«Кроме критики у них ничего не остаётся». Эксперт высказался об инаугурации Президента Беларуси

24.09.2020 - 21:14

Новости Беларуси. Почему отдельные зарубежные страны так бурно отреагировали на инаугурацию Президента Беларуси? Как будем выстраивать отношения с нашими соседями? И зачем оппоненты власти пытаются радикализировать протесты?

Об этом и не только мы спросили аналитика Белорусского института стратегических исследований Алексея Авдонина. Фрагмент этого интервью в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Илона Волынец, СТВ:
Прошедшая инаугурация Президента буквально взорвала интернет. Кстати, на церемонии и вы присутствовали. Расскажите, почему это событие стало какой-то неожиданностью для некоторых?

Александр Лукашенко вступил в должность Президента Беларуси. Церемония инаугурации: как это было – фотофакт

Алексей Авдонин, аналитик Белорусского института стратегических исследований:
Инаугурация 23 сентября именно для тех, кто против Республики Беларусь, которые выступают наоборот за эскалацию внутренней ситуации у нас в стране – для них это было неожиданностью. Возможно, как раз и вот эта их злоба, неожиданность привела к тому, что их выражение этого негодования и вылилось в последующем в Telegram-каналах, в интернете о том, что они не смогли просчитать ситуацию, не были готовы к этому и показали свою определенную беспомощность.

«Мир сейчас представляет очень жесткое конкурентное поле, и страны Запада, естественно, борются в первую очередь за сферы влияния»

Илона Волынец:
А такая реакция со стороны западных стран лично, например, для вас как для аналитика, предсказуемая?

Алексей Авдонин:
Запад всегда выступал против тех стран – не только Республики Беларусь – а именно тех стран, которые не шли на поводу их политики, не выполняли те требования, те лозунги, которые исходили сугубо из их личных интересов.

Республика Беларусь проводит свою суверенную политику. Естественно, эта политика, возможно, не устраивает определенные центры силы, группы интересов. Понятно, что кроме критики у них ничего не остается. Они же не будут поддерживать те страны, которые проводят политику, которая полностью отличается от их видения будущего или формирования будущего. Поэтому, естественно, это нормальная реакция конкурентной стороны, потому что мир сейчас представляет очень жесткое конкурентное поле, и страны Запада, естественно, борются в первую очередь за сферы влияния.

Читайте также:

Александр Лукашенко на инаугурации: белорусы как нация уже не дети, мы – народ

Александр Лукашенко: я сделаю всё, чтобы вы никогда не пожалели, что первым Президентом Беларуси был я

Александр Лукашенко: «Заступаючы на ​​пасаду Прэзідэнта Рэспублікі Беларусь, урачыста клянуся верна служыць народу»

Илона Волынец:
А как теперь мы будем выстраивать отношения с нашими соседями?

Алексей Авдонин:
Важно, чтобы они начали выстраивать отношения с нами. Беларусь не разрывала отношения ни с Евросоюзом, ни с другими представителями стран Запада. И однозначно, что сейчас многие страны и многие представители в этих странах заинтересованы не в эскалации или ухудшении отношений с Беларусью, а наоборот в нормализации отношений, потому что эта волна, условно, такой жесткой критики пройдет, а за ней останутся нормальные экономические, финансовые отношения, которые на протяжении длительного периода времени развивались между Республикой Беларусь и другими регионами. Понятно, что есть определенные группы интересов, которые будут все-таки заинтересованы в нормализации отношений, потому что есть политический блок, есть экономико-финансовый блок. Зачастую в этих странах у них разные интересы.

«Обидно за наших граждан, когда они поддаются манипулированию, воздействию со стороны зарубежных каких-то информационных площадок»

Илона Волынец:
Накануне вечером известные Telegram-каналы вывели своих сторонников на улицы. Как вы оцените масштаб?

Алексей Авдонин:
Как можно оценить противоправную деятельность? Понятно, что обидно за наших граждан, когда они поддаются манипулированию, воздействию со стороны зарубежных каких-то информационных площадок. Они воздействуют на наше население, неокрепшее сознание молодежи зачастую. Однозначно эти силы направлены на то, чтобы сделать нас слабее, внести смуту в наш дом. И как это можно оценивать? Однозначно отрицательно. Однозначно надо осуществлять интенсивный мониторинг информационно-психологического воздействия и пресекать любые попытки зарубежных стран воздействовать на наше общество.

«Общество должно развиваться в этих условиях и понимать нужды каждого для того, чтобы таких протестов не было»

Илона Волынец:
Как думаете, количество людей будет сокращаться? И как они вообще будут себя вести? Сейчас в МВД отмечают, что протестующие достаточно агрессивные.

Алексей Авдонин:
Да, радикализация протестующих растет. В основном почему? Потому что из категории протестующих уже ушли те, которые просто приходили и смотрели на эти процессы как зрители. Остались только те, которые либо прошли определенную подготовку, либо идейно заряжены на то, чтобы эскалация конфликта в нашей стране росла. Понятно, что в отношении таких представителей однозначно надо применять достаточно адекватные меры со стороны правоохранительных органов для того, чтобы они не оказывали деструктивный характер на наше общество. Сейчас у нас нет разделения между своими и чужими, такого не может быть – это наши все граждане, и общество должно развиваться в этих условиях и понимать нужды каждого для того, чтобы таких протестов не было, радикализации не было, и нашим обществом никто со стороны не мог управлять.

Loading...


Николай Щёкин: у оппозиции есть программа, есть лидер. В Беларуси лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой



Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политолог, кандидат философских наук Николай Щекин.

Юлия Бешанова, ведущая:
Поствыборная ситуация в Беларуси, обострение конфликта в Нагорном Карабахе, последние события в Кыргызстане… Не кажется ли вам, что это все могут быть события одной цепи?

В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Можно с первого раза сказать, что звенья одной цепи, но мы, конечно, видим, что причины разные и в Карабахе, и в Кыргызстане. В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая. В Республике Беларусь все это прошло, в отличие от других стран, намного, с одной стороны, сложнее – и проще, потому что в Беларуси государственная система оказалась устойчивее.

Юлия Бешанова:
Почему у них так быстро получилось, а у нас – нет?

Николай Щекин:
Причины разные. В Нагорном Карабахе – этнонациональные.

Чтобы Тихановская стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология

Юлия Бешанова:
Светлана Тихановская встречается с мировыми лидерами – Макрон, Меркель – выступает от имени белорусского народа, заявляет о том, что она избранный Президент. Насколько это легитимно, насколько это можно воспринимать всерьез? Или это как комментировал Песков: президент Франции встретился с гражданкой Беларуси Тихановской?

Николай Щекин:
Где-то даже поддержу. Я считаю, что вообще это не оппозиция, здесь Президент прав, это альтернативщики. У оппозиции есть программа, есть лидер. Здесь лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой. Вроде бы выходят люди на площадь, а смысла никакого, заканчивается ничем по большому счету. Понадобилось персонифицировать эти все выступления, этой персоной выступила Тихановская.

Но чтобы она стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология. Несколько лидеров – Литва и Польша уже себя дискредитировали, они сателлиты все-таки – решили «пожать руку», причем не проговаривая, что она Президент. Но проблема в том, что понятие «диалог» на западный манер равносилен госперевороту. Они считают, что если она будет равновеликой Президенту, ее объявят лидером оппозиции, чего они и добиваются, тем самым формируя и теневое правительство, то можно тогда за стол переговоров сажать с Президентом. Нет, так не пойдет. Если Президент уже не поднимал трубку этих руководителей, телефонные звонки, то теперь он и садиться с ними за стол переговоров не будет. Потому что все, уже время ушло.

Здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство

Но здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство. Координационный совет ушел в никуда практически, но это теневое правительство посмотрите из кого формируется – все из «Белорусского народного фронта», бывшего так названного. Все те, кого мы считаем националистами. Те выходящие на улицу – они еще не под руководством каким-то, но их меньше становится, они более агрессивны. Ассоциации возникают с этими выходящими «Правого сектора» в Украине. Если затянуть дворовых майданщиков и все остальные факторы, то мы можем получить «Правый сектор».

Но здесь еще какая линия? Да, сформировали они свой теневой кабинет министров, бог с ними, они могут говорить все, что угодно. Но что дальше делать с Тихановской? Либо в долгую Запад играет, как один из сценариев, либо – еще один сценарий – чтобы Тихановская не пошла по пути либо Скрипалей, либо Навального. Причины какие? Я в последнее время не слышу от Тихановской о ее муже, я не вижу последние два месяца ее детей. Плюс все телодвижения с этим теневым кабинетом министров говорят о том, что ее ведут куда-то.

Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности

Юлия Бешанова:
Хорошо, а что делать? Люди продолжают выходить.

Николай Щекин:
Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности. Но чем меньше их, тем более радикальные они, агрессивнее. Надо включать правовое поле, без этого невозможно, и ужесточать где-то законы.

Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот

Николай Щекин:
Пока идет предвыборный процесс в США, ряд стран пытается найти свое место. Глобальный мир не то чтобы разрушается, но сейчас каждая страна ищет, можно сказать, свое национальное «я», внутреннее «я». Это все проявляется. Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот, только в других масштабах и в других технологиях, более сложных, наверное, и, может быть, даже более кровопролитных будет.

Пока предвыборная кампания идет. Если Трамп будет президентом, это будет одна картина. Тогда в Америке, скорее всего, будет возбуждено дело против Байдена, в Украине совершенно другая ситуация будет. Если Байден победит, тогда второй вариант будет. Есть такой вариант, что победы никто не признает, и это затянется. В это время Германия, Франция и особенно Турция постараются свою повестку дня, может быть, и повестку года, навязать другим странам. По большому счету, эта попытка произошла сегодня и с нами.