 2019 года вступила в силу новая редакция Международной системы единиц».

Валерий Гуревич:
Начиная с 20 мая 2019 года вступила в силу новая редакция Международной системы единиц. Вы абсолютно правильно сказали, что семь единиц остались, а семь единиц – это семь сущностей, с помощью которых мы описываем окружающий нас с вами мир. Но самое главное касается последнего артефакта. Последним артефактом был килограмм. В чем проблема? За последние где-то 50 лет (чуть более) базовый килограмм стал меньше весить на 50 микрограммов. Это вроде бы небольшая величина, она в общем-то может ни на что существенно не повлиять, но когда мы говорим о серьезных научных исследованиях, об исследованиях микромира, это уже существенно.

Ирина Мартьянова:
В магазине я захочу что-то взвесить. Я положу на весы – там все еще килограммы.

Валерий Гуревич:
И там будут килограммы. Килограмм не изменится, потому что новая система построена таким образом, чтобы не было изменений, не произошло смещений базовых единиц, на основании которых мы обеспечим в последующем их передачу уже другим странам, институтам и потребителю.

Ирина Мартьянова:
Сельское хозяйство или образование как это коснется?

«Сегодня мы работаем над созданием национального эталона влажности».

Валерий Гуревич:
Сегодня это никак не коснется. Сегодня развитие любой области измерений связано с тем, что мы должны принять более современные, более автоматизированные, более высокоточные средства измерения, которые отвечают тем потребностям, с которыми связано.

Я бы привел вот такой пример. Сегодня мы работаем над созданием национального эталона влажности. Он нужен для контроля, с одной стороны, промышленных средств. Например, передается газ по трубе, мы должны отсеять влажность, потому что на основании влажности принимается решение о качестве этого газа.

Если взять такой простой пример. Все мы любим хрустящие сушки и печенье. А чтобы они были хрустящими, они должны изготавливаться и храниться в соответствующих условиях с соответствующей влажностью. Контроль этой влажности должен делаться средствами измерения, которые прошли соответствующий метрологический контроль. Тем самым наш эталон влажности – это ваш хруст печенья, которое вы едите.

«Создание Белорусской атомной станции требует создания национальных эталонов».

Ирина Мартьянова:
Атомная энергетика. Вы курируете вопрос эталонов или стандартов соблюдения безопасности? Это тоже ваше направление?

Валерий Гуревич:
Разумеется. Сегодня создание Белорусской атомной станции требует создания национальных эталонов, которые будут работать, в том числе обеспечивать потребности Белорусской атомной станции.

Ирина Мартьянова:
Вы как-то корректировали свою работу?

Валерий Гуревич:
Да, совершенно верно. Мы занимаемся этой проблемой, потому что эти эталоны должны обеспечить поверку тех средств измерения, которые применяются на Белорусской атомной станции. Над этим очень плотно работаем совместно с коллегами БелАЭС.

«Мы должны создать иной подход к оценке контроля качества».

Ирина Мартьянова:
А цифровая экономика? Мы сейчас об этом тоже очень много говорим. Эти стандарты умещаются в понятие цифровизации?

Валерий Гуревич:
Цифровая экономика является в первую очередь частью промышленной метрологии. Здесь создание предприятий, например, на основе концепции «Индустрия 4.0», говорит о том, что мы должны создать иной подход к оценке контроля качества: сырья, продукции, окружающей среды.

Ирина Мартьянова:
Это же субстанция такая неосязаемая.

Валерий Гуревич:
Нет, там всё очень осязаемо. Дело в том, что автоматизированные предприятия требуют наличия огромного количества, например, мультисенсорных датчиков, на основании которых будут контролироваться продукция, окружающая среда, процесс производства в автоматизированным режиме, происходить необходимая коррекция, тем самым смещение результатов измерений.

«Мы завершили создание национального эталона, который касается единиц количества информации – бит».

Ирина Мартьянова:
То есть получается, что нет сегодня такого понятия в современном мире, которое не удалось бы привести к какому-то стандарту, будь то физическое тело или какая-то субстанция. Всё это можно привести к понятию «эталон» или охватить, например, интернет.

Валерий Гуревич:
Да, обо всем трудно говорить.

Ирина Мартьянова:
Скажем, в интернете есть понятие эталона?

Валерий Гуревич:
Конечно. В этом году мы завершили создание национального эталона, который касается единиц количества информации – бит. Мы с вами платим деньги за что? За количество информации. Тем самым создаем эталон, который уже позволяет дистанционно калибровать средства измерения, которые применяются компаниями, оказывающими услуги по передаче этой информации, и тем самым создавать условия для адекватного учета объема количества передаваемой информации. А за этим стоят уже честные правоотношения, честный механизм оплаты за предоставляемую услугу.

Люди в материале: Валерий Гуревич


Что даёт знание своего генетического кода, и во сколько обойдётся обследование?



Новости Беларуси. Раскодировать индивидуальную формулу. Наши ученые уже 9 лет составляют генетические паспорта белорусов, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. 14 августа вручили юбилейный 15-тысячный экземпляр. Такой документ становится все более востребованным. В нем детальная расшифровка генетического кода. А это ключ к здоровой и успешной жизни.

Анастасия Дехтяр изучила уникальный документ.

Анастасия Дехтяр, СТВ:
Никакой магии, чистая генетика. За дверями этой лаборатории колдуют белорусские ученые. Именно здесь подбирают ключ к счастливой жизни.

37-летняя бизнес-леди Екатерина сегодня решительно переступила порог Института генетики и цитологии для того, чтобы заглянуть в свой персональный мир ДНК и была буквально ошарашена таким вниманием. Ведь она стала 15-тысячной клиенткой, заказавшей здесь генетический паспорт.

Екатерина Астахова:
Мы с мужем планируем ребенка. Первая причина, почему я обратилась в эту лабораторию – сделать себе генетический паспорт здоровья и выявить все возможные патологии по беременности. Многим помогает предупредить это риски генетических заболеваний. Я считаю, что это необходимая вещь каждому в наши дни.

В Беларуси почти каждая пятая беременность заканчивается преждевременно и неудачно. Одна из причин тому – наследственность. Потому чаще всего сюда за ДНК-анализами обращаются женщины, мечтающие все-таки стать мамами. 80 % обратившихся это удалось.

Генетический тест помогает выяснить истинную причину невынашивания и назначить правильную терапию. То, что это работает, подтверждают и сентиментальные письма, присланные семьями.

Ирма Моссэ, заведующий лабораторией генетики человека Института генетики и цитологии НАН Беларуси:
Есть такие случаи, когда люди специально приезжают. Например, одна пара приехала с Маврикия. Они 2 недели до нас добирались, потому что муж когда-то учился в России, знает русский, он узнал о нашей услуге, а у жены были проблемы, не могла выносить ребенка. Вот они специально приехали к нам сделать генетический паспорт, чтобы помогли бы им с их проблемой.

81-летний профессор Ирма Моссэ, возможно от того и профессиональный долгожитель – свой-то штрих-код организма изучила давно, с тех пор и живет с корректировкой на слабое звено. Ученая признается: судя по генам, есть склонность к диабету, потому на пирожные – табу.

Эта лаборатория генетики человека единственная в СНГ имеет международную аккредитацию в области генетического анализа. Потому на коммерческие исследования приезжают из разных стран, тесты уже прошли жители 22 государств.

Максим Амельянович, научный сотрудник лаборатории генетики человека Института генетики и цитологии НАН Беларуси:
Каждый научный сотрудник нашей лаборатории отвечает за определенные гены и владеет методиками. На один ген тратится порядка 2-2,5 часов.

От склонностей к депрессиям до чемпионских возможностей. Кроме исследований «здоровых показателей» -- это тесты на предрасположенность к сердечно-сосудистым заболеваниям, остеопорозу, метаболическому синдрому. Здесь изучают и другие факторы, зная о которых можно целенаправленно добиться успеха.

Например, в спорте. Здесь уже проверили более 500 представителей 30 олимпийских и национальных команд и создали банк ДНК элитных спортсменов. Генетические паспорта разрабатываются как для профессиональных атлетов, так и для начинающих. Ведь большинству родителей хотелось бы знать заранее: стоит ли муштровать детей, или домрачевых и мирных из них не получится.



Екатерина заказала полный скрининг всех изучаемых в лаборатории генов. Результат получит уже через три недели. Стоимость генетического паспорта варьируется от количества исследуемых показателей. И это цена от 150 до 650 рублей. Впрочем, сумма научного предсказания, хотя скорее это руководство к успешной жизни, несоизмерима с ценностью всего наследства. Капитал которого можно рационально использовать.