Лидия Ермошина: явка была бы ещё больше, если бы людей просто не удерживали на входе

09.08.2020 - 17:25

Новости Беларуси. Оперативная информация о ходе голосования поступает из Центризбиркома. В течение дня там работает наша съемочная группа, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

Это организованная провокация. Именно это привело к тому, что у избирательных участков скопились очень большие очереди

Юлия Бешанова, корреспондент:
Лидия Михайловна, действительно ли очереди? Действительно, увещевали целый день, что не нужно откладывать визит на избирательный участок. Что в итоге?   

Лидия Ермошина, председатель Центризбиркома Беларуси:  
Я сразу же могу сказать, что еще, в общем-то, не вечер. Дневное время, и по идее должно было быть все нормально и было бы нормально, если бы не намеренные провокации, которым обучался так называемый протестный электорат через Telegram-каналы. Чему обучали этот протестный электорат? Придите и займите кабину на полчаса. И так происходит. Из-за этого пропускная способность избирательных участков очень невелика, пока выйдут вот эти саботажники. Они устраивают самый настоящий саботаж. Выводить их каждый раз с милицией невозможно.  

Юлия Бешанова:  
Можно объяснить, что я долго выбираю из кандидатов.

Лидия Ермошина:  
Можно было дома выбрать, чего там. Они же не за поправки в Конституцию голосуют, которые надо читать, а за людей, которые рекламировали себя в течение месяца, материалы о которых широко доступны везде. Это не более не менее как намеренная отговорка.  

Более того, это организованная провокация. Именно это привело к тому, что у избирательных участков скопились очень большие очереди. И, честно говоря, если эти провокаторы не изменят тактику и не дадут своим бойцам команду все-таки приходить голосовать, а не валять дурака. А это по сути дела даже не валяние дурака, это хулиганство.

Юлия Бешанова:
Вы в первый раз с таким сталкиваетесь?

Лидия Ермошина:
Это впервые. Это все разрабатывается их политтехнологами, близкими и финансируемыми из бывшего предвыборного штаба господина Бабарико. Все эти честные люди – на самом деле им пора менять ник на «бесчестные люди», которые бесчестно учат людей нарушать закон.

Норма Избирательного кодекса предусматривает возможность замены только одного избирательного бюллетеня, а не вот этой вот цепочки

Второе, что тоже наблюдается – умышленная порча бюллетеней. В Центральную комиссию недаром столько поступило жалоб, почему убрали занавеску – для того, чтобы делать за этой занавеской неизвестно что. Поэтому портят один бюллетень, приходят, получают второй, портят опять. Ну, во-первых, избирательные комиссии не обладают таким резервом бюллетеней. А во-вторых, для чего это делается? Это тоже провокация. Сразу же могу сказать, что норма Избирательного кодекса написана так, что она предусматривает возможность замены только одного избирательного бюллетеня. А не вот этой вот цепочки, которую собираются демонстрировать и демонстрируют председателям участковых комиссий.  

Сразу же могу сказать: если они мечтают о том, что выборы не состоятся – они состоятся. Они уже состоялись, и даже без этого  

Юлия Бешанова:  
Тем не менее, явка достаточно внушительная.  

Лидия Ермошина:  
Она внушительная. И, поверьте, она была бы еще больше, если бы людей просто не удерживали на входе. Их не пускают эти вот саботажники. Вот сила того самого протестного электората, его сознание, его отношение, его честность по отношению к своему государству. Ну и, наверное, честность того кандидата, которого они поддерживают. Это полная безответственность, которая, по сути дела, ведет к тому, что избиратели не смогут проголосовать.  

Сразу же могу сказать: если они мечтают о том, что выборы не состоятся – они состоятся. Они уже состоялись, и даже без этого.

Но то, что остался осадок, что будет этот скандал, конфликт, что наши участковые комиссии работают просто на грани выживаемости – ну, это же никого не интересует, они же привыкли думать только о своем.  

Поэтому я думаю, что пусть те вдохновители, которые вдохновляют подобный электорат, все-таки сообщат им, что комиссии закроются все равно и выборы будут признаны все равно, несмотря ни какие действия, направленные на их срыв и дискредитацию.  

На избирательных участках за рубежом тоже обстановка непростая и тоже есть большое количество провокаторов намеренных  

Юлия Бешанова:  
Как голосуют белорусы за рубежом? Там тоже очереди – наверное, по другой причине: там и пандемия внесла свои коррективы, и меньше людей пускают, в частности, в посольства наши. Как там голосуют и насколько активно? Например, в Пекине уже, судя по времени, участок закрылся. Есть какая-то информация?  

Лидия Ермошина:
Нет, они нам будут сообщать, сразу же могу сказать, может, под утро – и то, наверное, нет. Они обязаны до 15:00 следующего дня предоставить протоколы о голосовании. Просто-напросто все разорвано, и предоставляют они даже не нам, а Министерству иностранных дел и Ленинской комиссии только районной, к которой они приписаны. И только тогда мы будем обладать информацией.

Голосуют по-разному, и тоже, очевидно, стоят очереди. Но я могу сказать, что там тоже обстановка непростая и тоже есть большое количество провокаторов намеренных, в основном в западных странах.  

Юлия Бешанова:  
А что касается наших закрытых участков? Это всегда интересный срез общества. К примеру, больницы: мы видим там абсолютно весь срез общества. Мне кажется, такой, может быть, наиболее явный показатель голосования.  

Лидия Ермошина:  
Да, мы получили. Но это касается очень ограниченного количества участков, образованных на территории одной из областей. Очевидно, там просто в больничных участках – это участки, где не приписаны ковидные больные. Поэтому они уже смогли отчитаться.   

Но, так сказать, тенденция видна. Мы ее видим, она нас радует. Но это очень большое количество участков, именно связанное с тем, что большая часть лечебных учреждений в этот раз тоже будет работать долго.  

Я могу сказать, что подача жалоб – это тоже определенный саботаж

Юлия Бешанова:  
Мы следим не только за ходом голосования, но и за жалобами, которые поступают в Центральную избирательную комиссию. За всю предвыборную кампанию поступило порядка 28 тысяч жалоб. Что в итоговый день голосования?

Лидия Ермошина:    
Я могу сказать, что подача жалоб – это тоже определенный саботаж. Подаются абсолютно одинаковые жалобы, аналогичные, явно распространенные через интернет. Просто они подаются от имени разных людей. Касается наблюдателей, ограничения прав наблюдателей. Это одна жалоба – та, которая подается сегодня. Совершенно необоснованная, потому что жалуются те наблюдатели, которые не вошли в квоту. Кабинки для голосования без занавесок – это вторая, мешаем портить бюллетени, обоснование.   

Ну и третья – понимаете, всякие пустяки. По сути дела, избиратель все это может решить в участковой комиссии. Но, наверное, назло, чтобы все видели, как им плохо, пишется в центральную. Например, почему нет антисептика в участковой комиссии – ну, спроси у председателя, зачем в центральную писать по этому поводу? Или, например, почему подписи сзади избирательного бюллетеня? Так они и должны там находиться. Почему на бюллетене нет печати? Потому что у участковых комиссий нет печатей, чернильных нет. У них есть только такие печати, которые могут опечатать сургуч или пластилин.

Незнание, но при этом агрессивное проталкивание своей позиции. Такое ощущение, просто, чтобы испортить настроение всем и завалить жалобами.

Люди в материале: Лидия Ермошина, Юлия Бешанова
Loading...


«Кроме критики у них ничего не остаётся». Эксперт высказался об инаугурации Президента Беларуси



Новости Беларуси. Почему отдельные зарубежные страны так бурно отреагировали на инаугурацию Президента Беларуси? Как будем выстраивать отношения с нашими соседями? И зачем оппоненты власти пытаются радикализировать протесты?

Об этом и не только мы спросили аналитика Белорусского института стратегических исследований Алексея Авдонина. Фрагмент этого интервью в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Илона Волынец, СТВ:
Прошедшая инаугурация Президента буквально взорвала интернет. Кстати, на церемонии и вы присутствовали. Расскажите, почему это событие стало какой-то неожиданностью для некоторых?

Александр Лукашенко вступил в должность Президента Беларуси. Церемония инаугурации: как это было – фотофакт

Алексей Авдонин, аналитик Белорусского института стратегических исследований:
Инаугурация 23 сентября именно для тех, кто против Республики Беларусь, которые выступают наоборот за эскалацию внутренней ситуации у нас в стране – для них это было неожиданностью. Возможно, как раз и вот эта их злоба, неожиданность привела к тому, что их выражение этого негодования и вылилось в последующем в Telegram-каналах, в интернете о том, что они не смогли просчитать ситуацию, не были готовы к этому и показали свою определенную беспомощность.

«Мир сейчас представляет очень жесткое конкурентное поле, и страны Запада, естественно, борются в первую очередь за сферы влияния»

Илона Волынец:
А такая реакция со стороны западных стран лично, например, для вас как для аналитика, предсказуемая?

Алексей Авдонин:
Запад всегда выступал против тех стран – не только Республики Беларусь – а именно тех стран, которые не шли на поводу их политики, не выполняли те требования, те лозунги, которые исходили сугубо из их личных интересов.

Республика Беларусь проводит свою суверенную политику. Естественно, эта политика, возможно, не устраивает определенные центры силы, группы интересов. Понятно, что кроме критики у них ничего не остается. Они же не будут поддерживать те страны, которые проводят политику, которая полностью отличается от их видения будущего или формирования будущего. Поэтому, естественно, это нормальная реакция конкурентной стороны, потому что мир сейчас представляет очень жесткое конкурентное поле, и страны Запада, естественно, борются в первую очередь за сферы влияния.

Читайте также:

Александр Лукашенко на инаугурации: белорусы как нация уже не дети, мы – народ

Александр Лукашенко: я сделаю всё, чтобы вы никогда не пожалели, что первым Президентом Беларуси был я

Александр Лукашенко: «Заступаючы на ​​пасаду Прэзідэнта Рэспублікі Беларусь, урачыста клянуся верна служыць народу»

Илона Волынец:
А как теперь мы будем выстраивать отношения с нашими соседями?

Алексей Авдонин:
Важно, чтобы они начали выстраивать отношения с нами. Беларусь не разрывала отношения ни с Евросоюзом, ни с другими представителями стран Запада. И однозначно, что сейчас многие страны и многие представители в этих странах заинтересованы не в эскалации или ухудшении отношений с Беларусью, а наоборот в нормализации отношений, потому что эта волна, условно, такой жесткой критики пройдет, а за ней останутся нормальные экономические, финансовые отношения, которые на протяжении длительного периода времени развивались между Республикой Беларусь и другими регионами. Понятно, что есть определенные группы интересов, которые будут все-таки заинтересованы в нормализации отношений, потому что есть политический блок, есть экономико-финансовый блок. Зачастую в этих странах у них разные интересы.

«Обидно за наших граждан, когда они поддаются манипулированию, воздействию со стороны зарубежных каких-то информационных площадок»

Илона Волынец:
Накануне вечером известные Telegram-каналы вывели своих сторонников на улицы. Как вы оцените масштаб?

Алексей Авдонин:
Как можно оценить противоправную деятельность? Понятно, что обидно за наших граждан, когда они поддаются манипулированию, воздействию со стороны зарубежных каких-то информационных площадок. Они воздействуют на наше население, неокрепшее сознание молодежи зачастую. Однозначно эти силы направлены на то, чтобы сделать нас слабее, внести смуту в наш дом. И как это можно оценивать? Однозначно отрицательно. Однозначно надо осуществлять интенсивный мониторинг информационно-психологического воздействия и пресекать любые попытки зарубежных стран воздействовать на наше общество.

«Общество должно развиваться в этих условиях и понимать нужды каждого для того, чтобы таких протестов не было»

Илона Волынец:
Как думаете, количество людей будет сокращаться? И как они вообще будут себя вести? Сейчас в МВД отмечают, что протестующие достаточно агрессивные.

Алексей Авдонин:
Да, радикализация протестующих растет. В основном почему? Потому что из категории протестующих уже ушли те, которые просто приходили и смотрели на эти процессы как зрители. Остались только те, которые либо прошли определенную подготовку, либо идейно заряжены на то, чтобы эскалация конфликта в нашей стране росла. Понятно, что в отношении таких представителей однозначно надо применять достаточно адекватные меры со стороны правоохранительных органов для того, чтобы они не оказывали деструктивный характер на наше общество. Сейчас у нас нет разделения между своими и чужими, такого не может быть – это наши все граждане, и общество должно развиваться в этих условиях и понимать нужды каждого для того, чтобы таких протестов не было, радикализации не было, и нашим обществом никто со стороны не мог управлять.