«Меч как живой, только им никого нельзя зарезать». Чем живут белорусские ремесленники?

08.09.2019 - 20:34

Новости Беларуси. За последние пять лет количество ремесленников в нашей стране увеличилось в четыре раза. Сейчас их более 8 тысяч, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Откуда такой интерес к народным традициям, и какие ремесла развивают белорусы? Выясняла Кристина Федорович.

– У меня, допустим, меч легионера десятого легиона. Как живой, только что им нельзя никого зарезать. Раньше можно было, сейчас нельзя, они все не заточены.
– А этот?
– А это меч ведьмака.

Два месяца кропотливой работы, и старинное оружие готово. В мастерской Александра прописались войска, которые не знают поражений. Настоящая мечта полководца.

Все началось в школе с лепки из пластилина, а после художественная обработка металла стала делом всей жизни. Ну а что из этого вышло – лучше один раз увидеть.

Александр Апанович, историк, реконструктор, член Союза мастеров Беларуси:
Вот мои любимые тамплиеры. Вот он, рыцарь-тамплиер на коне. Это самая интересная тема, XII-XIII век, эпоха крестовых походов. Это не самая сложная из фигурок. Схема такая же: это лепка и потом отливка. В чем прелесть – здесь еще покраска.

Такая фигурка может обрести нового хозяина в среднем за 40 рублей. Важна не материальная сторона. За каждой из них – своя эпоха, национальность и биография.

Анастасия Мороз, ремесленница:
Создание такой мышки – часов пять-шесть. Но это учитывая, что она уже не первая, мышки пользуются популярностью и рука набита.

В руках Анастасии охотничьи трофеи становятся искусно выделанными зверюшками (найдите пять отличий от настоящих). Главный секрет: только натуральная овечья шерсть и любовь к своей работе.

Анастасия Мороз:
Приходишь, оформили, без проблем работаешь. Для меня было вообще шикарно, никаких ограничений.

В основном повторяют своих животных. Даже были варианты, пару заказов, что животных уже нет, мне скидывали фотографии, и я делала по аналогу. Были счастливы люди, что осталось воспоминание.

Хендмейд у нас еще как-то ассоциируется с «подешевле». За границей хендмейд – это что-то на уровне фантастики. Для Беларуси ценник ниже гораздо.

Руслан Красичков, ремесленник:
Прошлого века антикварные стулья наши 70-х годов, очень интересные и в таком формате восстановленные.

Глина, металл, лоза и дерево – все эти материалы подвластны Руслану. Пять лет назад он оставил работу в офисе и полностью посвятил себя ремесленничеству, открыв лавку. В ней можно найти почти все: от детских игрушек до банных принадлежностей.

Руслан Красичков:
По сей день, на протяжении пяти лет, я не пользуюсь совершенно никакими средствами по уходу за телом и за собой другими, только своими. Все в моей семье, мои родственники, пользуются моим мылом, моими мочалками натуральными.

Я работаю 24 часа в сутки, потому что, даже ложась спать, ты понимаешь, что мозг не отключается. Постоянно какие-то вынашиваешь изделия, засыпаешь и просыпаешься со своими работами, которых еще нет. Ремесло, оно человека никогда не отпускает. Если ты один раз в него вошел, ты в нем на всю жизнь остаешься.

Илья Аристов, ремесленник:
Круціцца, круціцца, выравніваецца, прасуецца. І рэшта рэшт атрымліваецца такое донца.

А вот для Ильи слова работа и ремесло не одно и то же. Мужчина трудится на заводе, свободное время посвящает плетению, это его панацея. Хотя в лихие 90-е первую шляпку своими руками мастер делал почти два года.

Илья Аристов:
На такі капялюшык трэба 17 гадзін. Убачыў у сябра капялюш на галаве, і так захацелася мець самому. Прыставаў да яго: «Навучы!». Ён паказаў самае галоўнае – рух, як пляцецца зубатка (яна «зубатая» такая) з чатырох саломін. Атрымалася.

Один такой головной убор можно купить за 65 рублей. В среднем берут две шляпы в месяц, поэтому говорить о большом доходе от ремесла приходится крайне редко.

Но все-таки о меткости: можно ли превратить хобби в бизнес, а главное – как и где реализовывать хендмейд-изделия?

Кристина Федорович, корреспондент:
Ремесленники оттачивают не только свое мастерство, но и навык использования интернет-пространства. Взять тот же Instagram. Страничек с предлагаемым товаром масса, будь то изделия из бисера или мыло. В описании профиля часто можно встретить надпись «доставим в любую точку мира». Географически получается, можно сказать, масштабный бизнес. Правда, где та самая грань между ремесленником и самозанятым?

За пять лет в Беларуси стало в четыре раза больше ремесленников

Уникальность в каждом очертании и, конечно, в том, что все сделано своими руками. Благодаря таким преданным своему делу людям все отчетливее выражается творческое «я», а как следствие – колорит белорусской культуры.

Loading...


«Ко мне идёт Людмила Зыкина. Я онемела!» А ещё её головные уборы есть у Бабкиной! Уникальная мастерица живёт в Солигорске



Ежегодное украшение «Славянского базара» – город мастеров. А ещё это площадка для творчества и знакомства с новыми технологиями рукоделия. В этом году на фестивале в Витебске Минскую область представили более 20 народных мастеров. В программе «Центральный регион» рассказали о мастерах и мастерицах Солигорского района.

Раиса Александровна Раманеня – мастер по соломоплетению. Она, как никто другой, знает цену этого материала. Связана с ним с самого детства. Работа мастера начинается далеко не с идеи, и не с момента взятия в руки соломинки, а именно с поля.

Раиса Раманеня, народный мастер Беларуси, руководитель заслуженного любительского коллектива РБ студии декоративно-прикладного творчества «Белорусский сувенир»:
Любая работа из соломы начинается с того, что нужно найти солому. Как её найти? Вот эта солома, в поле, на котором мы стоим, очень низкая, она малопригодна для работы. Её можно использовать, конечно, но у меня растёт своя солома, своя рожь. Она очень высокая, я сама её сею, сама потом срезаю серпом, сушу, отрезаю колоски, перебираю, обрабатываю. И у меня в итоге получается вот такой красивый материал, из которого мы уже и творим.

Соломоплетению – не одна тысяча лет. История начинается со старинных обрядов, связанных с культами хлеба и соломы. Предки верили в её силу и использовали природный материал во всех возможных эпостасях. Поэтому сегодня каждый мастер знает, как важно сохранить традиции и возродить то, что давно забыто.

Раиса Раманеня:
В доме у каждого после сбора урожая хранился жатвенный сноп, «дажынкавы сноп». Потом из дожиночного снопа делали украшения разные, разные символы, которые хранили в доме. Считалось, что они приносят богатство в дом, мир в дом, любовь в дом. Я, например, делаю, у меня есть такая авторская интерпретация – «житняя баба» я её называю. Потому что я прочла информацию в книге и поделилась своим взглядом на эту вещь. Считается, что она помогает женщине в доме, чтобы сохранять семью, любовь, достаток.

Именно за возрождение и сохранение традиций народного искусства соломоплетения Раиса Александровна отмечена президентской премией. Профессиональный путь начался с детства. Примером стала бабушка – знаменитая тогда ткачиха. Мама научила доброте и щедрости. В 10 лет маленькая Раиса поступила в художественную школу имени Ахремчика. Потом прошла обучение в Бобруйском училище и университете культуры. Где научили рисовать и видеть красоту. Там же впервые в руки попала соломка.

Раиса Раманеня:
Я считаю, что богатство, в принципе, не в том, что много денег. Ну что делать с деньгами? Пусть их много у кого-то есть, слава Богу, пусть так будет, потому что богатые люди нужны.

А я, может быть, человек, который обладает даже не богатством, а сокровищем каким-то. Потому что солома, знаете, меня вывела в люди. Она мне даёт вдохновение, она даёт мне возможность быть тем, кто я есть.
 

Использовать знания на практике мастерица пришла в Солигорский центр творчества и уже 37 лет передаёт свой опыт детям. Вместе с ними и другими мастерами Раиса Александровна заявляет о белорусской соломке на международной арене. Она же является членом Американской ассоциации плетения.

Раиса Раманеня:
Из соломы плетут практически во всём мире, она есть везде. Другое дело, кто как сохранил. В Англии до сих пор делают какие-то обереговые украшения: сплетают как-то колоски по-особому на свадьбу, на счастье. Где-то близко к ним Америка. В Венгрии есть свои особые украшения, в Сербии есть своя техника. Есть швейцарская техника кружевоплетения из соломы. То есть делали кружева из соломы, ведь не все могли позволить себе золотую нить. А солома была очень похожа на золото, её сплетали в тоненькие нитки и плели кружева, придумали свою технику – она такая необыкновенная. А у нас в Беларуси были знаменитые Царские врата, остались образцы до сих пор.

Её творческий почерк узнают из сотен. Идеальные формы, нежность и необычайно золотистый цвет – будто подтверждение мягкого характера мастерицы.

Это чувствуют и дети, которые стремятся попасть к ней на занятие. Благодаря труду Раисы Александровны и постоянным победам на конкурсах самых высоких уровней, её коллектив «Белорусский сувенир» признан заслуженным.

Раиса Раманеня:
Я каждому ребёнку стараюсь дать почувствовать уверенность в себе, в том, что ты достоин чего-то. Достоин того, чтобы восхищались твоей работой. Достоин того, чтобы тобой восхищались. И прежде всего, даже не столько твоей работой, сколько тобой самим. Потому что ты важен, как человек, как личность. Уверенность в себе.

Учить детей ещё очень важно преодолевать препятствия и терпеть поражения. Потому что поражения у каждого бывают. Но, к сожалению, есть такие моменты – иногда приезжаешь, я бываю иногда в жюри – и люди возмущаются: «Почему моему ребёнку не дали?» Они устраивают скандалы. И не понимают, что поражение нужно уметь пережить.

Я считаю, что всё то, чем мы сегодня занимаемся в центре детского творчества – это такое место (и наше, и другие), которое нужно сохранять и поддерживать. Потому что где ещё человеку оставаться человеком? Именно в таком – искусство, спорт. Как говорят аналитики, футурологи, учёные, социологи – за этим будущее. Если нас заменят машины, значит, нам, людям нужно будет заниматься искусством, спортом. И поэтому, конечно, очень важно сохранить всё это.

Раиса Раманеня – постоянный участник «Славянского базара». Её работы, представленные в городе мастеров, поражают самых знаменитых артистов. Этот год для мастерицы также победный. За соломенную куклу с васильковым акцентом жюри наградило первым местом.

 

Раиса Раманеня:
На «Славянский базар» я езжу с 1998 года. Мои головные уборы есть в коллекции (музея, наверное, сейчас) Людмилы Зыкиной. И Надежда Бабкина у меня покупала головной убор сама на «Славянском базаре». Мы ездили с ярмаркой-продажей.

И вот я стою и вдруг поднимаю глаза и вижу, что ко мне идёт Людмила Зыкина. Я просто была… Я онемела! Потому что такая великая артистка, моя мама любила её песни, и тут вдруг! Это было, конечно, потрясающе!  

А потом, года через два уже Надежда Бабкина ко мне пришла покупать головные уборы. Это тоже так было – она с такой свитой, всё такое. Но я уже после Зыкиной свободнее себя чувствовала с Бабкиной. Она посмотрела всё, сказала: «Я беру это, это». Потом ещё на второй день пришла, принесла мне свой альбом с фотографиями, подписала, автограф оставила. Было очень приятно, конечно.

 

Талант видеть красоту и создавать её проходит через всю семью Раисы Раманени. Например, дочка увлеклась швейным делом, а сын перенял от мамы усидчивость и любое дело теперь доводит до конца. Но первые в списке помощников у мастерицы – её внуки.

Раиса Раманеня:
Мои дети меня всегда поддерживают. Вот я сейчас ездила на «Славянский базар», мои дети меня сопровождали, помогали мне во всём и поддерживали меня. Поэтому я благодарю Бога за свою семью, она у меня замечательная.

И внук у меня – такой помощник! Ему сейчас будет 7, а уже 2 года назад, в 5 лет он ходил со мной на поле с ножничками, брал ведёрко и срезал мне колоски.

То есть мы на семена – рожь созревает, мы потом срезаем колосья. Вот он мне помогал. Другие люди помогают нам быть тем, кто мы есть, помогают нам быть, может быть, даже лучше. Мне повезло в этом плане, потому что я работаю с прекрасными коллегами, которые у нас в центре. И особенно большая удача в том, что у нас работает Николай Алексеевич Протасеня. Это замечательный человек, прекрасный мастер. Его человеческие качества, человеческие достоинства делают его незаменимым.