Когда в Беларусь придет лоукост Wizz Air, и почему лихорадит малую авиацию? Рассказывает Артём Сикорский

09.02.2020 - 19:52

Новости Беларуси. Из того, о чем рапортуют медики, понятно, что предприняты исчерпывающие меры по предотвращению завоза и распространения коронавируса, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Одним из первых меры принял Национальный аэропорт «Минск». Контролировать ситуацию продолжают не только в самом аэропорте, но и в Департаменте по авиации Министерства транспорта и коммуникаций.

Юлия Огнева, СТВ:
И коль скоро тема действительно у всех на слуху, ее я не преминула затронуть во время беседы с главой Департамента Артемом Сикорским. Но, понятно дело, речь шла далеко не только о защите от коронавируса.

Итак, интервью «Недели».

В 2020 году добавятся регулярные рейсы в Вену, Ташкент и Реус и четыре новых самолета

Юлия Огнева:
Артем Игоревич, давайте для начала подведем итоги 2019 года. Что получилось, а что, может быть, не очень удалось?

Артем Сикорский, директор Департамента по авиации Министерства транспорта и коммуникации Беларуси:
Подводя итоги 2019 года, я хотел бы отметить два важных события, которые повлияют на развитие гражданской авиации, наверное, на десятилетия вперед. Создана авиационная инспекция, и это позволит усилить контроль в области гражданской авиации в соответствии с международными обязательствами Республики Беларусь. И второй вопрос – это подписание правительством Национальной программы по безопасности полетов.

Важным событием также стал ввод в эксплуатацию новой взлетно-посадочной полосы. Это колоссальный проект.

В прошлом году маршрутная сеть авиакомпании «Белавиа» расширилась на 55 маршрутов. В этом году также добавятся три маршрута: регулярный рейс в Вену, регулярный рейс в Ташкент и регулярный рейс в город Реус (это 80 километров от Барселоны).

Флот будет расширяться, в этом году планируется поставка одного самолета прямо с завода, самолета Embraer, в апреле. И второй самолет уже нового поколения Embraer планируется к концу этого года. И планируется поставка двух самолетов Boeing 737 поколения NG.

Аэродром Орши мы можем рассматривать как запасной для Национального аэропорта «Минск», крупный грузовой хаб

Юлия Огнева:
Давайте уже к этому году перейдем. Новый директор Национального аэропорта «Минск» – какие задачи перед ним ставите?

Артем Сикорский:
Ряд задач. Во-первых, повышение качества обслуживания пассажиров. Расширение маршрутной сети национального аэропорта как за счет авиакомпаний традиционной модели, так и рассмотрение возможности выполнения регулярных полетов лоукост-компаниями.

Важнейшая задача стоит – продолжение реконструкции аэродрома Орши. Сейчас приступили к третьему этапу реализации этого проекта, строительству необходимой инфраструктуры вокруг этой взлетно-посадочной полосы. Фактически, аэродром Орши мы можем рассматривать как запасной для Национального аэропорта «Минск».

Юлия Огнева:
Но это больше для грузовых перевозок или все-таки пассажирских?

Артем Сикорский:
В первую очередь рассматривается, что аэродром Орша должен стать крупным именно грузовым хабом. Мы планируем до конца 2020 года провести сертификацию и ввести в эксплуатацию эту взлетно-посадочную полосу.

Ресурс первой полосы Национального аэропорта «Минск» уже составляет буквально считанное количество посадок

Юлия Огнева:
Давайте к главному аэропорту вернемся. Вторая взлетно-посадочная полоса у нас уже есть, а первая, я так понимаю, совсем скоро будет закрыта на реконструкцию.

Артем Сикорский:
Да. Ресурс первой взлетно-посадочной полосы уже составляет буквально считанное количество посадок. Сейчас вырабатываются подходы к ее реконструкции.

Мы должны обеспечить определенное время перевозки пассажира из аэропорта в центр города

Юлия Огнева:
В разработке новый терминал аэропорта. Расскажите, что будет.

Артем Сикорский:
Сейчас Национальный аэропорт «Минск» разрабатывает концепцию развития самого аэровокзального комплекса всей приаэродромной территории. Это связано с тем, что необходимо увязать воедино ряд объектов. Строительство нового терминала, определить точку входа для железнодорожной ветки, аэроэкспресса. Это очень важно, потому что мы должны обеспечить определенное время перевозки пассажира из аэропорта в центр города.

Мы рассматриваем, куда подвести терминал, как этот терминал будет развиваться, в какую сторону, куда будет подходить железнодорожная ветка, где будет размещаться гостиница.

Строительство нового терминала у нас связано с двумя вопросами. Первое – это необходимость расширения пропускной способности действующего терминала. А второй вопрос – это прием и обслуживание дальнемагистральных воздушных судов. «Белавиа» сейчас очень активно работает по вопросам организации дальнемагистральных маршрутов и, соответственно, закупки широкофюзеляжных дальнемагистральных воздушных судов. Так и вопросы привлечения иностранных авиакомпаний для выполнения трансатлантических и трансконтинентальных полетов.

В настоящее время есть достаточно высокий интерес, и мы работаем с авиакомпаниями Китая, Индии, Ближнего Востока для того, чтобы организовать полеты с промежуточной посадкой в Национальном аэропорту «Минск», и затем лететь уже в США, Канаду, страны Южной Америки.

Мы разрешили выполнять полеты авиакомпании Wizz Air как в Национальный аэропорт «Минск», так и в областные аэропорты

Юлия Огнева:
Наверное, вы уже устали отвечать на вопросы о лоукост-компаниях, но давайте чуть-чуть подробнее. Последние конкретные переговоры были, я так понимаю, с Wizz Air. На каком они сейчас этапе?

Артем Сикорский:
Департаментом по авиации подписан меморандум с авиационной администрацией Венгрии, по которому мы разрешили выполнять полеты авиакомпании Wizz Air как в Национальный аэропорт «Минск», так и в областные аэропорты. Авиакомпания Wizz Air сейчас ведет переговоры с Национальным аэропортом «Минск» по условиям обслуживания и предлагаемым тарифным ставкам.

Здесь важна позиция и Департамента по авиации, потому что вы понимаете, что лоукост-компании, как правило, чтобы обеспечить низкую стоимость билетов, просят определенные субсидии. На субсидии иностранной компании мы не готовы. Мы готовы предложить комфортные условия для того, чтобы они выполняли полеты.

Рассматриваем вопросы организации полетов авиакомпании «Белавиа» по бизнес-модели лоукоста

Мы рассматриваем вопросы организации полетов авиакомпании «Белавиа» по бизнес-модели «лоукост». Такие воздушные суда у нас есть, у нас есть областные аэропорты, которые способны предоставить низкие тарифные ставки на обслуживание этих воздушных судов. Мы сейчас работаем с географией полетов – куда бы этот пассажир, по каким направлениям он был бы заинтересован полететь по модели «лоукост».

Юлия Огнева:
Вы же не отказываетесь от того, что лоукост-компании будут и в Минске тоже, в национальном аэропорту?

Артем Сикорский:
Это зависит от тех условий, от той тарифной политики, которая будет проводиться аэропортом, и с теми условиями, на которые будет соглашаться авиакомпания.

Малую авиацию немножко лихорадит: мы значительно ужесточили требования к безопасности полетов

Юлия Огнева:
От большой авиации к авиации малой. Расскажите, пожалуйста, как она у нас развивается.

Артем Сикорский:
Я бы сказал, что ее немножко лихорадит. Это связано с тем, что мы значительно ужесточили требования к безопасности полетов. Совместно с прокуратурой был проверен ряд аэродромов, на которых используется малая авиация. Был выявлен ряд нарушений.

И земельного законодательства, потому что эти земельные участки были выделены под сельхозугодия, а использовались для взлета и посадки воздушных судов, что противоречит требованиям Воздушного кодекса. Мы отмечали, что есть определенные препятствия – к примеру, линия электропередачи.

Устранение этих замечаний прокуратура взяла на контроль. Мы также устранение этих замечаний контролируем.

Юлия Огнева:
О каком количестве мы ведем сейчас речь? Вы контролируете все эти аэродромы?

Артем Сикорский:
Да.

Юлия Огнева:
Их больше становится, меньше? Есть ли интерес у наших граждан к полетам именно малой авиации?

Артем Сикорский:
В Беларуси 300 воздушных судов, зарегистрированных в Государственном реестре гражданских воздушных судов. Из них 100 эксплуатируется в коммерческой авиации, и 200 – в авиации общего назначения.

Мы видим, что за этот год было зарегистрировано около 10 новых именно в категории малых воздушных судов. То есть граждане, которые увлекаются авиацией, которые любят, хотели бы сами пилотировать воздушные суда, получают от этого удовольствие – их становится все больше. Им это становится интересно. Самое главное – нам обеспечить безопасность их полетов.

Люди в материале: Артем Сикорский, Юлия Огнева
Loading...


Как изменился белорусский авиатрафик из-за санкций? Спросили у заместителя гендиректора Белаэронавигации



Новости Беларуси. Авиадиспетчеры всего мира 20 октября отмечают профессиональный праздник, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Среди специальностей 21 века эта работа занимает особое место – одна из самых сложных и напряженных, требующая высокой интеллектуальной и эмоциональной подготовки. Представить современную авиацию без авиадиспетчеров невозможно, ведь безопасность пассажиров в небе находится в руках людей, которые управляют полетом на земле.

О влиянии санкций, авиатрафике и о том, как обстоят дела с кадрами, поговорим заместителем генерального директора по организации воздушного движения Белаэронавигации Валерианом Гродем.

Юлия Алексеюк, ведущая:
В первую очередь хочу поздравить вас с профессиональным праздником.

Валериан Гродь, заместитель генерального директора по организации воздушного движения Белаэронавигации:
Большое спасибо, очень приятно.

Думаю, что мы все-таки устроим корпоратив в 2022 году

Юлия Алексеюк:
Расскажите, как Белаэронавигация в этом году отмечает свой профессиональный праздник?

Валериан Гродь:
До ограничений, связанных с пандемией (это до 2020 года) мы всегда устраивали очень массовые корпоративы. Естественно, торжественные мероприятия никто не отменял. Но в 2020 и 2021 годах мы ограничились только торжественными мероприятиями с награждением заслуженных диспетчеров управления воздушного движения, которые заслужили получить поощрение.

Кроме стандартных поощрений, у нас разработано положение о нагрудном знаке «Почетный работник Белаэронавигации». Его получают не только диспетчеры, но и все работники предприятия, которые проработали в гражданской авиации. Подчеркиваю, не в Белаэронавигации, потому что у нас только в этом году было 25-летие отпраздновано, в марте, но все работники предприятия. И на этом торжественном мероприятии мы как раз награждали достойных диспетчеров управления воздушного движения.

Хочется отметить, что это не просто «день рождения» авиадиспетчера, а юбилей, 60-летие. Потому что ровно 60 лет назад 20 октября 1961 года была образована профсоюзная организация диспетчерских ассоциаций профсоюзных. Что касается самой профессии диспетчера, то в следующем году планируется отпраздновать 100-летие. Я думаю, что мы все-таки устроим корпоратив.

Подали иск в трибунал Европейского союза, надеемся на здравый смысл европейских политиков

Юлия Алексеюк:
А что касается ситуации в целом на предприятии? Как чувствуют себя работники и психологически, и экономически?

Валериан Гродь:
Если говорить про диспетчеров управления воздушным движением, то к ним предъявлено такое требование: психологическая и стрессовая устойчивость. И на самом раннем этапе, когда абитуриенты поступают в учебное заведение гражданской авиации, к ним предъявляется это требование. И далее постоянно медицинская служба следит за этим, чтобы у диспетчеров не было сбоев. Поэтому с психологией все хорошо.

Юлия Алексеюк:
Появилась информация, что Белаэронавигация, МАЗ и БелАЗ подали иски к ЕС. На какой исход вы надеетесь?

Валериан Гродь:
Мы действительно подали иск в трибунал Европейского союза 1 сентября. Конечно, мы надеемся на положительный исход. Потому что мы чувствуем правоту в действиях наших специалистов, из-за которых якобы были введены санкции. Поэтому надеемся на лучший исход. Тем более, известны случаи, когда санкции снимались. Возьмите, к примеру, футбольный клуб «Динамо-Минск» в свое время. Но есть одно «но». Согласно протоколу трибунала, эта процедура может затянуться до 15 месяцев. Поэтому будем надеяться на здравый смысл европейских политиков.

По сравнению с прошлым годом идем -15 % от выполненных полетов за 9 месяцев

Юлия Алексеюк:
Как вообще санкции влияют на деятельность Белаэронавигации?

Валериан Гродь:
Вы же понимаете, что санкции положительно ни на кого не действуют. Но если взять пандемию, в 2020 году она дала значительно более отрицательный эффект, чем санкции. Потому что основной трафик нам приносят российские авиакомпании, в первую очередь – «Аэрофлот». Конечно, мы потеряли: по сравнению с прошлым годом идем -15 % от выполненных полетов за эти 9 месяцев.

Юлия Алексеюк:
А западные компании сколько теряют на такой обстановке?

Валериан Гродь:
Западные компании, наверное, знают, сколько они теряют. Я могу только перечислить, на каких аспектах они теряют. Во-первых, облетая Беларусь, они «рисуют» очень серьезные параболы. Если лететь, особенно лоукосту, например, из Вильнюса в Киев, это 350 километров лишнего налета. Надо посчитать авиатопливо, налет часов для пилотов – все это отрицательно. Я уже не говорю о выбросах CO2, о которых так пекутся «зеленые» европейские. Здесь они в этом не видят ничего. Для пассажиров такое положение, что они комфорт свой тоже теряют при полете. Если лететь из того же Вильнюса до Киева, там не более часа, наверное, а здесь нужно около двух часов лететь.

Понятно, что теряют они тоже много. Они от этих санкций так же зависимы. Не зря руководители, в частности руководитель Ryanair выступал неоднократно в средствах массовой информации об отмене санкций.

Юлия Алексеюк:
По вашей оценке, когда все-таки западные перевозчики вернутся в белорусское небо?

Валериан Гродь:
Когда восторжествует здравый смысл у европейских политиков, тогда и перевозчики вернутся, потому что они напрямую зависят от этого решения.

Юлия Алексеюк:
Расскажите, как обстоят дела с кадрами для диспетчерской службы?

Валериан Гродь:
Здесь все хорошо. У нас основной поставщик кадров – это Белорусская государственная академия авиации. Ежегодно академия выпускает только по бюджетной форме обучения до 15 специалистов. У нас таких потребностей нет – где-то 8-10. Иногда больше берем, потому что просто не хватает мест для распределения выпускникам. Поэтому здесь все хорошо. Плюс резерв – это контрактная форма обучения.

Юлия Алексеюк:
А что бы вы пожелали коллегам в этот праздничный день?

Валериан Гродь:
Конечно, в первую очередь – профессионального долголетия, особенно в этот непростой период. Также чистого неба. Чтобы все было хорошо в их семьях и семьях их близких.