Когда исчезнут торговые разногласия между Беларусью и Россией, и что будет с белорусской молочкой. Мнение Михаила Мищенко

17.04.2019 - 19:39

Новости Беларуси. О расширении географии поставок белорусской молочки, диверсификации экспорта, а также о торговых отношениях Беларуси и России мы поговорим с гостем студии Новости «24 часа» – директором российского Центра изучения молочного рынка Михаилом Мищенко.

Насколько белорусская молочка важна для российского рынка?

Сергей Прохоров, СТВ:
Михаил Александрович, добрый вечер. Беларусь – один из мировых лидеров по экспорту молочной продукции. Только в 2018 году в нашей стране произвели 7 миллионов тонн молока, вскоре планируем выйти на 9 миллионов. Цифры внушительные, поэтому и рынки сбыта должны быть немаленькими. Поэтому мы, конечно же, обращаем свой взор на Россию. Отсюда вопрос к вам как к эксперту: насколько белорусская молочка важна для российского рынка?

Михаил Мищенко, директор российского Центра изучения молочного рынка:
Здравствуйте. Белорусская молочка важна для российского рынка, поскольку Россия сегодня имеет дефицит сырого молока, и этот дефицит составляет примерно 4,5 миллиона тонн – по итогам 2018 года предварительно. Понятное дело, этот дефицит надо чем-то восполнять, и в первую очередь восполняется это с помощью Республики Беларусь, поскольку мы являемся Союзным государством, между нами нет таможенных границ.

Сейчас даже российскому производителю сложно с «Меркурием», не говоря уже о белорусском

Сергей Прохоров:
Есть еще одна достаточно важная тема – это электронная сертификация. Насколько эта система синхронизации с «Меркурием» усложняет белорусскому производителю поставку товаров на российский рынок?

Михаил Мищенко:
Я думаю, что пока усложняет. Рано или поздно эта проблема будет как-то решена, но сейчас даже российскому производителю сложно, не говоря уже о белорусском.

Сергей Прохоров:
Беларусь и Россия находятся в Евразийском союзе. Но, казалось бы, единые для всех правила не всегда работают одинаково, в том числе и когда дело касается поставок тех же молочных продуктов. Что на ваш взгляд нужно сделать, чтобы эти правила все-таки работали?

Михаил Мищенко:
Опять же, здесь сложно говорить о каких-то неравных условиях по сравнению с другими. Понятное дело, что в данном случае Беларусь, являясь крупнейшим поставщиком молока на территорию Российской Федерации, если мы сравниваем с другими странами ЕврАзЭС…

Сергей Прохоров:
Несомненно, мы занимаем лидирующую позицию среди стран СНГ.

Михаил Мищенко:
Все остальные дефицитны по сырью. Все остальные, кроме Беларуси. То есть единственная страна, которая профицитна – это Беларусь. Понятное дело, что она имеет самое большое влияние на молочный рынок России. И, насколько я себе представляю, именно поэтому происходит открытие и закрытие тех или иных предприятий.

Яркий пример был в прошлом году, когда цена на сырое молоко в России существенно упала в ряде регионов. Была просто очень тяжелая ситуация на Урале, в Западной Сибири: цена падала, производители терпели серьезные убытки, кто-то вырезал скот. И, какие бы меры не предпринимало Министерство сельского хозяйства для поддержания, они были неэффективны. И мы помним, как в первой декаде года были закрыты поставки сырья из Беларуси – это конкретный пример.

Но, опять же, почему упала цена тогда в России? Это бумеранг санкций. Грубо говоря, мы в какой-то момент закрыли импорт сыров из ЕС, ЕС перенастроил свое производство на производство сухого молока обезжиренного. Это все сохранялось на стоках, на складах, и в итоге к 2017 году уже было перепроизводство в Европейском союзе. Они не могли это продать, цены серьезно упали. В итоге цены упали как бумеранг на сырое молоко во всем мире и в России в том числе. И Россия решила этот вопрос именно таким способом.

Сегодня мы видим, что Беларусь, например, в январе хорошо опустошила свои склады за счет поставок не на территорию России, и цена в России серьезно возросла. Мы видим это взаимодействие. Поэтому я думаю, что связано это именно с этим. И здесь очень важно понимать, что мы две страны, которые очень сильно зависят друг от друга. Здесь, конечно, нужно как-то договариваться.

«Как только Беларусь будет поставлять в другие страны больше молока, чем в Россию, мы с вами будем очень хорошо и мирно жить»

Сергей Прохоров:
Мы когда-нибудь придем к тому, что так или иначе часто возникающие торговые разногласия между такими близкими партнерами – Беларусью и Россией – исчезнут в конце концов раз и навсегда?

Михаил Мищенко:
Да, они исчезнут. Для этого нужно два условия. Первое условие – это наращивание производства собственного сырого молока в России, когда Россия будет меньше зависеть от Беларуси. И диверсификация поставок белорусской продукции в другие страны, когда Беларусь будет меньше зависеть от России.

Сегодня российский портфель в структуре экспорта Беларуси составляет 78 %. По законам маркетинга, если ваш покупатель покупает 30 % вашей продукции, значит, вы от него сильно зависите. Да, у нас может быть беспошлинная торговля совершенно свободная. Мы можем свободно пересекать границы. Но как только мы добьемся этих условий, как только Беларусь будет поставлять в другие страны больше молока, чем в Россию, как только Россия не будет в такой степени зависеть от Беларуси, мы с вами будем очень хорошо и мирно жить.

Сергей Прохоров:
Очень хочется в это верить. Михаил Александрович, спасибо вам большое за ваше мнение.

Михаил Мищенко:
Спасибо.

Loading...


О подготовке к параду 9 Мая и о ситуации в Беларуси в целом. О чём говорили по телефону Александр Лукашенко и Владимир Путин



Новости Беларуси. Днем 5 мая состоялся телефонный разговор Александра Лукашенко и Владимира Путина, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Президенты Беларуси и России обсудили весь спектр наиболее актуальных вопросов двусторонних отношений.

В том числе речь шла о подготовительных мероприятиях празднования 75-летия Великой Победы, о взаимодействии в рамках интеграционных структур (в частности, отдельные кадровые вопросы по линии Союзного государства).

Александр Лукашенко рассказал российскому коллеге о подготовке парада к 75-летию Победы и о ситуации в Беларуси в целом. Главы государств обменялись информацией относительно мер, которые предпринимаются в двух странах для борьбы с эпидемией.