Нереволюционное внедрение нового: рассказываем о 7 главных направлениях развития белорусского образования

03.02.2019 - 20:32

Новости Беларуси. Образование. Сфера, близкая каждому, а оттого настолько чувствительная. Любое кардинальное изменение здесь может привести к непредсказуемым последствиям, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Но мир меняется настолько быстро, что нужно не просто идти в ногу со временем – желательно на шаг впереди. Особенно когда речь об образовании. На неделе к перспективам развития национальной системы образования вновь вернулись на самом высоком уровне. Главный посыл: ломать ничего нельзя, но совершенствовать – жизненно необходимо. Корреспондент Юлия Бешанова продолжит.

Совещание во Дворце Независимости больше походило на проверочную работу для чиновников. Начали разговор с ревизии выполнения поручений главы государства: что удалось сделать, а что пока так и осталось задачей с двумя неизвестными.

«Учебные программы»

Сын Жанны Шавель с первого класса мечтает стать участковым. Но на день открытых дверей в ВУЗ юноша не попал. Делегировал маме. Учебная нагрузка настолько высока, что не дает расслабиться и отвлечься школьнику даже в субботу.

Жанна Шавель, мама абитуриента:
Очень загружен. Даже я смотрю, как наша была программа – теперь очень много лишнего. Та же самая биология, в географии. Совершенно это не нужно. Бывает так: мы ложимся – он еще сидит, потому что успеть надо. И, бывает, встаю, он еще сидит.

Чтобы учение не превращалось в мучение, школьные программы должны стать «подъемными» без родительской помощи и репетиров. Эту задачу уже решают: по обновленным планам учатся ребята с 1 по 8 класс. Сложные предметы перенесли на старшую школу, убрали дублирующие параграфы. Но до «десятки» работа над ошибками еще не дотягивает.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Образование должно быть жизненно. Я предупреждал по школе: мне здесь просто, я каждый день, можно сказать, учусь и я вижу, что там происходит. Похоже, математиков готовим одних только. Понятие в математике должно быть, потому что мы в жизни всегда сталкиваемся с математикой. Но в великих математиках меньше всего потребность! И это не главное. Главное, что их много быть не может.

Великий математик – это редкость, а мы под эту редкость начинаем косить всех. Мы в школе начинаем математику преподавать так… Я не хочу говорить избитую фразу: «Родители не могут разобраться в решении задач и примеров». Ну, не могут и не могут. Потому что родители такие. Мы – главное – этим самым отпугиваем детей от этой математики и от учебы в школе.

Недавно я посмотрел, как в восьмом классе изучают биологию. Слушайте, полкурса – черви! Строение, жизнедеятельность. Ну ладно, для продвинутых, пусть на соображение у них будет. Слушайте, я про этого червя, живя в деревне и видя его, особенно после дождя… Почему червь выползает во время дождя на поверхность? Потому что дышать надо. Больше я не знал ничего. И ничего, и жил нормально. Да, надо знать про это несчастное существо, которое мы видим каждый раз, но зачем его дотошно изучать?

И так по другим направлениям. И я думаю: господи, а мог бы мой ребенок, будущий гражданин Беларуси, без этого обойтись? Конечно, мог. Я обхожусь – Президентом стал, не зная, что такое червь так, как вы изучаете. Но если ты биолог будущий, если ты биологию взял за основу, если там еще что-то у тебя – да, это надо. Но сколько таких у нас?

«Учебники»

Вслед за программами обновят и учебники. Серьезный материал простым языком – таким должно быть учебное пособие нового образца. И вот они, новые издания. За три года – 144 книги. К 1 сентября в портфелях окажется еще 73 обновленных экземпляра.

Людмила Романовская, заместитель директора Национального института образования по методической работе:
Они яркие, в них очень интересные иллюстрации. Кроме этого, ученик может оживить лабораторный опыт, используя смартфон или планшет.

Дополненная реальность. Одним словом, все фишки в руки юным исследователям, только бы поддержать интерес к наукам. Современным детям трудно воспринимать пространный текст. Исследования доказали: школьник способен воспринимать предложение, в котором не больше восьми слов. А сделать компактное изложение материала очень непросто. Выручают насыщенный иллюстративный ряд, компьютерное сопровождение, которое позволяет «прогуляться», например, по Версалю.

Людмила Романовская:
Все новые учебники у нас снабжены так называемыми QR-кодами. Можно отсканировать QR-код и выполнить интересное интерактивное задание: заполнить тест, кроссворд.

Очень активно используем в своих учебниках и элементы дополненной реальности. Они встречаются, скажем, в учебниках по искусству. Или в учебнике биологии можно оживить 3D-модели (их там 22) для того, чтобы можно было внутреннее строение, скажем,  лягушки или ящерицы рассмотреть в различных ракурсах.

За 11 лет школьники используют около 150 учебников (не считая дополнительной литературы). Если составить их друг на друга, получится кипа выше человеческого роста. Чтобы книги не пылились в стопках, они должны быть написаны живым доступным языком, без показной учености и туманных обобщений. Вызывать интерес и желание открывать новое.

Александр Лукашенко: «Я отношусь к учебнику как к иконе»

«Труд и физкультура»

Это учебный кабинет отделения допрофессиональной подготовки школьников. Здесь ребята получают профессию повара.

В профлицее Минска № 5 точно знают, как научить школьника работать не только головой, но и руками. Здесь организовано то, что люди постарше помнят как УПК. Каждый год набирают почти тысячу ребят из 21-й школы города. Продавец, повар, цветовод, электромонтажник, помощник воспитателя – всего 14 направлений. Конечно, начинают с теории. Но в целом курсы основаны на практику в различных учреждениях Минска.

Светлана Клишанец, заведующий отделением профессиональной подготовки школьников Минского государственного профессионального лицея № 5 транспортного строительства:
Чтобы понять, готов ли ты к себе применить эту профессию, ты должен ее попробовать. Поэтому столяры у нас утопают в стружке. Медицинские регистраторы, как видели, проходят практику от БСМП до детских и взрослых поликлиник. Повара задействованы в комбинатах школьного питания. На выходе из школы они получают свидетельство государственного образца с присвоенным разрядом по конкретной профессии.

Без труда, как известно, не вытащишь и рыбку из пруда. Уроки, на которых учат элементарным бытовым вещам, не просто полезны – познавательны для школьников всех возрастов. Кто-то станет великим ученым, кто-то выберет рабочую профессию. Но всем без исключения придется самостоятельно обустраивать быт. И тут уже необходимость навыков «гвоздь забить» и «обед приготовить» даже не обсуждается.

С 2018 года профессиональную подготовку получают десятиклассники. В 2020-м освоить профессию, не отходя от школьной доски, смогут и выпускники.

Александр Лукашенко:
Жуть! Я не знаю, как они женятся. Почему их жены выгоняют из дома, бросают, семьи рушатся? Да потому, что он делать ничего не умеет! Он лампочку не может завернуть в люстру. Он не может элементарно починить чайник или кофеварку какую-то – он не может понять, почему она не работает. Он не знает, какой стороной гвоздь забивать в доску. Я уже не говорю о том, что он не знает, что такое рубанок, фуганок, стамеска, долото, молоток, топор, и как работать ими.

Этому же нас научили в школе. Почему же мы на это забили, и нашим детям это не надо? Почему мы так относимся к детям? Почему девчонка не знает, как поджарить яичницу? Почему она пуговицу пришить не может?

«Итоговая аттестация и вступительные экзамены»

К экзаменам школьным я готовлюсь каждый день. Что касается централизованного тестирования, у меня занятия проходят в выходные. Я также готовлюсь самостоятельно, хожу на курсы. Неделя вся загружена.

Вся неделя у меня полностью загружена. То есть курсы, тренировки, еще раз курсы, репетиторы. ЦТ – обществоведение, белорусский и английский. По всем предметам надо готовиться, чтобы набрать не меньше 250 баллов.

К экзаменам ты относишься серьезно. Но больше сил и больше морально готовишься к ЦТ. Потому что ЦТ определяет будущее, потому что по баллам ЦТ ты проходишь куда-то дальше. Школьный аттестат играет роль, но не особо большую.

Эти ребята – без пяти минут выпускники. Впереди итоговая школьная аттестация и вступительное тестирование. Экзамены разные, что добавляет трудностей в подготовке. О форме испытаний спорят давно и много. Скептики и вовсе предлагают отменить их в школе. Но здесь напрашивается аналогия: перед тем, как получить водительское удостоверение, человек сначала сдает экзамен в автошколе, а уже потом – в ГАИ. Так же и в системе образования: выпускные как первая проба ученика на стрессоустойчивость.

Александр Лукашенко:
Мы этим самым готовим его к поступлению в вуз. Он поймет, что такое экзамен. Надо добродушно, надо порядочно относиться к этому человеку. Определить, сколько экзаменов. Мы же сдавали за 10 классов, по-моему, семь или восемь экзаменов там было. И ничего, не умерли. Поэтому по итогам средней школы должно быть определено, сколько будет экзаменов, какие будут экзамены. Это же встряска для учащихся, и это праздник с другой стороны.

И уже по экзаменам для поступления в вузы еще раз надо вернуться, постоянно надо смотреть на наше это тестирование. Посмотрите, сколько мы, после того как ввели тестирование, сделали отступлений нужных для жизни, чтобы не угробить талант.

Не всегда чистое тестирование может дать представление преподавателям, которые набирают в вузы абитуриентов, о его жизненном уровне, о его знаниях. О его, главное, способностях на будущее. Бывает, у него не очень знания, сельский парнишка или девчонка, но мы видим его потенциал, что завтра он даст результат.

«От теории к практике»

В конце XX века высшее образование стало массовым. Во многом это был запрос рынка труда – без диплома никуда. Вот и получилось, что не у дел оказалось огромное число юристов, экономистов. Равенство решилось, когда была выведена новая формула набора студентов в вузы: готовить специалистов под потребности экономики. Но это не касается экспорта образования. Белорусские вузы как путевку в жизнь вбирают студенты из более чем сотни стран.

Игорь Карпенко, министр образования Беларуси:
Набор осуществляется под потребности национальной экономики в первую очередь, под потребности конкретных заказчиков кадров. Если в 2011 году у нас обучались 430 тысяч студентов, то сегодня – 283 тысячи. Вместе с тем мы увеличили, например, наборы на ряд специальностей, которые востребованы национальной экономикой. Например, под IT-страну – это увеличение набора на IT-специальности.

Но даже молодые специалисты с красным дипломом рискуют попасть в замкнутый круг. Есть образование, которое можно предложить потенциальным работодателям, но нет опыта. Есть вещи, которые трудно изучить, сидя на университетской скамье. Значит, вузы должны выпускать сразу опытных сотрудников. Уверенно идем по этому пути. Сократили сроки подготовки. Теперь, чтобы освоить 320 из 380 специальностей, потребуется четыре года. Еще полсотни – на полгода-год больше. И лишь девять самых сложных профессий – например, медицинских, требуют изучения на протяжении шести лет.

Александр Лукашенко:
Мы договорились о том, что буквально если не с первого, то со второго курса нужно окунуть студента в ту практическую деятельность и действительность, с которой он столкнется после получения высшего образования. Как у вас модно говорить, сделать обучение практикоориентированным. Я уже говорил: лучше пусть он уйдет со второго курса, когда почувствует, что не туда попал, чем получит диплом об образовании и ни дня не поработает по специальности.

«Последипломное образование»

Марине Ильиной, сегодня директору столичной гимназии, предлагали учиться в магистратуре сразу после выпуска. Отказалась. Уже тогда понимала: для научной работы нужны годы практики. И только теперь, спустя четверть века, созрела. Накопленный опыт плюс внедрение в гимназии новых технологий – педагог готова сказать свое научное слово.

Марина Ильина, директор гимназии № 10 г. Минска:
Магистрант должен четко понимать, для чего он идет в магистратуру. Сегодня я вижу цепочку, для чего я пошла в магистратуру. Мне достаточно было тех знаний, которые я получала в своем вузе, для того, чтобы работать в профессии. А сегодня уже для обобщения опыта, для издания или нахождения новых перспектив в развитии, в управлении образованием в своем учреждении образования я хочу заниматься научной деятельностью.

Магистратура – это второй уровень высшего образования. Раньше оно было «сплошным»: пять лет – и вы дипломированный специалист. Теперь четыре года бакалавриата плюс два года магистратуры. Веяние принесла болонская система. И вот уже некоторые уверены: бакалавры – это всё равно что недоучившиеся студенты.

Александр Лукашенко:
Я категорически вам запрещаю подобным образом строить систему образования. У нас есть система образования нормальная: человек закончил вуз, он получил высшее образование, как мы с вами, сидящие здесь, – иди, работай. Я не против магистратуры, но в магистратуру должны идти самые способные и желающие дальше получать образование, заниматься: а) наукой, б) преподаванием.

«Педагогические кадры»

Но учебники, программы – это всё надстройки. Выражаясь языком Митрофанушки, это «прилагательно». «Существительно» – учитель. От его работы в первую очередь зависит уровень знаний школьников. Для успешного труда, естественно, нужно создавать комфортные условия. Превратить профессию педагога из ремесла в творчество.

Александр Лукашенко:
Мы на приемлемый уровень вывели зарплату учителям. А если учитель еще хочет заработать чуть больше, надо пошевеливаться. Школа имеет возможность доплатить. Учитель у нас уже за 900 рублей получает в среднем. Опять я хочу, чтобы услышали: в среднем.

Может, надо молодежь где поддержать, может, еще что-то. Смотрите, чтобы вы дошлифовали зарплату. Нельзя учителя обижать – это наша опора, это наша основа. Без учителя ничего быть не может, ни сегодняшнего дня, ни завтрашнего.

Вывод большого разговора во Дворце Независимости – изменениям в образовании быть. Но острожным, потому что заповедь «не навреди» в этом деле очень важна. В системе обучения ключевое – найти золотое сечение: не держаться за сохранение старого, но и ратовать за радикальные перемены. В приоритете нереволюционное внедрение нового.

Loading...


«Стать педагогом было моей детской мечтой». Почему парни идут в учителя?



Валерия Борисевич, корреспондент:
В этом году стены БГПУ буквально трещат от количества парней. Видимо, скульптура «Учительница первая моя», действительно, помогла исполнить желание новоиспеченных педагогов.

Профессия педагога становится всё более популярной среди парней, и в этом году на некоторых факультетах молодых людей оказалось практически столько же, сколько и девушек! К примеру, на факультет физического воспитания поступило почти 60% юношей, на физико-математический – 40%. Настоящим рекордсменом стал исторический факультет – преподавать историю захотели более 60% представителей сильного пола.

Александр Жук, ректор БГПУ им. М. Танка:
Все понимают, что сегодня это стабильная профессия с хорошими условиями труда, со стабильной заработной платой и с рядом других преимуществ: двухмесячный летний отпуск.

Как утверждают эти парни, получить профессию педагога – их мечта. После окончания университета Артём будет пятым учителем в семейной династии. Только по материнской линии у юноши девять педагогов, из них четверо – мужчины. Однако встать на педагогический путь Артёма вдохновили не только родители, но и школьные учителя.

Артём Кастелей, студент факультета естествознания БГПУ им. М. Танка:
Я все детство наблюдал, как моя мама и бабушка работают, и я знал, что хочу с пылкостью отнестись к своей будущей профессии и хочу работать в школе.

Сейчас в Беларуси более 70 тыс. педагогов, и их число постоянно растёт. В 2019 году освоить профессию захотели более 4 тыс. абитуриентов, это на 500 больше, чем год назад. К примеру, средний конкурс в педагогическом вузе – более двух человек на место, а на некоторых специальностях он и вовсе доходил до 10. Студентами в БГПУ довольны: на всех факультетах собралось более 150 медалистов и обладателей красных дипломов.

Евгений Бондарович, студент исторического факультета БГПУ им. М. Танка:
Дело в том, что стать педагогом было моей детской мечтой, которую я, наконец-то, смогу осуществить. Две мои прабабушки были педагогами: одна – русской литературы и языка, вторая – белорусской литературы и языка. Я думаю, это как-то генетически передалось.

Антон Лещинский, студент филологического факультета БГПУ им. М. Танка:
Педагог – это профессия от Бога, ее надо выбирать душой и чувствовать, что ты это, действительно, хочешь. У меня есть брат, сестра, я их учу чему-то и понимаю, что я им приношу пользу: даю знания, которые они смогут применить в реальной жизни. Я понял, что мне надо идти сюда на филологический факультет, на мою специальность, я буду учить языки и играть на пианино.

Михаил решил поступить на физико-математический факультет ещё и из-за любви к робототехнике. Занятия в университете только начались, а юноша уже допоздна пропадает за сборкой моделей для будущих роботов.

Михаил Раевский, студент физико-математического факультета БГПУ им. М. Танка:
Даже самые знаменитые ученые, как Эйнштейн, без своих педагогов ничего бы не смогли. Когда я зашел в этот кабинет и увидел этого слона, то сразу понял, что должен построить такого же. Я поставил себе цель и собираюсь идти к ней.

Как утверждают специалисты, престиж профессии учителя растет! И во многом, от этих юношей и девушек – нынешних студентов педагогических вузов – зависит качество образования современных школьников в будущем.