«Наш долг чтить их память, приходить сюда». Митинг памяти воинов-афганцев прошёл в Минске

04.08.2020 - 16:08

Новости Беларуси. Ветераны за мир и спокойствие. Акция под таким названием прошла 3 августа в Минске, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Память тех, кто не вернулся домой с войны в Афганистане, почтили на Острове Мужества и Скорби в Минске. Здесь состоялся торжественный митинг.

Матери, вдовы и боевые товарищи героев возложили цветы и венки к памятному знаку. Ровно 24 года назад его открыл наш Президент.

Часовня со временем стала памятником всем белорусам, павшим на полях сражений, как своеобразная боль утраты в камне и бронзе. За 10 лет необъявленной войны с кровопролитных битв на земле Афганистана не вернулся 771 белорус.  

Анатолий Рухлинский, участник боевых действий в Афганистане:
Те ребята, которые уже никогда не поднимутся, наш долг чтить их память, приходить сюда. Закончу своим стихотворением:
Остров Мужества. Над водою ива косу распустила,
Словно мать седая голову склонила,
На гранитный камень ты слезу роняешь
И братишек павших с болью вспоминаешь.

Владимир Шоков, председатель Минской городской организации ветеранов войны в Афганистане «Память»:
В Минске сейчас насчитывается около 5 тысяч участников боевых действий в Афганистане, из них 4 600 прошло дорогами Афганистана. Остальные воевали в 14 военных конфликтах, которые проходили на территории мира. Сейчас наша задача – сделать все, чтобы молодежь перенимала наш опыт боевой, воспитывалась на боевых традициях, готовности защищать свою Родину, но никогда не применяла на практике опыт, который они получают.

За весь период войны через Афганистан прошли около 30 тысяч белорусов. Более полутора тысяч человек получили ранения, контузии, 702 вернулись домой инвалидами, 723 погибли. Хранить память о мужестве героев и не повторить ошибок прошлого – долг каждого из нас.   

Loading...


«Он выпил и зарыдал». Реальная история белорусского Джеймса Бонда в Афганистане



Новости Беларуси. В Беларуси к ветеранам Афганистана относятся с уважением. Как довод – в плен белорусы попадали реже всего. А вот с тем, кто освобождал советских шурави из лап террористов, познакомилась наша съёмочная группа.

О герое афганской войны, о том, кто создал новый облик понятия «чекист», о белорусском Джеймс Бонде – Евгений Пустовой.      

Советская Красная звезда и звезда Героя Афганистана. Он прошёл через пекло самой больной «горячей» точки на теле послевоенной Беларуси. Афганистан. Его мужество было на высоте вершин Гиндукуша, а перипетии службы­ напоминали извилистые дороги перевала Саланг.   



Владимир Гарькавый, ветеран КГБ, участник боевых действий в Афганистане:
Передо мной стояла очень специфическая задача, которую я до сих пор не могу озвучивать. Советником работал и всё.



В 70-е выпускник минского иняза попадет в поле зрения кадровиков госбезопасности, а затем на Лубянку. После школы КГБ – Балашиха. Альма-матер спецов нелегальной разведки. Мы восхищаемся киношной бравадой заграничных спецагентов, но вообще ничего не знаем о своих Бондах.

Из тысячи отбор проходили только три человека. Десятки тестов, тысячи головоломок. А уже потом – кузница разведчиков – это не эпитет, а реальное описание подготовки. Готовили защищать интересы Союза в любой точке мира. Для Гарькавого это стала нервная точка Ближнего Востока. Афганистан. Еще до того когда, о нём стали говорить вслух. 



Владимир Гарькавый:
Накануне событий меня и еще двух человек в составе группы якобы геологов отправили в Афганистан. Мы изучали обстановку, наносили на карту все объекты, которые нам ставили как задачу.

Геополитику изучали в разведшколе. Были в курсе всех конфликтов между родами и племенами этнически пёстрого, как восточный базар, Афганистана. Летоисчисление – от рождества Мухаммеда, а нравы, как и время, 14 век – Средневековье.

Хотя внешнеполитический курс куда более изощрённый. Политическими интересами Хафизулла Амин торговал, как опиумом в дукатах, из-под полы. На стол политбюро ложится план шторма 333. Среди участников – фамилия Гарькавый. В бой идут советский КГБ и спецназ ГРУ.    

Владимир Гарькавый:
Там «Зенит-1» был, «Зенит-2» был и группа из главного разведывательного Министерства обороны, тогда Советского Союза «Гром».

Это была первая гибридная война. Правители необузданного афганского народа военную помощь у Кремля просили 20 раз! В Афганистан входит ограниченный контингент, а Владимир Гарькавый, вернее немецкий эмиссар Вольф или проверенный мусульманин Нури в доверие моджахедов. Имена и легенды разные, но цель у офицера госбезопасности была одна: вытащить из плена наших ребят. И так четыре года.

Владимир Гарькавый: 
Моя первая миссия была по освобождению нашего белорусского парня Колоса. Он не понимал, что происходит, и когда его привели ко мне, я ему говорю: «Ты среди своих, не переживай!» У меня с собой фляжка была спиртного, я дал ему выпить, он выпил и зарыдал. Я освободил 6 человек из плена.



Порядок тогда держался  только на штыках необкатанных, но храбрых шурави. А вот нашего героя и местный слуга травил, и бомбы замаскированные подкладывали под машину, а в бандах вообще неверный жест – и провал. 

Но самое страшное для европейца было видеть казни накачанных наркотиками воинов Аллаха.

Владимир Гарькавый:
«Красный тюльпан» я четыре раза видел. Специалисты знают, что это такое. Это когда человека подвешивали живьем за ноги, накачивали наркотиками и пытали.            

Возмездие было совершено руками нашего земляка. Вот именно такие профессионалы-разведчики самую затяжную войну Советского Союза из интернациональной авантюры превратили в первую антитеррористическую операцию.

Владимир Гарькавый:
Мы заложили взрывчатку, рядом находился склад с боеприпасами. И под удобным предлогом, чтобы нам живыми выйти, мы взорвали 17 человек.


          
Чекист-полиглот о себе говорит мало и неохотно. Хотя рассказать может на немецком, фарси, пушту и дари. Некоторые подробности под грифом молчания до сих пор. Даже самый близкий человек – супруга – правду узнала спустя два десятилетия из книги.   

Там, где небо касается гор, коснулось и его сердца. Разведчик стал писателем. Владимир Гарькавый настолько постиг тонкости исламского мира, что востоковед-практик смог уговорить бизнесменов-мусульман помочь в восстановлении православной святыни Беларуси – Креста Евфросинии Полоцкой.

А свой крест наш земляк, наш герой вынес. Как бойцов из-за речки. Но память о таких  храбрых шурави там до сих пор жива.