На ЖД-путях недалеко от Жодино нашли перемычки. Что это такое и чем опасно?

26.10.2020 - 21:30

Новости Беларуси. За сутки пять случаев экстремизма на железной дороге. Все вокруг Минска в разных направлениях, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

Все по инструкции экстремистского Telegram-канала из Варшавы. Так называемые перемычки дорожный мастер заметил во время обхода своего маршрута недалеко от Жодино.  

Павел Микулич, дорожный мастер Борисовской дистанции пути:
При проведении планового осмотра пути на перегоне Красное Знамя – Жодино мной была обнаружена медная проволока, являющаяся посторонним предметом. Поэтому моими действиями было убрать ее с пути и вызвать сотрудников милиции.

Перемычки «обманывают» автоматику, и все. ЧП.  

Руслан Довнар, начальник Борисовской дистанции пути:
Последствия этих случаев, которые были озвучены ранее, могут вызвать перекрытие сигнала. Тогда машинисту поезда придется применять экстренное торможение. В поездах следуют люди, перевозятся грузы.  

КГБ: экстремистские действия протестующих можно квалифицировать как акт терроризма

Евгений Пустовой, корреспондент:   
А если бы состав сошел с рельсов? А если бы в контейнерах был азот – отравление целых деревень? Или, например, столкновение пассажирских поездов – гибель десятков людей, причем вне зависимости от их политических взглядов. Простите, это не расшатывание режима, это война против народа.  

Loading...


«Решили закоротить рельсы». Евгений Пустовой о том, чем может закончиться диверсия на железной дороге



Новости Беларуси. В Беларуси участились случаи диверсий на железной дороге. Методы разные, цель одна – пустить под откос экономику, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Ситуацию подогревают деструктивные Telegram-каналы. Но наказание неотвратимо.

О том, что это не хулиганство, а спланированная акция терроризма, – Евгений Пустовой. Подробности в видеоматериале.

Евгений Пустовой, СТВ:
Под БЧБ против БелЖД. Радикалы вышли на тропу железнодорожной войны. Они этого и не скрывают.

Евгений Пустовой:
Останавливая поезда, они хотят остановить экономику Беларуси. Развернуто сказано, как нагадить, с помощью каких инструментов и как уйти от ответственности. Преступники еще и убеждают, мол, никаких ЧП не будет.

Нарушение контрактов, риск аварии и срыв графиков. Чем может закончиться диверсия на железной дороге?

Евгений Пустовой:
Железнодорожные диверсии – это один из инструментов войны. Невероятные воюют против своего народа. Это или маниакальная жажда хаоса, или заказная работа по расшатыванию страны. Или это мирные перемены? Им наплевать на белорусский народ. Им нужно остановить больше поездов. Им наплевать на методы. Предлагают использовать даже муляжи бомб.

Евгений Пустовой:
То есть все намного серьезнее, чем они пытаются преподнести. Так называемый «легкий» текст призывов не что иное, как манипулятивные технологи информационного воздействия на эмоции людей.

Поджигал на дорожном полотне камеры, присутствовал при замыкании рельсов на железной дороге и присутствовал при том, как били стекла в опорном пункте милиции. […] Для чего я это сделал, я пояснить не могу.

Евгений Пустовой:
Вы по-прежнему с ними? С лжецами, которые называют себя партизанами. С теми, кто хочет пустить под откос всю страну. Нарушителей находят и задерживают. Оперативные методы уже отработаны, да и население охотно помогает в поиске вредителей. Зарегистрировано свыше 120 фактов рельсовой войны. Возбуждено более полусотни уголовных дел. 

Политолог Ивановский о ЖД-диверсиях: это попытка перевода ситуации в республике в состояние ведения партизанской войны

Евгений Пустовой:
И неважно, положили проволоку или муляж бомбы, побили семафор или подбили кого-то другого на это преступление. Найдут и накажут. Огромные штрафы и реальные сроки заключения, неважно, делали ли это из-за идей охлократии или под действием наркотиков.

Евгений Пустовой:
Это кадры задержания группы брестчан, которая, помимо всего прочего, действовала на железной дороге. Это не подростки, а взрослые люди. Это серьезная ответственность.

Решили закоротить рельсы.

Кто коротил рельсы?

Я коротил рельсы.

Каким образом?

Проволокой.

Для чего вы это делали? Вы видели поезд, он ходит, – электричка, дизель?

Ну, издалека. Издалека я не видел, какой этот поезд, но уже предполагал по расписанию, что это может быть электричка.

Ну, что пассажирский, что люди там едут, понимали?

Конечно.

Понимали?

Да.

Для чего коротили?

Ну, для того, чтобы его остановить.

Евгений Пустовой: 
Порой от невероятности прямо искрит. Адепты разрушения страны предлагают повреждать даже высоковольтные провода. Ничего, что от доверчивых борцов лишь головешки могут остаться? А если по закону, за такие акты диверсии до 15 лет заключения грозит. Генпрокуратура уже предупреждала: те, кто хотел разрушить Белорусскую железную дорогу, основательно познакомятся с ней на этапах.