Как планируется проводить социсследования в Беларуси в день президентских выборов?

30.07.2020 - 20:01

Новости Беларуси. Уровень доверия действующему Президенту – 78,1 %. Таков результат нового соцопроса от Ecoom, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Игорь Позняк, СТВ:
Заказчиком исследования выступил телеканал ОНТ. С 23 по 27 июля методом телефонного опроса выявляли электоральные предпочтения и настроения белорусов. Всего были опрошены 1879 респондентов. Участие в выборах планирует принять 89,5 % населения. 72,3 % белорусов отдают предпочтение Александру Лукашенко. При этом суммарный рейтинг остальных кандидатов не превышает 10 %. Столько же респондентов затруднились с ответом. 3,1 % не захотели отвечать, против всех будут 3,7 % граждан.

О том, как будут проводить социсследования в Беларуси в день выборов, расскажет Евгений Поболовец в рубрике «Ближе к делу».

Евгений Поболовец, СТВ:
Мы решили чуть шире подойти к этому вопросу и заглянуть за ширму самой социологии. Как же проводят такие опросы? Какие данные позволяют нам верить или ставить под сомнение цифры? Это рубрика «Ближе к делу». Меня зовут Евгений Поболовец.

Для начала выясним, что такое социологический опрос и зачем их проводят.

Итак, социология – наука, которая изучает общество, закономерности социальных действий и массового поведения людей. Соответственно, социологический опрос – это метод, с помощью которого собирают мнения по тому или иному вопросу. Это один из самых распространенных способов сбора информации как в современной социологии, так, к слову, и в маркетинге.

Вот это все: понравилась ли вам покупка в нашем магазине? Довольны ли вы качеством товара и обслуживанием? Зачем это нужно? А как еще понять настроения людей, как еще вывести их на эмоции, чтобы потом учитывать эти данные в своей дальнейшей работе?

В маркетинге – выстраивать стратегию продаж и продвижения товара. В политике – стратегию своих действий. Да, нет ничего плохого в обещаниях. Избирателя нужно слышать, чтобы он голосовал за тебя. Не будешь слышать – он проголосует за другого. В политике.

Или как в маркетинге – просто купит такой же товар в другом магазине. Тем более уйдет к другому продавцу, если предыдущий обещал сделать скидку, например, и не сделал. Или когда обещали, что люстру в вашу гостиную под заказ привезут в среду, а доставили только в воскресенье. Да еще и разбили по дороге.

Но, согласитесь, обратная связь должна быть максимально объективной. Иначе все ваши следующие решения будут приняты, исходя из неправильных данных изначально. Вероятность совершения ошибки будет высока. Потому к социологическим опросам предъявляют строгие требования.

Кратко остановимся на основных из них.

1. Выбор респондентов. Количество людей, которых вы опросили. Чем оно выше, тем данные точнее.

2. Шаг, с которым вы опрашиваете людей при выходе из магазина или при выходе с участка. Всех подряд в том же гипермаркете опросить нереально. Потому принимается условно: опрашивать каждого двадцатого. Шаг должен быть четким и максимально объективным. Условно не опрашивать только блондинок или только мужчин.

3. Если каждый двадцатый отказывается отвечать на ваши вопросы – есть специальная формула отказа. Она должна также быть максимально объективной.

Это международные стандарты. Так проводят опросы экзитполы во всех странах мира.

Но всегда есть место случайности или недоработкам конкретных лиц. Кто-то поленился и опрашивал не каждого двадцатого, а каждого сотого. Нарушал механизм, значит, данные будут искажены. Тогда смотрят на репутацию компании, которая проводит опрос. А репутация – это опыт прошлых избирательных кампаний. То есть насколько цифры, полученные в результате опроса, расходились с официальными данными того же Центризбиркома. В мире принята такая погрешность на уровне 2-5 пунктов.

«Мы получим объективные результаты». Как будет проходить экзитпол на президентских выборах в Беларуси

Подошли к главному. На этих выборах социологические опросы в Беларуси проведет Молодежная лаборатория социологических исследований. Инициатором выступил Национальный филиал Межгосударственной телерадиокомпании «Мир». На каждом участке будет работать группа из трех человек. Это более 1 000 по всей стране и порядка 300 участков в выборке.

Почему результатам их работы можно верить?

1. По опыту прошлых кампаний погрешность у них была минимальной – в рамках допустимой относительно реальных результатов.

2. Они приглашают международных экспертов – в основном из европейских стран: Великобритания, Австрия, Швеция, Россия, Армения, Польша – для объективности.

3. Все исследования проводят социологи, политологи и научные консультанты. А сама методика опроса и формула расчета соответствует признанным в мире стандартам.

Первые данные озвучат 9 августа после 20:00. На словах. Обещают опросить более 12 тысяч человек. На деле.

В завершение обратим внимание на одну цифру, приведенную в исследовании ОНТ. Не определившиеся – те, кто пока не знают, за кого будут голосовать в день выборов. 10,9 % – цифра немалая, в масштабах страны это почти 750 тысяч человек. Им в первую очередь и предстоит сделать правильный выбор.

Loading...


Насколько безопасно участие в платформе и кто несёт ответственность за достоверность данных? Разбираемся, что такое «Голос»



Новости Беларуси. Президент поручил дать оценку законности инициатив в отношении альтернативного подсчета голосов. Речь идет в том числе и о работе платформы «Голос», сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Якобы отправленные через специальный чат-бот бюллетени покажут истинную картину на выборах.

Что не так с платформой, почему у IT-специалистов возникают вполне резонные вопросы к работе системы? Авторская рубрика «Ближе к делу». 

Белорусский ЦИК – это черный ящик. Их данные невозможно проверить, говорят создатели интернет-платформы «Голос». Правда, каким образом мы с вами можем проверить данные самой системы «Голос», ее разработчики также не уточняют. Но убеждают, что данные будут честными. На словах. 

И здесь возникает сразу несколько вопросов: 

Почему я должен верить ребятам на слово? Почему выборка в 10–15 % от общего числа избирателей должна быть в моих глазах убедительной? И почему бюллетени без паспортных данных и даже без фамилий, т. е. листок бумаги с галочкой напротив фамилии кандидата – является на 100 % подтвержденным голосом избирателя? Пробуем разобраться.

Первое, с чего начнем. По сей день неизвестно, кто именно стоит за разработкой этого проекта. Не путайте с заказчиками. Речь об авторах алгоритма обработки ваших голосов. Не зная, насколько это серьезные специалисты, насколько современные технологии применяются, мы не можем на 100 % верить их данным. Любым. Только на словах.      

Второе. «До выборов платформа соберет голоса миллионов белорусов, сохранит их и опубликует подробную статистику по голосам 10-го августа». Если это просто листки бумаги с галочками, без фамилий голосующего, без паспортных данных, то как убедиться в том, что листочек Петрова это голос именно Петрова? А не Сидорова и Иванова? 

Факт-чекинг – модное нынче слово. Проверка факта. На достоверность 700 тысяч таких листочков, а якобы именно столько сейчас зарегистрировано в системе избирателей, уйдет не один час работы. Полагаю, даже не одни сутки. Если это будет делать человек, которому свойственно ошибаться. 

Вы скажете, что в ЦИК голоса также считают живые люди. Это так. Но ведь они и ответственность вполне себе административную и уголовную несут за достоверность своих подсчетов. Какую и перед кем несут ответственность авторы интернет-площадки? Вопрос риторический.

Антон Гриневич, адвокат Минской городской коллегии адвокатов:
В Республике Беларусь уже имели место случаи, когда на выходе из избирательных участков размещались экзитполы и проводились экспресс-опросы лиц, которые приняли участие в голосовании. Важно отметить, что организации, которые участвовали в указанных мероприятиях, получали соответствующее разрешение и лицензии в Национальной академии наук Республики Беларусь для проведения социологических исследований. Что касается действующих онлайн-платформ по подсчету голосов, то с точки зрения закона они такой компетенцией не обладают.

Если листочки будет проверять некий искусственный интеллект, то не совсем понятно, как это будет работать на практике? Способен ли он различить, допустим, крестик от замазанной корректором галочки? 

Мы уже не говорим о принципе индивидуальности этого голоса. Авторы платформы уточняют: чтобы участвовать в программе, нужен лишь номер телефона. 

А если у меня пять телефонов, пять разных номеров – разве это будет гарантировать пять разных точек зрения? Или это будет один голос умноженный на пять? Способна ли система определять такие дубликаты? Вопрос. 

Другой момент. Определить, что номера телефонов разных сотовых операторов принадлежат одному человеку, можно, имея на руках базу данных этих мобильных операторов.  

Геннадий Резников, руководитель IT-компании:
Вот это тогда основной вопрос: откуда она у них?  Где они ее взяли? Насколько она актуальна? Это основные вопросы. Скользкие и, извините меня, сволочные вопросы – откуда она у них? 

Теперь о выборке. Далеко не все из нас активны в сети. Далеко не все пользуются электронными кошельками. Не потому что не умеют – в конце концов бабушка может попросить внука помочь разобраться с программой. Но люди в возрасте, имеющие больший жизненный опыт, просто не доверяют пока таким системам – боятся утечки личной информации. 

И небезосновательно. Статистика неумолима: каждый год число киберпреступлений увеличивается на треть, а такая же часть от общего числа обманутых – пенсионеры. И начинается все с ни к чему не обязывающему и безобидному «оставьте ваш номер телефона». 

Разработчики убеждают: номер телефона система умело шифрует, но это все на словах. Механизм, как это работает, нам не показывают. Ничего об этом не знают и специалисты в сфере интернет-безопасности.

Геннадий Резников:
Для меня все, что я видел, и все, что прочитал про эту систему – это кот в мешке. 

Вполне логично предположить, что основными пользователями системы будут молодые люди. В большинстве своем – со столичной пропиской. Те самые 10-15% от общего числа избирателей. Самые активные? Безусловно! Самые продвинутые? Возможно. 

Есть вопросы и по самому счетчику на главной странице сайта. Работает он рандомно, цифра там рисуется скорее для рекламной затравки. По крайней мере мы можем ставить под сомнение объективность этого параметра. Слишком уж равными партиями там регистрировались одно время пользователи. Боты? Нет-нет, мы даже мысли такой не допускаем.

Но все же, согласитесь, на максимальную объективность можно претендовать, имея электронные подтверждения отданного голоса всех 6 миллионов 880 тысяч избирателей! То самое электронное правительство и электронное голосование. 

Эстония еще в 2007-м первой в мире провела парламентские выборы, принимая голоса за кандидатов через интернет. Правда, широко эту практику так и не рискнули применять. Ни одна страна в мире.  

Почему? Все те же вопросы: как гарантировать безопасность тайного волеизъявления? Как гарантировать достоверность полученных данных? Кто даст гарантию, что база паспортных данных всех избирателей вдруг не окажется в руках киберпреступников? 

Антон Гриневич:
Практика эта имеет место во многих странах, в том числе и в Германии, в России по поправкам в Конституцию, но результаты у всех неоднозначные. Соответственно, отношение к голосованию посредством онлайн-платформ, электронных каких-то средств – оно нигде, насколько мне известно, детально не регламентировано с точки зрения закона.

Возможно, к выборам–2025 мы и придем к электронному правительству. Возможно, кто-то из нас сможет отдать свой голос в интернете. С IT-разработками в нашей стране, действительно, все хорошо. А пока что такие системы – не более чем развлекательное приложение. Кто-то играет в танки, кто-то вот – в выборы Президента. 

В любом случае каждому из вас самому принимать решение: участвовать в этой игре или нет. Озвучивать сторонним лицам свои личные данные или лучше не рисковать. Помните – выбирать только вам! Главное здесь – не ошибиться.