Конституции Республики Беларусь исполнилось 20 лет. Что мы знаем об истории ее создания?

16.03.2014 - 23:40

Новости Беларуси. На неделе главный закон Беларуси - Конституция независимой республики - отметила 20-летний юбилей. Накануне этой даты президент встретился с судьями Конституционного суда. Это всего 12 человек. Половину из них назначает глава государства, еще 6 — кандидатуры верхней палаты Парламента. Президент отметил, что Беларусь продолжает реализовывать потенциал Конституции и стоять на защите своего народа. В 90-ые она имела первостепенное значение для становления Беларуси на путь суверенного развития.

Тадеуш Воронович, судья Конституционного Суда Республики Беларусь:
К мантии полагается галстук с изображением национального герба Республики Беларусь, естественно, нарядная белая рубашка.

И если судейская мантия обычно достается из шкафа только перед заседанием, то Конституция — всегда под рукой. В Конституционном Суде это рабочий инструмент, по которому сверяют каждый шаг. В кабинете Тадеуша Валентиновича сразу два экземпляра — торжественный и карманный вариант. Хотя заглядывает в них не часто - какую статью ни возьми, и так помнит наизусть.

Тадеуш Воронович, судья Конституционного Суда Республики Беларусь:
Если берем статью 60, то она гарантирует каждому право на его защиту независимым компетентным объективным судом в установленные законом сроки.

В судебной системе Тадеуш Валентинович 30 лет. Прошел все ступеньки - от судьи до председателя районного и областного судов. На неделе получил звание заслуженного юриста Беларуси. Уже 5 лет он один из 12 судей Конституционного Суда. Работа любого судьи ответственна, а здесь вдвойне. Конституционный Суд как Олимп судебной власти - проверяет законность законов, рассказали в программе «Неделя» на СТВ.

Тадеуш Воронович, судья Конституционного Суда Республики Беларусь:
Ответственность огромная на Конституционном Суде, на каждом судье Конституционного Суда, поскольку нельзя допустить, чтобы тот нормативный правовой акт или отдельная его норма, который не соответствует конституции, был в действии.

Такое полномочие у Конституционного Суда, кстати, ровесника Конституции, появилось в 2008. Практика уникальная для СНГ: все законы до подписания главой государства проверяются на соответствие Конституции. Многочисленные обращения служат поводом для устранения пробелов и в действующем законодательстве.

В этом зале заседаний вынесено немало решений, актуальных в реальной жизни.    

Тадеуш Воронович, судья Конституционного Суда Республики Беларусь:
Конституционный Суд признал, что выпускники ВУЗов, если поступают на военную службу по контракту, то они также, как и те лица, которые призваны на срочную службу, не должны возмещать государству средства, потраченные на их обучение.

Конституцию суверенной Беларуси приняли на народном референдуме 20 лет назад. С тех пор она лишь дважды на референдумах 1996 и 2004 претерпела минимальную редакцию.

Оказывается, у закона, который в непростое время сумел создать совсем молодое государство, есть предшественники с почти полутысячелетней историей. Статут ВКЛ 1529 на то время был самым передовым в мире и уже носил конституционный характер. Когда в Европе царила инквизиция, на белорусских землях действовали запрет на дискриминацию по религиозным признакам и презумпция невиновности. А Конституция Речи Посполитой в 1791 стала второй в мире после США.

В фондах Национальной библиотеки почти все Конституции мира. Интересны оригиналы советских лет. Вот образец 1927 года на 4 государственных языках того периода: белорусском, русском, польском и еврейском. А вот напечатанное для БССР кремлевское издание со странной орфографией: почему-то «совецкiх соцыялiстычных рэспублiк».

Наталья Вишневская, библиограф Национальной библиотеки Республики Беларусь:
У нас в фонде вы можете увидеть вот такую Конституцию - оригинальную Конституцию Союза Советских Социалистических Республик. Издание 1937 года.

Яна Шипко, корреспондент СТВ:
Вот так выглядело одно из первых изданий белорусской Конституции, выпущенное сразу после ее принятия в 1994 году. Практически на 30 страницах основной закон государства. На разработку которого понадобилось 4 года.

«Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства»

Это не просто цитата. Такую формулировку Степан Григорьевич отстоял в процессе создания Конституции. Несмотря на солидный возраст — 92 года — профессор преподает на юридическом факультет и пишет научные труды. Ему довелось работать над тремя Конституциями — советской 1977 года, БССР и наконец Республики Беларусь. 

Степан Дробязко, профессор кафедры юридического факультета БГУ, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РБ:
Вначале было дано нам поручение подготовить проект парламентской республики. Но поскольку на местах стали опасаться, что власть не работает должным образом, отказались от этой формы правления и предложили разработать президентскую республику. Вот мы и трудились в поте лица.

63 депутата и 11 юристов. В течение четырех лет Конституция Беларуси рождалась в спорах и многочисленных обсуждениях каждого пункта. Комиссия подготовила более 10 различных вариантов. Кроили Конституцию в том числе и по лекалам других стран, используя лучший мировой опыт. Заместителем руководителя рабочей группы был Григорий Василевич. Считает, текст Конституции тогда диктовала и сама жизнь.

Григорий Василевич, заведующий кафедрой юридического факультета БГУ, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РБ:
В июне 1990 уже в Конституции 1978 были внесены изменения, которые закрепили право частной собственности. Для нас это было революцией. События августа 1991 тоже влияли. Распад СССР, заключение договора о создании СНГ, ратификация соглашения 10 декабря. Все это влияло на содержание конституционного текста. Подпитка была из жизни, из текстов, которые действовали, из практики других стран.

Полиграфистам Дома печати к важным заказам не привыкать, здесь печатают даже паспорта гражданина Беларуси. Но бывает, дело требует особого подхода. Главный закон страны как раз тот случай.

Ассортимент выпущенных в этих цехах Конституций широкий — от брошюрок-многотиражек и книг в различных переплетах до поистине уникальных экземпляров, тиражом всего в 1 единицу. Это копия эксклюзивного издания. Выполнялось оно для рабочего кабинета главы государства.

Виталий Занько, мастер цеха издательства «Белорусский Дом печати»:
Старались, трудились, потому что в одном экземпляре. Испытывали гордость за такую доверенную нам работу.

Юрий Ариховский, заместитель генерального директора издательства «Белорусский Дом печати»:
Здесь идет золотая вышивка золотыми нитями, тиснение золотом, рельефное тиснение на коже, сама обложка из кожи высшего качества.

А здесь год за годом представлены знаковые моменты истории независимой Беларуси. В Музее современной белорусской государственности особое место занимает один из ее символов — инаугурационный экземпляр Конституции. На ней приносил присягу Президент.

Денис Бутин, заведующий Музеем современной белорусской государственности:
Вот за этой трибуной на этой Конституцией приносил присягу Александр Лукашенко на инаугурации 2011 года.

Конституция — свод принципов и правил, где высшая ценность - интересы человека, основной закон, по которому реально живет страна. Как показывают опросы, конституционную грамотность желательно бы повысить. И все-таки радует, что есть молодежь, которая без помощи интернет-поисковиков помнит, что право жить, работать, учиться гарантирует нам именно Конституция.

Люди в материале:
Loading...


Екатерина Речиц: нынешняя Конституция не исчерпала своего потенциала. Она сохранит свою работоспособность на очень долгие годы



Новости Беларуси. В студии программы «Неделя. P.S.» аналитик Белорусского института стратегических исследований Екатерина Речиц.

Юлия Бешанова:
Часто звучит лозунг «А давайте вернемся к Конституции 1994 года». Почему этого нельзя делать?

Во многом нынешняя Конституция сохраняет стиль и лексику постсоветского периода

Екатерина Речиц, аналитик БИСИ:
Нынешняя Конституция не исчерпала своего потенциала. Она сохранит свою работоспособность еще на очень-очень долгие годы. Есть у нынешней Конституции ряд очень сильных преимуществ. Во-первых, потому что она является своего рода преемницей тех основных законов, которые действовали в БССР. Она имеет общность и соотносимость с конституциями государств на постсоветском пространстве и с международными правовыми актами в области прав человека.

Но надо признать, что Конституция принималась в условиях, когда необходимо было выстраивать сильную управленческую вертикаль. Во многом нынешняя Конституция сохраняет стиль и лексику постсоветского периода. Конечно, там прослеживается очень сильно можно сказать даже авторитарный уклон. Уклон к каким-то либеральным идеям, которые позиционировались чуть ли не как главные международные принципы, которые нужно было внедрять в основные национальные законы.

Сегодня общество изменилось очень сильно. На внутриполитическом контуре мы видим, что появляются новые социальные стандарты. Сейчас возрос приоритет демографической безопасности. Для населения на уровне мировоззренческих ценностей ставится приоритет экологического благополучия, идет тенденция к установлению гендерного равенства и так далее. Сейчас есть некоторые признаки того, что нужно было бы отразить на конституционном уровне какие-то новые социальные права и гарантии.

В первую очередь нужно тогда подумать о внесении изменений в избирательное законодательство

Юлия Бешанова:
Мы больше всего мы сейчас обсуждаем именно саму конституционную реформу с точки зрения сильной власти, передачи части полномочий парламенту.

Екатерина Речиц:
Динамика геополитической ситуации говорит о том, что малые страны и народы практически вынуждены в условиях такого противоборства центров силы бороться за свою самостоятельность. Для Беларуси в том числе сейчас как никогда кристаллизовалась ценность национального суверенитета и территориальной целостности.

Конечно, определенные предпосылки к тому, чтобы задумываться о конституционной реформе, существуют. Но надо понимать, что Конституция не может являться самоцелью, потому что внесение изменений или принятие новой Конституции – это средство к тому, чтобы построить какое-то будущее. Сама инициатива предназначена не для того, чтобы ограничивать развитие – это говоря о том, что просят вернуться к 1994 году. Изменения в Конституцию для того, чтобы стимулировать развитие и определить контуры будущего Беларуси. Если в таком ракурсе мы говорим о Конституции, то надо понимать, что какие-то конституционные реформы в краткосрочном периоде просто невозможны. Нужно понимать, что Конституция – это уже финальная стадия внутригосударственных реформ.

В первую очередь нужно тогда подумать о внесении изменений в избирательное законодательство. Мы видим, что существуют определенные слабые места, которыми пытаются воспользоваться недобросовестные кандидаты на посты и парламентариев, и на пост Президента и их доверенные лица. Эти нюансы должны быть устранены. Как показывает нам опыт, нуждаются в усилении своего статуса, прежде всего с точки зрения безопасности, члены избирательных комиссий. Потому что недопустимо, чтобы лица, которые, по сути, осуществляют государственно значимую задачу, находились под прицелом каких-то хулиганов и терпели какие-то угрозы и оскорбления в свой адрес.

Все политические партии, которые существуют, в основном номинальные

Екатерина Речиц:
Характеризуя нынешнюю политическую систему, надо применять такой термин как «заархивированность». Все политические партии, которые существуют, в основном номинальные. Чтобы они хотя бы были узнаваемы – это план минимум для того, чтобы говорить о какой-то партийной системе – нужно, чтобы эти партии начали свою работу в регионах. Начали, как говорится, с простых земных дел, чтобы люди понимали, зачем им вступать в эти партии.

Второй вопрос – необходима перерегистрация нынешних партий. Потому что те партии, которые существуют сейчас в их декларируемом количестве – это не есть реальная ситуация и реальная партийная наша система.

Юлия Бешанова:
Сейчас обсуждается тема: оставляем мажоритарную избирательную систему или переходим на пропорциональную? Мы готовы избираться по партийным спискам, если мы говорим, что партии у нас фактически многие номинальные? Стоит ли вообще затрагивать в Конституции это изменение?

Екатерина Речиц:
Прежде чем говорить о выстраивании какой-то политической платформы партийной, нужно сначала увидеть эти партии. И не просто увидеть, а проверить их на деле. Партии должны убедить общество и создать ситуацию, когда сами люди готовы будут доверять этим партиям свои интересы. То есть они должны быть проводниками интересов людей. Эти партии должны быть конструктивно настроены. Вести диалог с неконструктивно настроенными субъектами априори невозможно. Поэтому говорить о том, что сейчас оппозиция – та, которая стоит на улицах – выдвинет нам каких-то переговорщиков… Этого ждать в принципе не нужно.

Говорить нужно с конструктивно настроенными партиями, патриотически настроенными партиями и общественными объединениями, которые у нас есть все-таки. Говорить нужно с трудовыми коллективами, которые не запятнали себя в этот поствыборный период. Говорить нужно с представителями крупных промышленных предприятий. И не обязательно это должно быть руководство, это могут быть обычные рабочие, как говорится, от станка, которые знают жизнь на местах, которые могут представить интересы своей группы. Можно говорить с определенными профессиональными социальными группами, которые сейчас свои интересы уже осознают, в том числе и IT.

Нельзя говорить, что IT – это какой-то антагонист государства, власти

Нельзя говорить, что IT – это какой-то антагонист государства, власти. Ни в коем случае. Такое мнение – результат определенной информационной кампании, которая проводится в этом направлении, пытаются такой образ закрепить за IT-специалистами. На самом деле это не так. Государство всегда много внимания уделяло IT-сектору и вырастило этих специалистов у себя. Специалисты это ценят, поэтому дальнейшее развитие и страны, и IT-сектора будет идти в одном направлении. В ногу государство и IT-сектор будут идти.

То есть говорить, в принципе, есть с кем, но это не те одиозные личности, которые находятся на улицах. И площадка для таких переговоров существует, это Всебелорусское собрание. Оно может стать общенациональной диалоговой площадкой, если будет правильно подобран состав – так, чтобы были представлены на этом диалоге все социальные слои, социальные группы, которые заинтересованы в поддержании суверенитета Беларуси, в укреплении территориальной целостности, в конструктивном развитии нашей страны, то мы имеем очень хорошие шансы, чтобы конструктивный диалог состоялся.

Юлия Бешанова:
Какие конкретно статьи в Конституции могут быть изменены?

Екатерина Речиц:
Конституция – это не такой документ, из которого можно какие-то детальки «вынуть» и при этом эта машина продолжит работать. Если, как говорится юридическим языком, Конституцию вскрывать, то весь этот организм вскрывается. Нужно продумывать, в каком стиле, в каком духе этот документ будет создан. Поэтому говорить о каких-то отдельных поправках преждевременно, пока мы не выработали проектов вообще.

Президент Беларуси: мы уже два варианта Конституции изобрели. Там мало что поменялось, надо более глубокие изменения

Те проекты, которые представлены были, оценены Президентом как слишком слабые, у Президента есть ожидания более глубокой проработки этого вопроса. Это документ, который не создается сегодня на завтра. Это закон, по которому общество будет жить и развиваться ближайшие как минимум несколько десятков лет. Там должны быть нормы, которые зададут вектор для Беларуси на долгосрочную перспективу, а не сиюминутные какие-то пожелания отражены.

Вадим Боровик: чем вам интереснее смотреть телевизор, чем веселее жизнь в парламенте, тем более пустые ваши кошельки

Белорусы все-таки по своей ментальности склонны к сильной президентской власти

Поствыборная ситуация действительно показала, я думаю, что здесь не надо даже нам распыляться на то, чтобы убеждать кого-то. Белорусы все-таки по своей ментальности склонны к сильной президентской власти, поэтому какие бы конституционные реформы ни проводились, белорусское общество хочет видеть сильного Президента. Президент по-прежнему должен оставаться главой государства, гарантом. Не формальной фигурой, а главой государства именно в полном смысле этого слова. Гарантом Конституции, прав и свобод граждан и человека вообще на территории Беларуси. Кроме того, за Президентом всегда должна оставаться конституционная роль арбитражная. И, конечно, конституционно должно быть сохранено то, что Президент должен избираться прямым волеизъявлением народа.

Сегодняшние какие-то возможные изменения связаны не с тем, чтобы ослабить как-то роль главы государства, и только с тем, чтобы перераспределить ту часть функционала, которая действительно не свойственна статусу Президента как главы государства. То есть избавить его от излишней мелочной опеки: и государственные органы отдельно, и людей на местах. То есть сейчас смысл в том, чтобы не отломить кусок от полномочий главы государства, а в том, чтобы за ним закрепить ключевую роль при той же кадровой работе. Президент не должен заниматься фактическим подбором кадров, он должен только принимать решения о назначении или об отказе в назначении конкретных людей на высшие государственные посты.

Сегодня правительство показывает свою эффективность и управляемость

Говоря о роли правительства: сегодня правительство показывает свою эффективность и управляемость. У нас уже подготовлен целый такой пул сильных экономистов, они себя доказывают на деле. Сейчас нужно каким-то образом скорректировать роль правительства, сделать из него такой центр экономических проектов. Возможно, наделить функциями большего участия в стратегическом планировании, то есть больших проектных решений в сфере экономики должно быть за правительством.

Говоря о парламенте, конечно, нужно парламенту проявлять больше инициативы. Если представить ситуацию, что Президент готов передать свои какие-то полномочия, их должен кто-то подхватить. Нельзя скинуть свои полномочия, условно говоря, в какую-то пропасть, чтобы остались ни за кем. То есть парламент должен быть готов эти полномочия подхватить и нести не менее достойно, чем это делает глава государства. Речь идет о том, чтобы принять, разделить, можно сказать, с главой государства часть его ответственности, то есть подставить плечо главе государства в этих вопросах.

Говоря о ситуации на местах: у нас достаточно полномочий у местных органов власти для того, чтобы инициировать различные проекты на местах. Говоря о выборности глав на местах: надо понимать, что вообще такой вопрос может ставиться тогда, когда эти лица (кандидаты потенциальные) будут обладать безупречным авторитетом личным перед местным населением. Соответственно, здесь есть нюансы. Мы не можем, основываясь на отдельных примерах (есть очень позитивные примеры) под одну гребенку местное управление и самоуправление по все стране. То есть это в настоящее время просто-напросто на практике пока себя не оправдает, пока мы к этому оказываемся не готовы.

Но к чему мы готовы сегодня – это к тому, чтобы усиливать диалоговые площадки. Это на уровне отдельных предприятий и на уровне переговоров местных властей с населением. Не должны местные проблемы настолько разрастаться, чтобы они выносились на уровень выше, вплоть до уровня главы государства. Такого быть не должно. Назревающие проблемы должны решаться на местах.

Для международного сообщества субъектом политики является не Беларусь как страна, а Александр Лукашенко

Для международного сообщества субъектом политики, как бы это ни грубо звучало, является не Беларусь как страна, а Александр Григорьевич Лукашенко. На данный момент это надо признать. Поэтому наше прогрессивное развитие сейчас увязывается с данной личностью.

Сейчас проводить досрочные выборы, перевыборы либо еще что-то – это то же самое, что вести операцию на живом организме без наркоза. В период послепандемийный, в целом сейчас идет мировая рецессия, какие-то серьезнейшие шаги проводить в любой стране нецелесообразно, а для Беларуси с утратой Президента в лице Александра Лукашенко утрата будет и суверенитета нашего государства.