Каким образом Комитет судебных экспертиз в Беларуси находит убийц даже через двадцать лет?

20.12.2014 - 21:26

Современным экспертам гораздо легче, чем Шерлоку Холмсу – дедукция подкреплена уникальным оборудованием. Сгоревшей спички достаточно, чтобы выйти на след поджигателя! Всю правду расскажет наш корреспондент Алексей Мартиненок об этом и не только, поскольку сам прошел испытание на детекторе лжи.

Восстановить картину преступления до мельчайших подробностей и выйти на след преступника можно, если преступник наследил. Когда-то верхом технологической мысли был поиск по простому отпечатку пальца. Теперь узнать одного из тысячи можно и по ногтям, по следам и волосу. Но это задача не для следователя. Теперь даже гениальному сыщику помощь нужна.

К экспертам-криминалистам вещдоки попадают в плотно запечатанных конвертах. Сопровождающее письмо — отдельно.

Александр Герасимов, официальный представитель управления Следственного комитета Беларуси по Минску:
Мы даем постановление о назначении экспертизы, в котором пишем определенные вопросы, на которые нам надо получить ответы. Каким образом они делают эти экспертизы ― я могу даже не знать их названия, да и не должен, в принципе.

Приоткроем завесу тайны. Это реальное орудие преступления. На котором, вероятно, будет кровь жертвы. Поэтому основное внимание — к ручке ножа. Здесь мог наследить нападавший. Не обязательно отпечатками пальцев.

Виталий Янишевский, старший эксперт отдела генетических экспертиз государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь:
Сначала смотрит эксперт-биолог, есть ли следы крови, эпителия, например. А потом уже приступаю я к работе. Если он что-то обнаружил, я устанавливаю генотип.

За последние годы технологии действительно шагнули далеко вперед. Весной 1994 года в своей квартире был задушен минчанин. Тогда раскрыть преступление было невозможно, но улики сохранили. И с появлением новых технологий назначили экспертизу. По следам оттиска ладони преступника нашли. В это время мужчина уже отбывал наказание в российской тюрьме за другое преступление.

Александр Герасимов, официальный представитель управления Следственного комитета Беларуси по Минску:
Была собрана достаточная доказательная база, потому что ознакомившись с представленными ему материалами, подозреваемый сознался в совершенном преступлении. И даже спустя 20 лет удалось найти некоторые из похищенных вещей.

В другом случае жертву в прямом смысле уничтожили - сожгли и захоронили останки на одном из кладбищ.

Александр Герасимов, официальный представитель управления Следственного комитета Беларуси по Минску:
После того, как, по сути, несколько тонн земли было следователями переворочено, были обнаружены фрагменты ногтя и волоса. Именно по этим останочкам эксперты помогли установить, что они принадлежат убившей девушке.

Информация, которую удалось соскрести с ножа, уже готова пройти испытание в специальном приборе — секвенаторе. В него загружают выделенное ДНК. В специальной планке с большим количеством копий - пробы.

Олег Бондарук, старший эксперт отдела генетических экспертиз государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь:
За раз прибор может обсчитать 96 объектов.

Два часа — и готово.

Олег Бондарук, старший эксперт отдела генетических экспертиз государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь:
После того, как мы обнаружили генотип на вещественном доказательстве, и у нас, например, есть подозреваемое лицо или потерпевшее лицо ― мы сравниваем между собой два генотипа и уже можем судить: совпадает, либо не совпадает.

До суда еще далеко, но на экране — уже ясность. Для простого человека абсолютно непонятный набор символов и разноцветные графики. Для эксперта ― это практически паспорт.

Олег Казакевич, главный эксперт отдела генетических экспертиз государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь:
(Это же неопознанный труп у тебя, да?) Есть и труп.

А вот так, например, выглядят два брата.

Олег Казакевич, главный эксперт отдела генетических экспертиз государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь:
Здесь мы видим полное совпадение генетических характеристик по ДНК двух братьев. Вот один брат, вот ― второй. Все числовые характеристики совпадают.

Без участия таких специалистов не может обойтись практически ни одно уголовное дело. Все потому что отрицать эти улики — не имеет смысла. И ничего не остается, кроме как признать свою вину.

Квартирная кража во Фрунзенском районе. Преступник хотел замести следы и устроил поджог.

Александр Герасимов,официальный представитель управления Следственного комитета Беларуси по Минску:
Дело в том, что он признался в том, что курил в квартире. Умысел поджога он отрицал!

Сгорело почти все. Но экспертам удалось раскрутить цепочку, что называется, с одного окурка. И доказать, что это был именно поджог. Как и в еще одном случае, когда на месте настоящего пепелища удалось найти обыкновенную спичку, которая, как оказалось, и стала причиной пожара.

Сергей Боровко, начальник управления судебно-биологических экспертиз государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь:
Нашли на месте происшествия сгоревшую спичку, была проведена генетическая экспертиза и был установлен генотип лица, который оставил свои следы на этой спичке. В дальнейшем это лицо было идентифицировано.

К слову, обратиться к этим экспертам может и любой желающий. Например, чтобы установить отцовство. Процедура обойдется в три миллиона рублей. А вот где правда, а где ложь - профессионально разбираются в другой комнате.

Людмила Мун, государственный судебный эксперт-психолог:
Ложь - это очень сложный феномен. И нельзя просто сказать, что здесь правда, а здесь ложь.

Мы решили на себе проверить, как работает знаменитый детектор лжи. Хотя эксперты, откровенного говоря, немного морщатся, когда слышат такое название. Официально — полиграф. Это по сути совсем небольшой прибор со множеством датчиков.

Датчики очень точно фиксируют изменения состояния испытуемого. Мы предложили экспертам выяснить, как зовут журналиста. Технология проста: на каждое из предложенных имен надо отвечать отрицательно. И машина определяет, в какой момент прозвучало настоящее имя.

Работать с полиграфом наши эксперты начали сравнительно недавно. И сейчас такая технология используется исключительно для проверки подозреваемых в педофилии.

Людмила Мун, государственный судебный эксперт-психолог:
В настоящее время в нашем отделе проводятся судебные и психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в сексуальных преступлениях против несовершеннолетних.

Но это только пока. В ближайшем будущем воспользоваться такой экспертизой и помощью профессионалов можно будет и по своим, даже личным вопросам. Разумеется, не бесплатно. Это уже практикуется во многих странах.

Loading...


Следователи предъявили обвинение Марии Колесниковой



Новости Беларуси. Следователи 16 сентября предъявили Марии Колесниковой обвинение по части 3-й статьи 361-й Уголовного кодекса: призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Беларуси, совершенные с использованием СМИ и сети Интернет, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

Она содержится под стражей. Расследование продолжается.